Фитнес

Йога в гамаке

Создатели йоги в гамаке уверяют: благодаря ей можно вылечить спину, накачать мышцы и даже подрасти. Скептик Ксения Демидкина выясняла, не в нирване ли они все это придумали.

реклама
AD
Йога всегда казалась мне физкультурой для пенсионеров, которая свела с ума хипстеров. Я же, дочь десантника, привыкла в спортзале выкладываться, как на марш-броске. А стоит мне услышать звук восточных напевов и мантр, я устраиваю своим просветляющимся друзьям блицкриг.
Но несколько лет назад я наткнулась на заметку в американском журнале о новой йоге – антигравитационной. Уз­нала, что изобрел ее бродвейский танцор и гимнаст Кристофер Харрисон. 20 лет назад он создал труппу AntiGravity («антигравитация») – позже она исполняла трюки на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити и Афинах. Гимнасты нагружали свои позвоночники не только на работе – львиную долю времени они проводили в самолетах. И страдали спинами. Пока пять лет назад во время подготовки очередного номера Кристофер не заметил: если повисеть вниз головой на гимнастической ткани, прикрепленной к потолку, спина перестает болеть. Так родилась AntiGravity Yoga. Теперь в США с помощью гамака борются с гравитацией и сколиозом Гвинет Пэлтроу, Марайя Кэри, Пинк, Бритни Спирс.

Материал, из которого сделан гамак для антигравитационной йоги, выдерживает до 200 килограммов.

История – особенно фотографии девушек, свисающих с потолка в замысловатых позах, достойных Камасутры, – мне понравилась. Да и со спиной у меня не все в порядке. В детстве папа закалял мой дух, подбрасывая мое тело под потолок, а теперь я, как гимнасты Харрисона, живу в креслах – рабочих и самолетных.
Я решила посоветоваться со своим тренером по бегу Анной Миляевой, сертифицированным специалистом Международной федерации фитнеса. «Не уверена, что пользы от этой йоги больше, чем шумихи, – сказала она. – Смущает, что одновременно с «лечением» позвоночника перенапрягаются сосуды, ведь часть упражнений выполняется вниз головой. А это противопоказано людям с гипертонией». 
«Позвоночник испытывает грави­тационную нагрузку три четверти нашей жизни, – не соглашается Андрей Блохин, хирург, медицинский директор клиники Premier Medica. – «Парение» в воздухе может снять напряжение с межпозвоночных дисков и связок – помните, в конце школьных уроков физкультуры учитель отправлял всех «отвисать» на шведскую стенку?» Давление меня не беспокоит, так что я решила: была не была. И записалась в World Class, едва там объявили о начале занятий антигравитационной йогой.
Вот, новый переворот
Тренер Кирилл Иванов, невысокий атлет с цирковым прошлым, первым делом подвел меня к гамаку, а не усадил читать мантры: сто очков в пользу этой йоги. «Гамак» – это длинная лента ткани, прикрепленная концами к потолку. Просто так в него не сядешь – нужно натянуть его строго перпендикулярно полу, держа в руках, сделать три шага вперед. Затем надо переместить гамак за спину, одну сторону отпустить, а другую захватить семь раз, набирая в руки ткань. Сделали (я – с шестого раза)? Все, залезайте и устраивайтесь поудобнее.
«А теперь медитация», – сказал Кирилл. Его счастье, что я висела в метре над землей – иначе в этом отдельно взятом здании на Житной не по календарю наступил бы День десантника. «Позу выбирайте сами», – продолжал Кирилл. Он приглушил свет, включил заунывные напевы и стал призывать отрешиться от проблем. С задачей я не справилась. 
Сама тренировка началась с десятиминутной разминки: повороты головы, махи руками для разогрева мышц. Затем я приступила к освоению несложных переворотов: надо повиснуть вниз головой, держась за гамак ногами, как за канат. В какой-то момент руки отпускаешь – провисев в таком положении пару минут, я почувствовала, как позвоночник буквально тянется. «Многие боятся, что гамак оборвется, – развлекал меня Кирилл. – Чушь: он сделан из той же ткани, на которой гимнасты в цирке летают под куполом. Выдерживает до 200 килограммов, так что заниматься такой йогой могут даже полные люди. Из противопоказаний помимо гипертонии лишь глаукома и беременность».
Полчаса базовых упражнений и переворотов – и снова пятиминутная медитация. На марш-бросок не похоже. 
Ощущения не из приятных
«Сегодня надо потрудиться, – с такими словами встретил меня Кирилл через неделю. – В антигравитационной йоге два направления. Restorative развивает гибкость. А Flying Fitness укрепляет мышцы. Им и займемся». 
Пять минут медитации, 10 минут полетов под куполом World Class. А по­том я пожалела, что не бегаю в эту минуту под сенью лип Нескучного сада. Вот одно упражнение: стоя на полу и держась за гамак, надо наклоняться вперед – пресс напрягается, как при скручиваниях на тренажере. И так 15 минут. 
«Забирайся в гамак, зафиксируй руки на полу, закрутись вокруг своей оси на 180 градусов и отпускай руки». Я все выполнила – наверно, так чувствовали себя Белка и Стрелка в центрифугах. 
После тренировки тряслись ноги, ныла поясница. На следующий день заболела внутренняя часть бедра. И внешняя. И задняя. И попа тоже заболела. Казалось, мои ежедневные приседания в три подхода по 10 раз прошли даром. Только спина не болела. 
Тянет-потянет
На сей раз разминка плавно перетекла в растяжку. Глубокая растяжка для меня, как для любого человека с нездоровым позвоночником, – пытка. Выяснилось: я еще не знаю, что такое пытка. Гамак опущен, вы сидите на полу, одна нога сог­нута в колене и лежит перпендикулярно корпусу. Вторая нога вытянута назад, ступня в гамаке. «Тяни ягодицы и грудь к полу! – требовал Кирилл. – Сильнее. И расслабься. Пока мышцы зажаты, эффективной растяжки не получится». 
Мои мышцы ног взвыли, когда тренер подошел со спины и слегка надавил на тазобедренные косточки, чтобы пригнуть меня к полу. Когда он досчитал до 10, я уже искусала губы в кровь. В этот раз на медитации я почти уснула. 
Я не открыла смысл жизни, не об­рела третий глаз, не полюбила ситарные переборы. Но меня и не пытались заставить это сделать: антигравитационная йога – базис без надстройки. После одного из уроков я измерила рост: говорят, к концу тренировки люди становятся выше на 0,6 см. Мои 170 остались без изменений. И пусть – зато мне стало легче дышать и держать спину. Теперь, гуляя с папой, я не уступаю ему в выправке. А на работе могу засиживаться до ночи – в прямом смысле.

реклама
AD