Glamourama

Андрей Малахов берет откровенное интервью у Ольги Шелест

Главный телеведущий страны Андрей Малахов дебютировал не только на канале «Россия», но и в качестве интервьюера журнала Glamour. Ну а Ольга Шелест впервые выступила в качестве героини этой рубрики.

реклама
AD

Андрей Малахов и Ольга Шелест

У нас разговор о сильных женщинах, и ты сегодня как раз этих сильных женщин и представляешь. Ты ведь именно такая?

Ты знаешь, наверное, да. Мне кажется, в силу характера и каких-то жизненных обстоятельств я такая закаленная девушка. Я действительно рулю своей жизнью, своей семьей зачастую, своей карьерой. Может быть, мне только не хватает немножко­ женственности.

Может, тебе в политику?

У меня много амбиций, но именно политических у меня почему-то нет. Я все время стараюсь не наступить во что-то липкое, а политика — бесконечный компромисс.

Что считаешь своим фирменным знаком? Горящие глаза?

Ну, наверное, улыбка. Я не считаю себя стильной, у меня много всяких модных промахов, я всегда попадаю в какие-то листы неправильно одетых девушек (смеется. — Прим. ред.), но тем не менее, мне кажется, мой позитив перекрывает всю эту историю. Я на этом выезжаю. И я стараюсь разговаривать с людьми на одном языке. В этом смысле я учусь у своей подруги Риты Митрофановой – вот кто сильная женщина. И она запросто находит общий язык с охранниками, с парковщиками, с олигархами­.

Андрей Малахов и Ольга Шелест

А кто в детстве для тебя был кумиром из женщин, ну или позже, когда ты приехала поступать на журфак?

Я вообще приехала поступать на актерский, несмотря на то, что всегда была поклонницей Татьяны Веденеевой. Я ее обожала, когда она появлялась в каких-то немыслимых нарядах. Она была моим кумиром. Я пыталась шить такие же наряды, так же красилась, мне нравилась ее короткая стрижка, и когда я познакомилась с ней, уже работая на телевидении, то, конечно, была в нереальном восторге. Красивая, умная женщина, очень интеллигентная, знающая себе цену, она была моим ориентиром, потому что к зарубежным ресурсам не было возможности подключиться. Потом уже появилась Мадонна, сильная женщина, которая не стеснялась своего тела, того, что она говорит, что она думает, — в общем-то, так и покатилось.

Завтра у твоей дочки день ­рождения. Как отметите?

Откуда ты всегда все знаешь? У нас ворох подарков, потому что у нас заказы: «Мне нужен парик Рапунцель, мне нужно платье Русалочки...». Приоритеты меняются моментально: только ты купил парик Рапунцель, завтра уже нужен парик Золушки или еще кого-то. Конечно, дарим подарки с утра, заказываем торты, стараемся заранее, но не всегда получается, поэтому иногда я сама пытаюсь что-то сделать, зовем друзей с детьми, и они как-то все общаются, играют, что-нибудь делают, пекут или мастерят. В общем, простой семейный праздник без каких-то бабахов, салютов. Они еще очень маленькие, и мы приучаем их к ценности самого события, чтобы они радовались и удив­лялись каждый год.

В этом сезоне ты ведешь программу на канале «Дисней», где дети становятся дизайнерами своих комнат. Комнаты получаются невероятные?

На самом деле дети непритязательны в своих фантазиях. Сначала им хочется замки, корабли, чтобы горка, бассейн, оттуда выпрыгиваешь сразу в кухню на завтрак, или каток, залитый лед и прочее... но потом они понимают, что все это должно быть немножко рациональным, и включают прямо самостоятельных людей. Ты как будущий отец помни, что свобода превыше всего. Очень часто родители загоняют детей в такие рамки, что они уже не могут фантазировать дальше, чем белый цвет, потому что маме нравится белый цвет. Когда они попадают к нам в программу, у них сносит крышу, они делают ровно наоборот. Родителям нужно давать больше свободы детям — так они растут более ­самостоятельными, креативными, сильными.

Андрей Малахов

Ты в семье тот человек, ­который забивает гвозди?

Я вообще ничего не умею. Я полный лузер в технических всяких историях и как раз в ремонте. У меня даже муж не особо умеет забивать эти самые гвозди. Недавно он купил себе шуруповерт, что-то хотел повесить, и теперь он спрашивает: «Что еще повесить? Что еще повесить?» Ему так это понравилось. Весь дом в дырках.

Ты инстаграм-зависимая?

Отчасти да. Иногда ­забываешь в отпуске про всю эту ленту и даже не заходишь, не листаешь. Потом друзья обижаются, почему ты не поставил лайк фотографии со свадьбы, и ты понимаешь, что все это можно было увидеть в инстаграме, как-то поздравить. А потом я думаю: «Так, у меня уже три дня не было фото, надо срочно что-нибудь запилить». Муж мой, конечно, от этого дико бесится, потому что, как только он возвращается из командировки, я говорю: «Сфотографируй меня, сфотографируй, сфотографируй». Это вообще отдельная тема – мужья, фотографирующие своих жен для инстаграма. Без конфликта тоже не обходится: «Я ­режиссер, ты будешь меня учить, как ­снимать?!»

На Ольге: платье, Ruban; кольцо (на среднем пальце) и серьги, все Sokolov.

Как сильной женщине не дать мужчине догадаться, что она умнее?

Странная история. Почему муж­чина должен быть умнее женщины? Мне кажется, это старомодные штучки, когда женщина не должна подавать виду... Отношения надо строить честно. Если ты честен с партнером, если ты умнее — ну, что поделаешь.

Сильные женщины плачут?

Конечно, плачут, потому что, ­во-первых, у сильной женщины тот же набор гормонов, что и у слабой женщины, а во‑вторых, разные ситуации бывают в жизни, этого не нужно стесняться. Не нужно форсировать события и свое настроение. Сейчас вот я улыбаюсь, а потом камера выключится, и я, может быть, погрущу. А потом снова порадуюсь за тебя.

реклама
AD