Блоги

Девушка и мат: Алексей Беляков — о том, что иногда лучше промолчать

Заместитель главного редактора Allure – о том, что можно и чего нельзя говорить девушкам. 

реклама
AD
Мама рассказывала, как однажды они с отцом сидели в компании, выпивали, веселились. И вдруг кто-то из мужчин между делом матюкнулся. Отец побледнел, сжал зубы. Потом тихо попросил сквернослова выйти поговорить. И за дверью убедительно объяснил оппоненту, что в обществе дам материться нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Дело было в 1960-е годы. Отец тогда работал на Чукотке, был начальником геологической партии. Мама после того застольного эпизода спросила его: «Слушай, у тебя же в партии простые работяги и даже бывшие зэки, ты с ними тоже интеллигентно разговариваешь?» Отец усмехнулся: «Нет, с ними разговариваю на понятном, мужском языке. Но женщины его слышать не должны!» 
Если бы папа дожил до сегодняшнего дня, ему пришлось бы очень тяжело. Потому что, оказавшись за столом, он слышал бы, как дамы матерятся подчас куда смачней и забористей кавалеров. 

Избавиться от мата — это как сесть на благотворную диету. Первые дни тяжело, потом легче, а в конце концов вы ощутите кайф. …Есть простые истины, которые человечество выпестовывало тысячелетия. Среди очевидных – про почтение к родителям и про то, что нехорошо воровать, — есть и сугубо гендерные. В том числе и такая: девушка не должна сквернословить. Мужчине можно, а ей нет. Как девушке можно и нужно краситься и кокетничать, а мужчине нет. Если только он не артист, и не друг Жан-Поля Готье. Да, мы расширили границы дозволенного. Да, мы устранили много ветхих условностей. Девушки прихватили себе немало мужского. Но смокинг или брюки делают девушку еще женственней, сексуальней и желанней —вот в чем игра. А выражение «ах, твою мать!» никак не делает, даже несмотря на слово «мать». Мы в Allure пишем о красоте, красоте и еще раз красоте. Ноги, глаза, волосы. Но речь — она ведь часть нашего образа. Тембр, обертоны, интонации. И то, что мы произносим, — это даже важнее оттенка помады. Речь — это человек. Если моя новая знакомая оказывается матершинницей, для меня это все равно что… С чем бы сравнить? Вот вам такая шокирующая метафора. Девушка в постели, она уже страстно дышит, разметав кудри по подушке. Я стягиваю одеяло, чтобы увидеть это нежное тело. И вижу – волосатую мужскую грудь, пивное брюхо… позвольте не опускаться ниже. Короче, нежеланна мне такая девушка. Пусть она носит тяжелые ботинки и короткую стрижку – ради бога, мне это даже нравится. Но только не матерится.Мы в Allure пишем о красоте, красоте и еще раз красоте. Ноги, глаза, волосы. Но речь — она ведь часть нашего образа. Тембр, обертона, интонации. И то, что мы произносим, — это даже важнее оттенка помады. Речь — это человек.

Любое произнесенное слово — набор звуков и смыслов. Их сочетания несут среди прочего и особые энергетические заряды, накопленные за века. И древняя мысль, что слово может убить, — не такая уж выспренняя и смешная. Матерные слова — это самая ядреная энергия языка. Они есть, они даже по-своему чарующе красивы, а иногда и другого слова не подберешь — надо обозначить ситуацию только так и не иначе. Так оставьте их для особых случаев, как последний звонок при аресте. Но вплетать их в привычную речевую ткань – это, девушки, фу! Вы же не красите ногти масляной краской, которой покрывают заборы. Хотя этой краски полно, вон целое ведро купил и радуйся.
Избавиться от мата — это как сесть на благотворную диету. Первые дни тяжело, потом легче, а в конце концов вы ощутите кайф. Потому что это освобождение. Попробуйте. Если не получится, вдруг сорветесь, сходите в спортзал и сделайте такое упражнение – поднимите левой рукой гирю в 16 килограмм одним махом. Не выйдет? Конечно, нет, потому что она для мужиков. Пусть они тягают. Оставьте гирю им. Как и мат.


Автор: Алексей Беляков

17 марта 2015

реклама
AD