Фитнес

Идеальная фигура: нужно ли худеть

Юлия Сизых рассказала Allure, как героически худела, чтобы стать моделью, а похудев, поняла: не в этом счастье.

реклама
AD
КТО Юлия Сизых, фотомодель 
ВОЗРАСТ 25 лет.
ЗАДАЧА Сбросить пару килограммов, мешающих попасть в весовую категорию европейских топ-моделей.
«Ты такая фотогеничная! Тебе нужно стать моделью!» – восторги и увещевания такого рода я в родном Иркутске слышала лет с двенадцати. Но всерьез не воспринимала. Я росла без отца, хотела получить «крепкую» профессию и поступила на финансово-экономический. Мне – и окружающим молодым людям – нравились мои внешность и фигура: в двадцать лет при росте 176 сантиметров я весила 65 килограммов. В один прекрасный день я познакомилась с модельным скаутом, который вызвал у меня доверие. Речь зашла о поездках в Европу: передо мной замаячил город мечты – Лондон, не говоря уже о Милане и Париже. Скаут предложил мне сбросить пять килограммов. «Не вопрос!» – ответила я, вспорхнула дома на антресоли, выудила мамины видео­кассеты «Идеальное тело с Синди Кроуфорд», наложила строжайший запрет на еду по ночам – и пять килограммов как не бывало. Помню, особенно трудно было отказаться от макарон, но в них, как я тогда считала – совершенно напрасно, – таился корень зла для худеющих.
И тут меня пригласили на кастинг для французского агентства. Западные требования жестче наших. Я пришла и обомлела: настолько худых девушек я в жизни не встречала – с ногами-спичками, торчащими ключицами, тотальным от­сут­ствием форм. При этом все они были выше меня на полголовы. «Многовато мышечной массы», – вынес мне вердикт кастинг-директор. Вылетев на улицу, я в отчаянии выпалила в трубку сотового: «Мама, я передумала! Я не хочу быть как они: худенькой и страшненькой...» Но лучшая подру­га взяла меня на слабо: «Ну а что ты хотела? Да у тебя никогда не будет таких ног». 

Я изнуряла себя диетами, шейпингом, носила брекеты – и не худела

Раззадорившись, я решила доказать, что будут. Для начала перестала есть после трех часов дня. Записалась в школу моделей на жесткий шейпинг: занималась в специальных шортах из клеенки, чтобы сильнее потеть. На полуголодном пайке – я «наедала» максимум 1200 калорий в день – я «дохуделась» до 54 килограммов. 
Что позволено Синди 
Для того чтобы работать в Европе, нужно иметь обхват бедер не более 90 сантиметров. Мои же вписываются в границу лишь при весе 52 килограмма. Как у большинства девушек. Если вы прочтете в интервью какой-нибудь топ-модели или на ее странице на сайте агентства, что она весит 55 килограммов, знайте: это вранье. Такой вес могут себе позволить только иконы вроде Синди Кроуфорд, которым уже не нужно участвовать в показах. При высоком росте держать низкий вес непросто – большинство девушек стройные от природы. Как-то, работая моделью в Пекине, я жила в общежитии с отчаянно-худой американкой. Пока она ела шоколадки, лежа на диване, я прыгала перед ноутбуком, включив видеоурок аэробики. Ужасно завидовала соседке, конечно, – но под конец контракта она поправилась. Такова уж особенность китайской еды: на ней поправляются все. 
После Пекина я неожиданно выросла – до идеальных 178 сантиметров. А вес стоял. Тогда-то вожделенные 52 килограмма стали значить для меня не только поездку в Лондон и Париж, но и нечто большее. Я решила, что только в этом весе буду собой – легкой, тоненькой, эфемерной. Когда-то мне нравилось мое тело в весе 65 килограммов. Теперь меня не устраивало все. 
400 ударов 
Я пробовала разные монодиеты: гречневую, фруктовую – нулевой результат. Помню, мне пришлось носить брекеты и какое-то время есть только жидкую пищу. Я чувствовала себя совершенно несчастной, голодной, но... не худела. Пока на интернет-форуме мне не посоветовали систему «Минус фунт» российского диетолога Виктора Меркатора. Ее принцип в том, чтобы разогнать метаболизм, потребляя достаточное, а не урезанное количество калорий. Если твоя норма – 2000 калорий в день, надо есть именно столько, а не 1200. И при этом худеть! Не на сколько-ни­будь, а ровно на 400 граммов (как раз фунт) в неделю. Если похудеть на столько не удается, уменьшаешь суточный калораж. А если укладываешься, можно расслабиться. 
Для большей эффективности – да и попросту потому, что я не могла после своих голодовок начать есть порции побольше, – я использовала дробное питание. Ела понемногу строго в 10, 12, 14, 16, 18 и 20 часов. Сработало – измученный голодом организм обрадовался еде и стал «отдавать» килограммы. Весы показали сначала 52, затем 50. Мама, видя меня в купальнике, пугалась: «Освенцим!» Но ничего предъявить не могла – я ведь ела. 
Когда я подписала свой первый контракт с западным агентством, на кастинге для Недели моды в Милане я услышала: «Давай-ка набери килограмм». И я, как предписывал «Минус фунт», просто увеличила калораж. Но дело, конечно, не только в диете. Я перестала себя мучить как физически, так и психологически. К примеру, я перестала использовать слово «похудение» – «постройнение» нравится мне больше. Надеюсь, мне больше никогда не придется голодать. 
Как-то раз я примеряла перед байерами лучших универмагов мира платье Balenciaga. И не влезла в него, хотя весила 50 килограммов. Еще я никогда не за­буду платье Versace со съемки для французского глянцевого журнала, которое село на мою талию в 57 сантиметров впритык. Но ни одно платье, каким бы красивым и модным оно ни было, не может заставить меня сомневаться в себе, злиться на себя или ненавидеть. Не любя свое тело, похудеть по-настоящему невозможно. 
Модельные набеги 
Сейчас я вешу 58 килограммов. Мой организм устал быть худым: при 49–50 килограммах меня, что называется, «штормит» – скачет давление, я легко заболеваю. Так что теперь я худею набегами – сбрасываю килограммов пять перед контрактом. Становлюсь легкой, тоненькой, эфемерной – но не более счастливой. Это состояние от веса не зависит. 
Майские праздники я провела в Лондоне. Поеха­ла туда не по работе, а для себя. По улице Пикадилли я прошлась не воздушной феей, а просто стройной – и очень счастливой девушкой из Иркутска. 
Записала Наталия Архангельская 

реклама
AD