Блоги

Мужское мнение: три периода в жизни женщин

Алексей Беляков — о трех периодах в жизни женщины, когда она обращается к своей юности. 

реклама
AD
У женщин случаются критические периоды, когда они вдруг обращаются к своему прошлому. То есть к фотографиям. Три волны, три прилива тоски по минувшему бывают в жизни женщины. У некоторых гораздо чаще, но это же не законы физики, они не для всех писаны.
Первый раз такое случается лет в 27-28. Девушка приближается к психологическому рубежу: юность стремительно уходит, а вес прибавляется. К этому моменту девушка, как правило, замужем, а то и не первый раз. И есть ребенок, а то и не один. И становится красавице грустно, и хватает красавица старые фотки, забирается с ногами на диван и погружается в бьюти-ностальгию. Вот ей 17, она с подружками. Все хохочут, все стройные, густоволосые, и такое счастье в глазах, а впереди — прекрасная неизвестная жизнь. Одна моя знакомая любила в юности сниматься обнаженной: фигурка была прелестная, показывала мне те снимки. Потом родила и вдруг сильно располнела, к тому же с мужем рассталась. И Лика достала фотографии. Это была ее психотерапия. Фоток молодых времен у Лики хранилось очень много: как всякая красотка, она страдала нарциссизмом в легкой форме. Лика вытащила все альбомы — в пору ее юности смартфоны еще не появились — и начала рассматривать, роняя слезы на высохшие цветы прошлого. "Онегин, я тогда моложе, я лучше, кажется, была…"
Некоторым, кстати, такая ретроспектива помогает. "А что за фигня? – думает девушка. – Что я тут слезы лью? Покрашусь в рыжий, вон как на этой фотке!" 
И красится. Или даже идет в спортзал, чтобы еще вернуть талию, как на другой фотке. Правда, моя Лика ничего не стала делать. Погрустила, убрала фотки и попросила бывшего мужа купить ей новый автомобиль. Он почему-то отказал.
Вторая волна накатывает примерно в сорок. Женщина уже не мечется, в небесах отгорели зарницы, в душе у нее стабильность, как в экономике Швейцарии. Это и угнетает. Как раз около сорока случаются спонтанные романы и прочие мелкие безумства. И эта вторая молодость требует "жертв": посмотреть-вспомнить: "а какой я была раньше?"    
И тут фотографии, где ей 27, кажутся такими прекрасными. Толстая? Да разве это толстая? Аппетитная! 
 
  
Моя другая знакомая, которой как раз чуть за сорок, как-то вытащила с антресолей пыльную коробку с фотографиями. Села на пол и стала перебирать.
"Какая же я была дура! – восклицала Рита. – Я же классно выглядела в 27 лет! Чего рыдала?"
Прибежала взрослая дочь: "Мам, что ты смотришь? Ого! Класс! А где вот это платье?" — "Да лежит где-то…" — "Вау! Найди! Я б носила! Сейчас модно. На тебя все равно не налезет". — "А ну иди отсюда, нахалка!"
А Рита потом тайком рыскала в шкафу, нашла то самое платье, попыталась его натянуть… за этим занятием ее застал муж, принялся хохотать, Рита в слезы, муж — утешать, короче, все закончилось благополучно. И пыльная коробка с фотографиями вернулась на антресоли. Надолго.
И последняя, тихая волна прибегает уже к 60 годам. Когда наступает пора мемуаров. Жизнь прожита, печаль светла. И не вернуть — ни талию, ни густых волос, ни былых любовников. Покраситься в рыжий, как в 18 лет? Так внуки изведут бабку шутками. Фотографии рассыпаны вокруг, как чахлая листва, на них смеется рыжая девчонка. Которую уже никто не помнит. Старушка и сама с трудом верит, что была такой. Но вот же фотки, свидетели счастья! Старушка не жалеет о прошлом. Все вышло не так, как мечталось, но что уж поделать? Ветхие фотографии никому не нужны, кроме нее. И она бережно убирает их обратно. Потому что только фотографии хранят нашу юность. Пока рыжая девчонка смеется – она бессмертна. 
Автор: Алексей Беляков

02 февраля 2016

реклама
AD