Блоги

Блог главного редактора: интервью с Анжеликой Тиманиной

Олимпийская чемпионка по синхронному плаванию Анжелика Тиманина рассказала Ксении Вагнер о своем детстве, хобби и главных бьюти-секретах.

реклама
AD

Анжелика Тиманина

Как складывается ваш обычный «тренировочный» день?
У меня и моих коллег сумасшедший график, я не побоюсь сказать, что синхронное плавание – один из самых тяжелых видов спорта. Это не просто танцы на воде, ножками помахали и всё… У нас тренировки примерно по 10 часов в день. Мы уезжаем за город, на сборы, живём там. У нас один выходной в неделю. 
Встать – в 7 утра, позавтракать, собраться-одеться. С 8 утра – тренировки. Перерыв на обед 1,5-2 часа, и до 11 вечера снова тренировки. У нас перед Олимпиадой был рекорд, мы вышли с тренировки в полдвенадцатого вечера. При этом мы с обеда не ели… Люди в полдвенадцатого уже спать ложатся, а мы в воде сидим, делаем прогоны.
Причем в воде холодно, очень холодно. Мы долго боролись с руководством, чтобы сделали теплую воду. 
Как вы переживали травмы? Ведь спорт – это своего рода наркотик. Как отказаться от него на время?
Это огромный наркотик. Но у меня не было выбора, мне сказали: либо ты выходишь из сборной и не едешь на чемпионат мира, либо ты терпишь и делаешь все так же, как остальные. 
А как так делать, если тебе больно?
А сзади тебя стоит рота девочек, которые встанут и сделают. И тут уже от тебя зависит, будешь ты это делать или нет. Я через это прошла. Я два года тренировалась с травмой. У меня проблема с кистями, и я на каждую тренировку их бинтовала – чтобы не чувствовать боли. Когда такие вещи происходят, это, наверное, испытание. И оно показывает, насколько ты чего-то хочешь, как ты стремишься к цели. Я знаю людей, которые не продолжили бы на моем месте заниматься спортом. Но я твердо решила, что боль не должна помешать мне исполнить мою мечту. 
Кто привел вас в спорт? 
Родители. У меня очень спортивная семья. Сестра, например, мастер спорта по спортивной гимнастике. И мама занималась спортом, и папа. Мама – бальными танцами, папа – футболом. Я сама из Екатеринбурга, и когда у нас только открылась школа синхронного плавания, родители меня спросили: «Не хочешь научиться танцевать на воде?» Прямо так и сказали. Я сказала, что хочу. Мне было 5 лет. Я пришла, меня сразу отобрали, взяли на тренировку в этот же день. Не могу сказать, что мне сразу понравилось, у меня были перебежки в балет и другие виды спорта, но я вернулась. И когда у спортсмена начинает получаться, конечно, он начинает любить свой вид спорта. Став лидером команды в Екатеринбурге, я поняла, что хочу идти дальше. 
Ваша жизнь отличалась от жизни девочек-одноклассниц?
Да, очень сильно. Детства не было. Не было прогулок, посиделок во дворе, дней рождений, кино. Было как-то не до этого. Я училась в школе, потом ехала на тренировку, приезжала домой, делала уроки, ложилась спать. Всё.
А как же подростковые влюбленности? 
А какие? В 15 лет я переехала одна в Москву. Мне было не до мальчиков, нужно было как-то обустроиться. Я жила своей мечтой и целью и даже не задумывалась об этом. 
Вы говорите, что пока вы детей не планируете, впереди Олимпиада. Но когда у вас будет дочка или сын, вы отдадите их профессионально заниматься спортом?
Я думаю, да, но нельзя предугадать, станет ли спорт для ребенка профессией. Будет у него получаться или нет. Я точно не буду над ним стоять и говорить: ты должен, ты должен, ты должен. Мне самой родители говорили: нравится – продолжай, не нравится – уходи. Когда родители давят на ребенка, ему ничего не хочется.
Кто из сегодняшних спортсменов вас вдохновляет?
Сложно кого-то выделить, потому что каждый успешный спортсмен вдохновляет. Я могу выделить одного человека, Машу Шарапову – и не только как спортсменку, но и как человека. Она много тренируется и всегда приносит России результат, а не просто пиарится. Плюс она – бренд, который известен во всем мире, и это круто. 
С вашей точки зрения, насколько победа в спорте определяется физическими усилиями и насколько характером? 
Без характера, конечно, не будет результата. По себе могу сказать, что я не всегда была самой сильной. Я была когда-то одной из слабейших. Но упорная погоня за мечтой принесла результат. Были девочки, которые были сильнее, были уверены, что они будут олимпийскими чемпионками. Но на каком-то этапе они ушли. Кто-то по здоровью, у кого-то моральных сил не хватило. А я Телец, я упертая очень. 
Что, по-вашему, было самым сложным, когда вы начали заниматься, а что сложно сейчас?
Когда я переехала в Москву, у меня не было ничего, я жила в общежитии, ездила на метро, таскала сама свои чемоданы. У меня не было ни родственников, ни друзей. Конечно, это было сложно. Меня это воспитало, закалило. Я очень самодостаточная. И знаю, что ничего невозможного нет. Главное – работать, стараться, хотеть этого. Всё получится. 
У вас был перерыв в тренировках. Что вы сделали в первые две недели, когда ушли на каникулы, что вам до этого нельзя было делать?
Ммм… Поела хорошо, конечно же. Сходила по магазинам... В первый же день в Лондоне купила супердорогую сумку Chanel, которую очень хотела… Я люблю путешествовать, узнавать что-то новое. Я экстремалка. Естественно, когда тренируешься, эксперименты нежелательны, даже кататься на мотоцикле не стоит. И я после Олимпиады села на мотоцикл. А еще сделала татуировку.
А татуировки почему нежелательны?
У нас запрещено. Там, где купальник, можно, а там, где голое тело, нельзя. 
А у вас где?
У меня на ребрах, ее не видно. Маленькая. Я хотела не просто так сделать тату, а к чему-то «привязать». И вот я как раз привязала её к Олимпиаде, потому что это была мечта всей моей жизни. Она на мертвом языке, её никто не может прочитать, и я её не расшифровываю, это очень личное... Даже те, кто знает латынь, лишь примерно поймут, в чем смысл. 
Спорт - это постоянные ограничения и самоконтроль. Психологически это очень сложно. Потому что «нельзя» и «сам не разрешаю» - это разные категории. Как вы справляетесь с этим психологическим давлением? 
Я даже не знаю. Когда я на какое-то время перестала тренироваться, я все себе разрешила. Даже когда у меня с животом проблемы случились… Из-за стресса, не из-за питания. Мне сказали, что можно есть одни каши, я послушала и думаю: «Опять ограничения? Нет! Не смогу!» А когда тренируешься… Ты просто знаешь, что не надо, – и не делаешь. 
Профессиональный спорт влияет на фигуру. Не знаю, может, вам повезло. Но у меня есть ряд спортсменок знакомых, которые что-то не могут носить из-за широких плеч.
У меня реально комплекс по поводу моих плеч. То есть я не могу надеть платье без бретелек. Мне все говорят: «Да все нормально!», а я не могу. Но недавно я снялась в рекламной кампании «Дикой Орхидеи». То есть стала лицом, но… телом бренда. И получилось очень красиво. 
Кожа в бассейне же ужасно сохнет. Как вы с этим боретесь?
Самое ужасное, что чем бы ты ни мазался, кожа все равно пахнет хлоркой. Недолго, часа два, но если идешь куда-то после тренировки, этот запах мешает. Пожалуй, это самая большая драма. Я постоянно пользуюсь кремом для тела La Mer и ничего страшного ни с кожей, ни с волосами не происходит. Единственное, у меня они меняют цвет. Когда я плаваю в бассейне, мой натуральный цвет (я ни разу не красилась) начинает темнеть, зеленеть. Но на солнышке все нормализуется. 
У вас очень красивый макияж сегодня. Это вы сама так накрасились?
Сама, да. Я сначала полностью закрашиваю губы карандашом, а потом помаду наношу. Я очень люблю красную помаду и пользуюсь ей даже утром. Моя любимая – Armani. Еще мой пунктик – брови: я люблю, когда они четко очерчены. Я очень долго искала карандаш, все перепробовала и вот купила Tom Ford. Теперь только им пользуюсь. Тональными средствами я не пользуюсь, но сейчас на мне ВВ-крем, Garnier за 200 рублей. В него я просто влюбилась и все… Как в спорт. 

реклама
AD