Блоги

Замглавреда Allure — о своих любимых интервью. Часть 3.

Заместитель главного редактора Allure Алексей Беляков продолжает рассказывать о самых интересных звездных собеседницах, у которых ему приходилось брать интервью.

реклама
AD
  • Валентина Матвиенко
С ней я общался, еще когда Валентина Ивановна была губернатором Петербурга: делал интервью для Vogue. Пока мы с фотографом и стилистом ждали губернатора (приехали чуть раньше, разумеется), я прогулялся по Смольному. Удивило и порадовало, что некоторые девушки-сотрудницы бегают по коридорам чуть ли не в мини-юбках. Спросил у пресс-секретаря Натальи, как это у них допускают такие вольности. Она засмеялась: да, у нас тут нет особого дресс-кода. (Кстати, вскоре Наталья Кутобаева стала женой актера и гонщика Николая Фоменко.)
Потом появилась Валентина Ивановна. У нее, конечно, очень грозная внешность, хочется вытянуться, как перед директором школы. Ну по телевизору все ее видели. Деловито поздоровалась с нами за руку, отказалась надевать жемчужные серьги Mikimoto, что для нее припасли, и сказала: «У меня есть свои, не хуже». Быстро сходила и сменила.
Села напротив: ну давайте, времени мало.
Но вот что интересно: когда она улыбается, становится совершенно очаровательной дамой. Мы не говорили о политике, только о милых женских пустяках, а потому Валентина Ивановна все время улыбалась. И я забыл про «директора школы». Уже уходя, сказал ей про очаровательную улыбку. Она ответила: «Улыбка всем идет. Но не всегда получается улыбаться».
  • Дита фон Тиз
Разговаривать с ней – примерно то же самое, что вести диалог с фарфоровой чашкой. Тихий голосок, взгляд мимо, ответы ни о чем. Зато очень красивая и нежная кожа, как у северной блондинки. Впрочем, она вроде изначально и была блондинкой.
Да и зачем вообще общаться с Дитой фон Тиз? На нее любоваться надо. Хотя даже голая лично меня она совершенно не волнует. Ну не больше, чем фарфоровая чашка.
  • Верушка
Она никогда не была просто моделью, хотя наряду с Твигги и Джин Шримптон ее называют олицетворением 1960-х. Но мода и подиум ей, графине фон Лендорф, были интересны лишь как способ игры. Самовыражения. Сегодня я такая, вся античная, а завтра хочу воооот такие безумные ресницы... Не зря, не зря Сальвадор Дали устроил с ней как-то сессию боди-арта.
Мы общались с Верушкой два года назад в Москве, куда она привезла свою фотовыставку. Ей было тогда почти 75 лет. Низкий голос, все время курит, порывистые и при этом вальяжные жесты. А я рассматривал ее лицо. Да, это было лицо старухи, со всеми морщинами и складками. Но от него невозможно оторваться. Это как смотреть на портрет Рембрандта, который любил писать стариков. Только прошедшие четыреста лет еще добавили полотну и краскам драматизма. Так что ты видишь не просто пожилую женщину, но и все эти вековые трещинки. И холст приобретает особое измерение.
Когда я вышел от нее, в голове вертелись глупые строчки «Верушка – великая старушка». Но действительно великая. Умеет стареть, не терзает себя пластикой по клиникам. Короче, графиня.

реклама
AD