Диеты

Эвелина Хромченко: "Все полезное — вкусно!"

Эксперт моды Эвелина Хромченко о своем первом диетологе – бабушке.

реклама
AD
Готовить я не люблю – это не мое искусство. Но если надо, сделаю это блестяще по старой книге «О вкусной и здоровой пище» или по своим детским записным книжкам, куда я записывала бабушкины рецепты – вот бабушка-то моя готовила как раз потрясающе. Удивительно, но факт: русская женщина делала фаршированную щуку так, что ее еврейские подружки однозначно отдавали ей пальму первенства. Она пекла легчайший воздушнейший "Наполеон", который называла исключительно «Степкой-растрепкой», сладкие сухарики – позже я обнаружила, что это классические итальянские кантуччи – и фантастические пироги и ватрушки, в которых начинка доминировала над тестом где-то 90 к 10 – более тонких пирожков я никогда и ни у кого не видела, включая рестораны лучших парижских шефов. Я думаю, если бы у Клавдии Ивановны Хромченко были амбиции Джулии Чайлд, она бы Джулию в два счета затмила. 

Джулия Чайлд — американский шеф-повар французской кухни

Несмотря на то, что бабушка всю жизнь была 68-го размера одежды, готовила она на удивление нежирно. Думаю, в этом и заключался секрет легкости и свежести ее рецептов. Дедушка звал ее отчего-то Капой, хоть полное имя бабушки было не Капиталина, а Клавдия, а я, соответственно, во младенчестве называла ее Баба Капа. Это прозвище приклеилось к ней навсегда. «Хочешь изменить человека, начни с его бабушки»… В моей бабушке ничего не нужно было менять. Ее впечатляющая комплекция вкупе с данными классической русской красавицы не нуждалась в изменении – бабушка была на редкость пропорциональна и очень органична: высокая и статная, она происходила из зажиточной купеческой семьи, обладала сочным русским языком с потрясающим вокабуляром, носила платья в талию, кружевные воротнички с брошками, шали, убирала русые волосы в низкий узел с гребнем, седину не закрашивала, курила папиросы. Она великолепно вписывалась в отведенные ей эпохи. 
Многие полезные привычки, связанные с едой, я приобрела именно благодаря бабушке. 
Бабушка ругалась, если кто-то «кусочничал» и «хватал», то есть что-то жевал между завтраком, обедом и ужином. О том, чтобы есть за несервированным столом, просто не могло быть и речи – в свои три года я не только научилась читать по дедовым «Известиям», но и легко орудовала вилкой и ножом. Есть в нашем доме было принято в компании – гостей ждали всегда, готовили с учетом гостей ежедневно, и гости в доме были постоянно, сколько себя помню. 
Куриный бульон бабка варила прозрачнейший и нежирный – сливала его дважды, собирала пенки досконально. Делала много салатов и часто не заправляла их совсем – только солила и перчила. 
  
Я никогда не видела, чтобы Баба Капа много ела, зато она постоянно пила – кипяченую воду и чай. Большие кружки крепкого несладкого чая с молоком сменяли друг друга, а одна маленькая конфетка разворачивалась с утра и хватало ее бабушке до вечера. Если чай был с сахаром, то даже этой одинокой конфетки уже не было. Лучший подарок для бабки был хороший чай в красивой жестяной коробке. Кофе она, кажется, не пила совсем. 
Именно бабушка приучила меня к мысли о том, что все жирное и сладкое – хворост (полоски теста, сваренные в масле), леденцы из жженого сахара и покупные торты с масляными кремовыми розочками – это отрава. Не одобряла она и сладких газированных напитков, предпочитая им минеральную воду, кипяченую воду – графин с питьевой водой всегда стоял на кухонном столе – или домашние морс и компот, в которые, помнится, совсем не добавляла сахара... 
У каждого свое собственное представление о том, что такое «вкусно». Благодаря Бабе Капе мое «вкусно» всегда исключительно полезно. Мое любимое блюдо – салат из зеленых овощей и трав без заправки. Можно с горячим козьим сыром – это единственный сыр высокой жирности, который я себе в небольших дозах позволяю. Мне нравится только постное мясо и нежирная рыба. Я могу употреблять в пищу молочные продукты с преимущественно низким содержанием жира, но с большим удовольствием обхожусь вовсе без них. 
На торт со сливочными розочками, к примеру, или на сало я смотрю с ужасом, не понимая, как люди это вообще могут есть. Мне не то что невкусно, мне только от зрелища становится плохо, а уж о том, чтобы попробовать, и речи никогда не было. Но даже если бы я все это обожала, то вопрос выбора «еда или здоровье» передо мной тоже бы не стоял. Поскольку ответ однозначен. Как бабушка велела.
реклама
AD