Блоги

Новогоднее чудо: бьюти-сказка Алексея Белякова

Алексей Беляков — о том, как в новогоднюю ночь может случиться чудо.

реклама
AD
Лида стояла перед зеркалом в ванной: красила губы рьяно-алой помадой. Заглянула бабушка: 
— Ну что это за дикий цвет? 
— Ба, отстань. У нас вечеринка в стиле 60-х. 
— Не красились мы так. Меня бы спросила сперва. 
— Ага. Ты бы еще предложила со мной пойти, да? И всех там учить, да? 
— Нет уж, спасибо. Спокойно встречу Новый год одна. 
Бабушку тоже звали Лида, и легко догадаться, что внучке дали ее имя. В детстве Лидочка с бабушкой очень дружили, но теперь Лидочке было 17 лет, и старушка ее лишь нервировала. Они ссорились каждый час. Женщины разных столетий не могут ужиться в одной квартире. 
Спустя пять минут Лидочка сердито выбрасывала вещи из шкафа: ей нужна была косынка, перетянуть волосы, финальный штрих а-ля 60-е. Косынка пропала. Бабушка вошла в комнату, увидела ворох на полу: 
— Да ты совсем уже?! Кто будет убирать? 
— Домработница. 
— Твое поколение может только веселиться и все разбрасывать… 
— Ой, все! Надоела со своим комсомольским задором. 
Лида резко повернулась. Была она девушкой неловкой и задела рукой блеклый розовый шар, висевший на елке. Шар грохнулся на пол. 
— Мой шар! — вскричала бабушка. — Мы купили его с дедом! Полвека назад! 
Но Лида не стала дожидаться слез и рассказов о том, что если бы дед дожил, то он бы…. Она выбежала на улицу. 
Первым делом ее удивило такси. Это была старая "Волга", с изящными обтекаемыми формами. И шашечками на дверце. 
— Новогодний бонус от фирмы? — спросила Лида строгого водителя в кожаной кепке. 
— Чего? Куда едем, девушка? 
Лида назвала адрес ресторана на Тверской. Которую водитель упрямо называл улицей Горького. "Ну пусть дурачится", — подумала Лида и углубилась в мысли о том, поцелует ли ее наконец сегодня Эдик. 
У входа в ресторан стояли два дружинника. С неприязнью оглядели Лиду в пышной фиолетовой юбке: 
— Девушка, вы комсомолка? Скромнее надо быть. 
— Дресс-код не тот? — усмехнулась Лида и шагнула внутрь. 
По ресторану прохаживались юноши и девушки, бедно одетые, но со светлыми чистыми лицами, как из старого кино. Ни одного знакомого лица Лида не увидела. Видимо, друзья еще не пришли. Лида отошла в сторону и стала звонить бойфренду Эдику. 
— Девушка, а что это у вас? — Ясноглазный юноша показал на Лидин смартфон. 
— Хотела бы сперва узнать, что тут у вас? — Лида оторвалась от смартфона. — Декор бедненький, луки у всех убогие. Так в 60-е не наряжались. 
— Что – убогие? Луки? – юноша засмеялся. – Нормальные у нас луки, все в салатах. Кстати, меня зовут Лев. В честь физика Ландау назвали. Поздравляю с наступающим 66-м годом! 
Да, старый блеклый шар был волшебным. В тот момент, когда он разбился, и случилось чудо. Каждый получил то, что хотел. Лида перенеслась в настоящие 60-е, а бабушка… 
Бабушка возникла на пороге того же ресторана. Только сегодня 31 декабря 2015 года. Ее приветствовали восхищенные крики: 
— Лидка, какая же ты красотка сегодня! И платье такое стильное! И стрелки такие – ух! 
Бабушка помолодела на 50 лет, и это тоже было чудо разбитого шара. Увидев себя дома в зеркале юной, бабушка не стала размышлять над парадоксами физического времени, она поняла: надо спешить, это на одну ночь. Достала из гардероба свое платьице прошлого века, обвязала волосы — о, они теперь были густыми и черными! — обвязала их той самой косынкой, и вперед! 
Она стала совсем как внучка, только – красивей, благородней, изящней. 
— Показать вам твист? — спросила бабушка Лида молодых людей. 
— Ты разве умеешь? Ну давай! Зажги! 
       
…А в ресторане прошлого на сцену вышел Лев. Он прочитал в микрофон стихотворение Роберта Рождественского о любви и попросил подняться Лиду, тоже прочитать что-нибудь. Лида растерянно вышла, взялась за огромный микрофон: 
— Ну я могу… могу прочитать Полозкову… 
— Кого? — закричали из зала. — Кто это такая? Давай Ахмадулину! 
— Алену? — уточнила Лида. 
В зале захохотали. Лида поспешно сбежала со сцены, скрылась в туалете. Она должна была прийти в себя, понять, что за дурацкая комедия тут происходит, и — накрасить губы. Рядом с ней перед зеркалом оказалась другая девушка: 
— Клёвая помада! 
— Да, Диор. 
Девушка усмехнулась: 
— Ага, а стрелки делала Шанелью? 
— Да, а что такого? 
Девушка строго спросила: 
— Где брала? 
— В ГУМе. 
— У спекулянтов? 
— Are you crazy? Вы все тут невменямые. Вызову Uber, свалю на другую тусу. 
— И русским языком пользоваться не умеешь! Нет уж. Мы прямо сейчас проведем комсомольское собрание! Разберем твою буржуазную суть! 
И девушка-активистка крепко схватила Лиду за руку, вытащила из туалета и поставила посреди зала: 
— Товарищи! Пока вы занимаетесь учебой и спортом, эта самая Лида… 
— Я пилатесом занимаюсь… — попыталась возразить Лида. 
Все ахнули от слова "пилатес", а девушки покраснели. Активистка продолжала: 
— Эта самая Лида связалась с теми, кто наживается на том, что у нас еще не совсем хорошо налажена легкая промышленность. Со спекулянтами! 
— Да заберите это все, безумцы! — крикнула Лида и вытряхнула свой клатч. Помады, тушь, пудра, карандаши высыпались на пол. Все снова ахнули. Но уже через секунду девушки бросились поднимать с пола сокровища, и никакие дружинники не могли их оттащить. А Лиду нежно обхватил за талию Лев и шепнул: 
— Побежали отсюда, пока суета! Погуляем по Москве! А вы мне покажете эту свою штуковину, ну, которая на рацию похожа. Обожаю новые изобретения! 
…На следующее утро Лида и бабушка сидели вдвоем на диване. Бабушка листала семейный альбом и рассказывала, каким прекрасным человеком был дед, физик-ядерщик. Лида вдруг перебила ее: 
— Ба, а Эдик тебе понравился? 
— Эдик? Это твой бойфренд? Понравился. Только твист совсем не умеет танцевать. То ли дело твой дед. Ну я научила. Слушай дальше, не отвлекайся. 
И тут зазвонил телефон. Бабушка взяла трубку: 
— Алло! Кто это? Лиду? Сейчас. 
Лида услышала в трубке голос Льва: 
— Лидка, ну ты где? Я у памятника Маяковскому, замерз уже! И твой этот… смуртфон разряжается. 
Лев звонил из 1966 года. Их разделяло полвека. Но через пять минут к памятнику Маяковскому подбежала раскрасневшаяся Лида. Бабушка. Которой было семнадцать. Чудо закончилось. Жизнь продолжалась. 
реклама
AD