Блоги

Письмо редактора: май 2014

Ксения Вагнер – о Монике Беллуччи и жажде к жизни.

реклама
AD
Глаза-угли, пухлые губы, длинные волосы небрежно спадают на округлые плечи – ­почти как у Венеры на картине Боттичелли. Только волосы не медные, а почти черные, и пропорции куда современнее: стройные бедра, ноги как у лани. Живи великий флорентиец сейчас, он точно сделал бы ее своей Венерой, а вернее, Моникой, ее – Монику Беллуччи. 
На ужине «Лепестки роз», устроенном в Москве дизайнерами Доменико Дольче и Стефано Габбаной, я впервые вижу Монику на расстоянии вытянутой руки. И впервые чувствую то, что не могут передать ни камера, ни журнальные страницы, – ее витальность, бьющую ключом несмотря на недавний развод и сумасшедший график. Все, что она делает – ест, пьет, жадно затягивается сигаретой, – она делает со страстью. Ужину, начавшемуся почти в десять вечера, предшествовал кипучий день – Моника побывала на открытии косметического корнера Dolce & Gabbana в ЦУМе, дала интервью, прошла на каблуках десятки метров. Но за столом она живо общается с соседями, что-то жарко шепчет в ухо Стефано Габанне, в ее осанке, движениях, в самом воздухе вокруг нее – ни намека на официоз и скуку. 
Я твердо уверена: жажда жизни есть в каждой из нас. И эта жажда – радости, смеха, любви, наслаждений – делает нас увереннее, желаннее и счастливее. А если вы до сих пор не почувствовали ее, подойдите к зеркалу, накрасьте губы яркой помадой, брызните на шею любимый аромат, потом вдохните полной грудью весенний воздух – и она, эта жажда, обязательно проснется. Видите? Девушка в зеркале уже улыбнулась.


реклама
AD