Блоги

Мужской взгляд: о чем на самом деле говорят мужчины

Заместитель главного редактора Allure Алексей Беляков решился открыть одну из самых больших тайн: о чем на самом деле говорят мужчины.

реклама
AD
Однажды в юности мне довелось оказаться в Тамани, в команде мужиков, которые занимались отловом дельфинов. Никакого браконьерства – дельфины требовались для нужд науки и цирковых представлений. Три дня лил дождь, штормило, мы сидели без дела в маленьком вагончике на берегу и пили местное крепленое вино, которое нам продавали канистрами. Компания собралась занятная. Военный моряк в отставке, цирковой дрессировщик, мастер спорта по стрельбе, ну и просто биолог. О чем мы говорили в своем вагончике? Конечно, о женщинах. Это был крепкий мужской треп, просмоленный и проспиртованный. За три дня я услышал столько веселых историй и смачных подробностей, что мог бы написать новый Декамерон, если бы захотел. 

Мужской разговор – это древний ритуал, который не меняется тысячелетиями. На дворе может стоять Ренессанс или Декаданс, все разговоры сводятся к «бабам»

Кроме меня все были женаты. Но о женах никто не говорил. Они были за бортом нашей программы. Мобильной связи тогда не было, и жены о себе не напоминали. И зачем вообще говорить о жене, когда есть другие дамы?
Женщины в этих разговорах возникали разные, но все они были словно другим биологическим видом, который вроде хорошо изучен, а все-таки удивляет иной раз. «Вот Танька – чего ей надо, не пойму?» Но все повадки непредсказуемой Таньки (Ленки, Ольки, Изабеллы) были не так интересны, как ее экстерьер. «Даааа, говорил мастер спорта, есть за что подержаться!» «А вот еще был случай у меня с одной!» – подхватывал балагур-биолог. И все выпивали и слушали.
Сейчас меня начнут закидывать чепчиками и балаклавами феминистки, кричать, что я сексист. Да хоть таксист. Я же вам правду, и ничего, кроме правды. Не хочется – можно дальше не читать. К тому же я вполне по-джентльменски не привожу тут слова, которыми аттестуются дамы, а также их части тела. Впрочем, кто их не знает, разве что Хрюша со Степашкой? 
Мужской разговор – это древний ритуал, который не меняется тысячелетиями. На дворе может стоять Ренессанс или декаданс, все разговоры сводятся к «бабам». Разговорам грубым, простым, физиологичным. Сидит, скажем, Данте, пишет сонет Беатриче, устал. Шасть в таверну, а там уже пацаны заждались, им надоело обсуждать матч между гвельфами и гиббелинами, хочется про главное. Ну и Данте тут как тут. Или что нам Данте? Возьмем «солнце русской поэзии». Пушкин сочинил «Я помню чудное мгновенье», посвятил Анне Керн. А потом со своими дружками давай судачить, как он с этой самой, которая «гений чистой красоты», как он ее, ну сами понимаете. Это не мои пакостные домыслы, это есть в мемуарах и письмах поэта. 
Таков многовековой «протокол». В публичном пространстве мы, мужчины, только про «чудные мгновенья», про ланиты, перси, очи. Как только мы отдельно собираемся в пабе, в клубе, на рыбалке – все, понеслось, пристегните ремни, заткните уши!
А теперь разбор по составу. Две вещи особо дороги мужчинам – грудь и задница. Это то самое, сакраментальное – «есть за что подержаться». Не то, чтобы описываем их в подробностях, Рубенсов среди нас почти нет. Достаточно просто сказать и еще руками показать: «А тут у Таньки (Ленки, Ольки, Изабеллы) – ого-го!» Изредка возникают в разговорах ноги, если они действительно выдающиеся. Да, мы тупые животные. Мы реагируем на это и любим об этом поговорить. Если вас такой подход оскорбляет, давайте организуем движение – «Долой декольте!» и «Джинсы, гоу хоум!». Помаду, кстати, тоже надо ликвидировать – это откровенно дьявольская штука, служащая для соблазна. 
Да, губы иногда становятся предметом обсуждения, но только откровенно пухлые и сексуальные. Вообще если пытаться набросать образ женщины, которая бы нравилась всем мужчинам, – это что-то вроде Скарлетт Йоханссон. Ну все при ней. 
Наконец вы воскликнете: «Эй, вы совсем там оскотинились? А наш ум? А обаяние? А диплом экономиста?!»
Женский ум порой возникает в разговорах. Если девушка действительно очень умна и образованна – это скорей настораживает и сопровождается эпитетом типа «стерва». Нет, про женский ум мы не любим, да и как за него «подержаться»?
Ну и на каждую социальную роль женщины есть свой жестокий ответ.
Девушка за рулем? Да она в пудреницу смотрит, а не на дорогу!
Дамочка книги пишет? Замуж она хочет, вот и выпендривается. 
Красотка бизнес открыла? Ясно, инвестор наутро согласился. 
Женщина-начальница? Не завидую ее мужу! 
Екатерина Великая? Да у нее любовники из кровати не вылезали!
Жанна Д’Арк? Переодетый пацан, ясное дело. 
Кто? Мария Кюри? Так топ-модель вроде зовут… 

Да, мы тупые животные. Мы реагируем на это и любим об этом поговорить

Ну а теперь, когда вы достаточно разозлились, поведайте, что вы говорите о мужчинах? Когда собираетесь без нас? Думаю, слово «козел» – самое нежное. 
Знаете, что это? Это война. Между землей и небом война. Между козлами и стервами. Между Пушкиным и Керн. Война безо всяких причин. Мы будем воевать вечно. Иногда это называют любовью. Той, что движет солнце и светила, как полагал пресловутый Данте. 
…К счастью для моего трепетного юношеского организма, шторм в Тамани тогда закончился, мужики завели катер и двинулись в море. Заниматься своей мужской работой. Про женщин больше не говорили. 
реклама
AD