Блоги

Блог редакции: как подготовиться к полумарафону

За семь недель редактор Allure Екатерина Панина научилась бегать так, что справилась с дистанцией в двадцать один километр. О том, чего ей это стоило и как бег изменил ее жизнь, этот дневник.

реклама
AD
Все мои юношеские попытки выйти на пробежку заканчивались одышкой, болью в мышцах и ужасным настроением. Именно поэтому на предложение школы I Love Running научить меня бегать и даже подготовить к забегу в двадцать один километр я сразу ответила согласием. Это был вызов. Самой себе. 
Школа I Love Running появилась после того, как несколько лет назад бизнесмен Максим Журило, тогда еще далекий от спорта человек, вышел на улицу и решил пробежать полтора километра. Справился он с большим трудом. Разозлившись на самого себя, он за пару лет подготовился так, что сумел преодолеть несколько марафонов и шестнадцатичасовые соревнования по триатлону – Ironman. Но и этого ему показалось мало. 
Собрав несколько таких же «ранноманов», он открыл собственную школу с простой и понятной концепцией: подготовка к участию в полумарафоне или марафоне за четырнадцать занятий под руководством профессионального тренера. В сентябре 2012 года на первое занятие пришло пятнадцать человек. Сегодня желающих узнать, как бегать правильно, куда больше. Я стала одним из шестидесяти участников группы, часть которой готовилась к полумарафону в Ницце, а часть – к забегу в Мадриде. 
Первая неделя 
«Бежим два километра трусцой!» – слова тренера Влада Мелькова прогремели в моих ушах, как выстрел стартового пистолета. Так мастер спорта и неоднократный призер чемпионата России по бегу безжалостно отправил в бой очередной отряд новобранцев. 
C заданием тренера я в тот день справилась – от страха, видимо. После забега даже выполнила норматив по приседаниям и отжиманиям. На сле­дующее утро проснулась от cигнала эсэмэс. На дисплее смартфона светилась цитата из Милорада Павича: «Если движешься в том направлении, в котором растет твой страх, значит, ты на правильном пути». Так в школе I Love Running мотивируют учеников – отправляют высказывания великих для поддержания боевого духа. 
Мы тренировались по полтора часа два раза в неделю и перед каждой тренировкой получали такие сообщения. А на электронный адрес регулярно приходили письма с подробным описанием плана занятий и домашним заданием: бег трусцой – тридцать минут, упражнения на пресс, ноги и т. д. В группе на Facebook можно было общаться с другими «безумцами» и получать консультации врача. Первую тренировочную неделю я закончила со смешанными чувствами. Бегать, как оказалось, я могу, но вот хочу ли?.. 

Плеер, наушники и прочие гаджеты я исключила на втором занятии. На беговой дорожке музыка задавала темп и развлекала, а на стадионе сбивала и мешала сконцентрироваться. Началась настоящая война между мной и бегом. Битва за каждый шаг вперед и взмах руки.

Вторая и третья недели 
«Не беги слишком быстро!», «Ровнее корпус!», «Смотри вперед, а не под ноги!» – кричал тренер, пока я боролась с очередным кругом в четыреста метров. Мне предстояла долгая и кропотливая работа над ошибками. Я тратила очень много энергии на бег: активно размахивала руками, высоко поднимала колени, старалась бежать быстрее и под ритм музыки – мне казалось, что так правильнее. 
Плеер, наушники и прочие гаджеты я исключила на втором занятии. На беговой дорожке музыка задавала темп и развлекала, а на стадионе сбивала и мешала сконцентрироваться. Началась настоящая война между мной и бегом. Битва за каждый шаг вперед и взмах руки. 
За сорок минут бега трусцой – таким было задание на третьей неделе – я несколько раз умоляла собственные ноги пробежать еще метр. К концу недели я впервые испытала чувство, которое заставляет многих отрываться от подушки в шесть утра, надевать кроссовки и выходить на улицу. Я поняла, что бегу. Легко, свободно, без тяжелого дыхания и сумасшедшего пульса. Я больше не смотрела на других и не пыталась догнать более шустрых, нашла свой ритм и перестала испытывать комплекс, что бегу не так быстро, как все. Психологически это было непросто, но оказалось не менее эффективно, чем советы тренера. 

К концу недели я впервые испытала чувство, которое заставляет многих отрываться от подушки в шесть утра, надевать кроссовки и выходить на улицу. Я поняла, что бегу.

Четвертая и пятая недели 
Начался самый сложный этап подготовки к полумарафону. Со стадиона мы переместились на открытую арену «Лужников». Предстояло непростое задание – интервальный бег двести–четыреста–шестьсот метров. 
На эту тренировку коллеги провожали меня сочувственными взглядами. Все недоумевали, как можно бегать, когда объявили штормовое предупреждение, на улице минус два и валит снег с дождем. Я ждала спасительного сообщения, что тренировку отменят, но вместо этого получила: «Только камнепад сможет нас остановить». Мысль о предстоящем полумарафоне заставила взять спортивную сумку и все-таки вый­ти из офиса. 
Хлюпая кроссовками по слякоти, я боролась за каждый километр. Физически мне было тяжело как никогда. С заданием я справилась, но мотивация пропала. От позитивных эмоций первых недель не осталось и следа. Окончательно добили цифры на весах: за пять недель тренировок я не похудела ни на грамм. А икры стали даже крупнее – почти как у футболисток. 

Шестая и седьмая недели 
До главного старта оставалось всего четырнадцать дней. Все советы, которые мог дать тренер, были даны еще на первых трех занятиях. Теперь шла тяжелая в моем случае и монотонная работа на выносливость. Засекаем на часах время и отправляемся на восьмидесятиминутную пробежку по территории «Лужников». Тренируемся бегать так, чтобы можно было на ходу без усилий разговаривать с друзьями по группе (у меня их, кстати, появилось немало – испытания сближают!). 
За неделю до полумарафона я пробежала первые в своей жизни десять километров. Без остановок, одышки, боли в ногах. Как объяснил тренер, это оптимальное количество километров для тренировки до основного старта. Репетировать заветную дистанцию в двадцать один запрещено – слишком большая нагрузка. 
Ницца. Полумарафон 
Старт назначили на девять тридцать утра. Я проснулась до будильника, волнуясь, как перед вступительными на журфак. Чашка горячего чая и плотный завтрак с большим количеством углеводов – обязательная часть программы любого марафонца. Ровно в девять я была на Английской набережной Ниццы, где собрались восемь тысяч бегунов со всего мира. Происходящее напоминало вечеринку под открытым небом: громкая музыка, пританцовывающие люди. 
После небольшой разминки мы отправились на линию старта. Первая часть дистанции – десять километров – проходила через город и порт. Это был самый приятный ее этап: атмосфера единения, улыбающиеся французы, машущие из окон домов, через каждые несколько километров оркестр. Я не заметила, как пробежала девять километров, и только когда пересекла отметку десять, поняла: все только начинается. 
Вторая часть – десять километров вдоль набережной (до аэропорта и обратно) – вот что такое настоящий спорт. Я слышала, у каждого марафонца должна быть своя мантра. Несколько слов, которые помогают держаться, когда уже нет сил. Я бежала и вспоминала слова из книги «О чем я говорю, когда говорю о беге» Харуки Мураками: «То, что тяжело, – это факт, от него никуда не деться. А вот можете вы больше или нет, решаете только вы сами». 
Я говорила себе: «Я могу!», хотя думать с каждым километром становилось все сложнее. Начинало сводить икры, усталость отключала мозг. Я просто смотрела вперед и бежала. В какой-то момент, километре на пятнадцатом, пришло понимание: бег – история не про похудение или красивое тело. В первую очередь это преодоление себя, которое помогает понять: в тебе заложены ресурсы, о которых ты и не догадываешься. 
Самыми сложными были последние сто метров. Когда видишь финишную черту, усталость и боль от оставшихся за спиной километров прибивают к земле. Семь недель назад я не могла даже представить, что пробегу два­дцать один километр. 
Финиш.

реклама
AD