Glamourama

«Атмосферное» кино

Когда о кино говорят «стильное», то подразумевают не только игру актеров, режиссуру, операторскую работу, но и костюмы героев.

реклама
AD
Когда о кино говорят «стильное», то подразумевают в первую очередь сильную игру актеров, точную режиссуру, грамотную операторскую работу. Но не последнюю роль в создании атмосферы фильма играют костюмы и сценография. Недаром даже среди номинаций премии Академии кинематографических искусств и наук США есть номинация за лучший дизайн костюмов. Зачастую они не просто одежда для героев, а дополнительный важный штрих к раскрытию образов. А иногда и часть действия. 

Вспомните «кровавый гламур», придуманный Жаном-Полем Готье для образа Виктории Абриль в альмодоваровской «Кике» (1993): секс, смерть, красота — концепция фильма передана в стилистике одежды журналистки Андреа блестяще. «Она только что стала жертвой катастрофы, но и при этом она должна выглядеть гламурно», — так сформулировал задачу режиссер. И дизайнер воплотил: красный и черный — грациозность фламенко и кровожадность корриды, яростная сексуальность, грудь взрывается из-под черного бархата, красными блестящими аппликациями капает на туфли кровь… Эстетика ужаса, мусорного дизайна и пост-панка в моде — так назовет дух костюмов Готье Альмодовар. 

Кадр из фильма «Пятый элемент»

Кадр из фильма «Пятый элемент»

Пример Готье не единственный. К услугам великих дизайнеров одежды режиссеры и актеры обращались не раз. Вот блистательная история сотрудничества Юбера Живанши и Одри Хепберн: он сделал для тогда еще неизвестной актрисы костюмы к фильму «Сабрина» (1954) — единственная номинация на Оскар у картины за лучшие костюмы (получит ее, правда, официальный художник картины Эдит Хэд, которая шила наряды для остальных героев). Но быть похожей на Одри мечтает вся женская половина человечества, сама она становится непревзойденной до сих пор иконой стиля, а одежда ее героинь уходит в жизнь. Вырез «Сабрина-декольте» (глубокий четырехугольный вырез, который Живанши придумал для героини Хепберн) сегодня описывается в энциклопедиях моды, черное, узкое, с вырезанными рукавами платье-футляр (вариация художника на вечную тему Шанель) стало символом французской элегантности. Живанши отныне одевает всех кинематографических героинь Одри, как и ее саму. 

Кадр со съемок фильма «Сабрина» (1954 год)

С «кинематографических» работ начинается и всеобщее признание работы Армани. В фильме Пола Шрэдера «Американский жиголо» (1980) обольстительный герой-любовник Ричарда Гира щеголяет и покоряет сердца в костюме от Армани. 

Кадр из фильма «Американский жиголо» (1980 год)

Костюмы этого бренда сформировали имидж героев сэра Шона Коннери, Роберта Де Ниро и Кевина Костнера в боевике Де Пальмы «Неприкасаемые» (1987). 

Кадр из фильма «Неприкасаемые» (1987 год)

Стоит, конечно, напомнить, что и выход на красную дорожку он сумел превратить в профессиональный парад красоты. Вкус и элегантность — голливудский стиль, который сформировал Армани. Он делал эскизы костюмов для «Хороших парней» Мартина Скорсезе, сейчас работает с Сиенной Миллер в «Камилле» — всего около 200 картин, в которых он принимал участие как художник. Достойный результат. 

Кадр из фильма «Хорошие парни» (1990 год)

Из сегодняшних громких примеров сотрудничества режиссеров и модных дизайнеров стоит отметить триумфально идущую по миру ленту Даррена Аронофски «Черный лебедь» (премьера в России 10 февраля). 40 костюмов к фильму, в том числе для всей балетной труппы, повседневную одежду главной героини и других персонажей, костюм самого Чёрного лебедя для постановки «Лебединого озера» создали сёстры Кейт и Лора Малливи — американский дизайнерский дуэт Rodarte. Сестры известны своей любовью к фильмам ужасов, потому элементы черного триллера в картине их очень привлекли. Это первый для дизайнеров опыт работы для кинематографа. 

Эскизы костюмов для фильма «Черный лебедь» (2011 год) 

Цветовая гамма одежды, особенности кроя (а это все же балетные костюмы, что требует особых умений от дизайнера), детали и украшения — от материала для короны до особенностей пошива тренировочной пачки — все продуманно и соответствует концепции фильма и амплуа героини. 

Кадры из фильма «Черный лебедь» (2011 год)

Белый и розовый в жизни — подчеркнуть инфантильность Нины (Натали Портман), поддерживаемую ее матерью (Барбара Херши). Инкрустированные камнями, тяжелые элементы костюма Одилии — сложность борьбы, которую выдерживает героиня и с собой, и с матерью, и с хореографом (Венсан Кассель). Возможно, с точки зрения эпатажности ничего особенно нового в работах Rodarte нет, но создать эту самую «атмосферность» кино им, безусловно, удалось. Конечно, главное украшение платья — женщина, и игра Портман достойна Оскара, но, возможно, и работа сестер Малливи могла бы заслужить награду.
реклама
AD