Блоги

Честная история похудения. Часть 1.

Дизайнер журнала Allure Людмила Минина честно рассказывает, как стремилась к идеальному весу и чего ей это стоило.

реклама
AD
Сколько себя помню, я либо была пухлой, либо думала, что так оно и есть. Так росла на бабушкиных пирожках и папиных блинчиках, не зная, какую злую шутку сыграет со мной мое тело в 22 года – я начала стремительно толстеть, и с тех пор вот уже шесть лет я нахожусь в перманентном состоянии войны с лишним весом. На войне, как известно, все средства хороши: голодовки, монодиеты, отказ от мяса – все это давало лишь хрестоматийный временный результат. За эти 6 лет мой вес колебался от 65 до жутких 82 килограммов. Надо сказать, что даже когда вес достигал минимальных для меня отметок, я не была довольна качеством своего тела: мышечная от природы, я эту мышечность теряла, и то, что я видела в зеркале, мне совершенно не нравилось. 
К 27 годам я сделала для себя два серьезных вывода: дальше держать себя в порядке будет только труднее, и мне не нужны диеты. Мне нужен образ жизни, который будет помогать мне держать вес в норме всю мою жизнь. Я выкинула из своего рациона картошку, макароны и хлеб, научилась проходить в магазинах мимо полок с зефиром и печеньем и научилась считать калории. Вместе с йогой это дало серьезный результат: за 9 месяцев я скинула 12 килограммов. Процесс шел трудно, я то и дело давала себе поблажки, просыпала утреннюю йогу, срывалась на сладкое, но потихоньку пришла к рациону, на котором я если не худею, то и не набираю вес точно. 

К 27 годам я сделала для себя два серьезных вывода: дальше держать себя в порядке будет только труднее, и мне не нужны диеты

Когда мне предложили принять участие в очередном “навигаторе”, я здорово обрадовалась тому, что пойти мне предложили не куда-нибудь, а в клинику питания РАМН. Годы борьбы с лишним весом настроили меня крайне скептически ко всему, что можно вычитать на эту тему в интернете, а вопросов накопилось более чем достаточно. Я не понимала, почему набираю вес легко, без усилий, даже если не переедаю, не понимала, почему его так трудно скинуть, как вести себя, чтобы не растолстеть со временем и не заболеть диабетом вслед за моей мамой. 
Хотелось пообщаться с людьми, чей авторитет не подлежит сомнению. Серьезный подход к делу кандидат медицинских наук, врач-терапевт и диетолог Дмитриевская Мария Николаевна продемонстрировала мне сразу: предложила госпитализировать меня на две недели для того, чтобы обследовать меня и кормить под строгим присмотром. 
Удивилась. Поторговались. Договорились о сутках. 
Сначала меня ждал первый ознакомительный прием. Мария Николаевна подробно расспросила меня о моем опыте сопротивления лишнему весу, о моих пищевых привычках и провалах, обо всем, что меня беспокоит. Обеспокоилась диабетом в анамнезе – им болеет моя мама. Объяснила, зачем диетологу нужно госпитализировать людей: речь шла не только о том, чтобы следить за питанием и тем, чтобы я не съела какую-нибудь шальную пироженку, а о серьезном обследовании, анализах, получении полной картины моего обмена веществ. В программу обследования входит даже психологическое тестирование на предмет того, нет ли у меня нездорового отношения к еде. Все это дает возможность врачу составить для меня тот рацион, который именно мне поможет не только сбросить вес, но и увеличить количество мышечной массы, и улучшить здоровье вообще. Такими перспективами я осталась довольна. 
Так же расспрашивала меня Мария Николаевна и о вкусовых предпочтениях, занося информацию в специальную программу, ориентируясь на которую позже разработает для меня рацион, а повара будут готовить для меня еду. Узнав, что провести две недели в больнице я не смогу, Мария Николаевна предложила мне питаться две недели с помощью сервиса доставки еды “Элитное питание”, который будет доставлять мне по утрам коробку с дневным рационом. Мне не придется самой высчитывать порции и калорийность продуктов, готовить и строго следить за тем, что я ем, что меня, лентяйку, очень обрадовало. 

Биоэмпиданциометрия – тестирование на специальном аппарате, который с помощью слабого тока анализирует тело человека и высчитывает идеальный вес. Мое и аппарата мнения в этом вопросе сошлись: мой идеальный вес мы обозначили в 64-65 кг

Следующим шагом была госпитализация на сутки. Я приехала в клинику на Каширском шоссе к назначенному времени, где меня заселили в просторную светлую палату, предназначенную на шестерых и где я была единственным постояльцем. Вскоре пришла молодая девушка-доктор, с которой мы обсудили мои проблемы и цели: добить последние лишние пять-шесть килограммов и научиться не набирать их обратно. Для того, чтобы понять, как правильно это в моем случае делать, мне назначили обследование, состоящее из анализов крови и мочи, основного обмена веществ, биоэмпиданциометрии состава тела, фактического питания и психологического тестирования. Основной обмен измеряют на голодный желудок, с утра – 15 минут надо лежать под маской, которая позволяет изучить дыхание человека. Биоэмпиданциометрия – тестирование на специальном аппарате, который с помощью слабого тока анализирует тело человека, его вес, мышечную и жировую массу, количество воды в организме, высчитывает идеальный вес. Мое и аппарата мнения в этом вопросе сошлись: мой идеальный вес мы обозначили в 64-65 кг. 
Борьба за этот самый идеальный вес после нескольких тестирований продолжилась в столовой, и состояла она из неожиданных для меня отварной картошки и стейка из красной рыбы. Произведя разведку местности, я поняла, что никто с моим меню не ошибся, рыбу с картошкой ели все, даже те, чей путь до идеального веса представляет собой как минимум полный мой вес... Пожав плечами и решив, что худеть под бдительным надзором врачей, возможно, не так уж и страшно, я приступила к еде и поняла, что обрадовалась рано. Полный обеденный комплект состоял помимо вышеупомянутых рыбы и картофеля из овощного супа, салата и кусочка хлеба с отрубями. Вся еда была приготовлена без соли, что было хоть и предсказуемо, но все равно непривычно и не очень вкусно. Надо быть глубоко замотивированным человеком, чтобы ложиться сюда на пару недель, подумалось мне. Я замотивированной (а еще зверски голодной после утренних приседаний с гантелями) была, поэтому с обедом разобралась бодро и решительно и отправилась, наконец, заниматься тем, ради чего я и прописалась на сутки в больнице, – ушла к себе валяться и читать книжку. 
Все анализы на сегодня были проведены, и до вечера меня уже никто не беспокоил. Начитавшись, я спустилась в небольшой, примыкающий к больнице яблоневый сад с теннисной площадкой. Под яблонями бодрым шагом прогуливались пациенты – по тому, как усердно они наматывали круги вокруг яблонь, я сделала вывод, что прогулка – часть физиотерапии. Прогулки я и сама люблю. Иногда прохожу по городу по 15 километров. Посидев немного на лавочке, я решила, что самое время прогуляться... в столовую. Близилось время ужина, организм требовал восполнить запас энергии, затраченный на чтение, и я не стала ему противиться. 
Я с самого начала заподозрила неладное, когда увидела время ужина в расписании столовой: 17.45. Я никогда не любила поздние ужины, предпочитая есть последний раз не позже восьми вечера, семи в идеале. Только в таком случае по утрам я чувствовала в себе достаточно сил для йоги или зарядки. Время оказалось не последним на день сюрпризом. Назвать несъедобной еду, которую мне предложили, язык не повернется – я же почти все съела. Назвать невкусной – тоже, сочетание белкового омлета, запеканки из моркови и чернослива с отрубным хлебом мне под конец даже понравилось... Но что-то после этого ужина все же заставило меня схватить кошелек, выйти из больницы, меняя время от времени степенный шаг на элегантный галоп, и устремиться к ближайшему магазину. Наверное, это была острая нехватка углеводов, как быстрых, так и медленных, потому что вся моя мотивация под воздействием морковной запеканки испарилась без следа. 

Но что-то после этого ужина все же заставило меня схватить кошелек, выйти из больницы, меняя время от времени степенный шаг на элегантный галоп, и устремиться к ближайшему магазину

Магазин на радость пациентам (ведь наверняка я была не первым и не последним дезертиром на этой войне за красоту и здоровье?) построили недалеко – через дорогу. Я побродила мимо витрин, присматриваясь к пряникам и мармеладным червякам, и вдруг я вспомнила, что приехала сюда не только для того, чтобы похудеть, но и написать материал для журнала. Усилием воли отвела взор от мармеладок и отправилась бродить по окрестностям. 
Надо признаться, что еды я себе в тот вечер все-таки купила, но это были не пряники, а йогурт без добавок, клубника и банан. Остаток вечера я провела в их компании, дочитывая книжку. 
Утром после последних анализов и завтрака (достойное продолжение вчерашних обеда и ужина, состоящее из несоленых омлета и овощей) я отправилась на психологическое тестирование. Представляло оно из себя разговор с психологом и тестирование на компьютере: врач выясняла мои отношения с едой в разных случаях и состояниях, отношение к самой себе, способность справляться с переживаниями, есть ли у меня проблемы, которые меня серьезно беспокоят. По результатам мне выдали заключение: высокая тревожность. Диагноз меня этот не удивил, я с детства любила понервничать по пустякам, а понервничав бежала заесть пироженкой свое горе. С годами я сама научилась слышать внутренний голосок, подговаривающий меня съесть сладкое на нервной почве и игнорировать его, но бесполезной эту встречу я называть тоже не стану – врач дала мне несколько полезных советов, объяснила механизмы некоторых процессов, проходящих в моей голове, и порекомендовала для устранения тревожности обратиться к специалистам клиники, чей профиль –работа с людьми с избыточным весом. Решила, что приберегу этот совет на случай, если перестану справляться со своими тараканами самостоятельно, и побежала на работу. На этом моя госпитализация закончилась.
Продолжение следует...
реклама
AD