Glamourama

«Бегите от мужчин, которых бесят ваши амбиции»: Риз Уизерспун

Оскароносная актриса, а теперь еще и успешный кинопродюсер Риз Уизерспун написала проникновенное послание всем девушкам, которые хоть раз задумывались о том, чтобы изменить свою жизнь и мир вокруг. (Спойлер: дерзайте!)

реклама
AD

На Риз: пальто, Miu Miu; боди, Wilfred, Free for Aritzia; моносерьга, Céline.

Девятого ноября 2015 года Риз Уизерспун поднялась на сцену нью-йоркского Карнеги-холла, чтобы получить награду «Женщина года» Glamour, и произнесла речь, которая стала вирусной: «Я верю, что амбициозность — не ругательство!» Зал бурно аплодировал, а уже на следующий день интернет заполнился цитатами из выступления и комментариями вроде «Хочу, чтобы Риз поселилась у ­меня на плече и шептала про важность амбиций до конца моей жизни». Спустя два года, когда очередной продюсерский проект Уизерспун — сериал «Большая маленькая ложь» — получил четыре премии «Эмми» и шесть номинаций на «Золотой глобус», мы попросили Риз рассказать нам, каково быть амбициозной женщиной и ­зачем это нужно. Она ответила вдохновляющим письмом.

«Я долго работала над своей речью для «Женщины года» Glamour, читала статьи о том, что люди считают амбициозность негативным качеством. Было исследование ­Колумбийского университета, согласно которому ­амбициозные девушки считались эгоистичными и имели меньше шансов получить работу, чем амбициозные мужчины. Это заставило меня задуматься: почему же, блин, так плохо быть амбициозной? Я ведь всю жизнь была такой. Хорошо помню, как в третьем классе заявила учителю, что хочу стать первой женщиной — президентом США. Амбиции — это внутренний двигатель. Это любопытство, наличие идей и желание их воплотить. В ту ночь со сцены Карнеги-холла я задала вопрос: что если бы всех женщин поощряли быть более амбициозными­?

Платье, Sonia Rykiel; туфли, Roger Vivier; серьги, Erickson Beamon.

С того момента нам посчастливилось лице­зреть множество амбициозных женщин в деле. Я безумно радовалась, наблюдая за победами коллег в шоу-бизнесе. Фелисити Джонс была прос­то феноменальна в фильме «Изгой-один. Звездные войны» (и ведь он собрал в мировом прокате больше миллиарда долларов). Невероятный кассовый успех ждал и «Чудо-женщину» ­режиссера Пэтти Дженкинс с Галь Гадот в главной роли. Именно такие фильмы — с сильными и яркими героинями — я хотела смотреть, когда была маленькой.

Джемпер, Miu Miu; боди, Repetto; туфли, Christian Louboutin; кольцо, здесь и далее, собственность Риз.

Я хорошо помню, каково было быть молодой актрисой в Голливуде пятнадцать лет назад. Как много девушек толпились в ожидании проб на одну-единственную женскую роль в каком-­нибудь фильме. В любом фильме, потому что всегда была только одна нормальная женская роль. Иногда она доставалась мне, я приезжала на съемки и понимала, что кроме меня в кадре разговаривать будут только мужчины. Еще помню, что в съемочных группах не было женщин — разве что кто-то из костюмеров. Я нередко оказывалась единственной девушкой в окружении ста пятидесяти мужчин и размышляла о том, как это странно: женщины составляют половину населения планеты, но только почему-то не в Голливуде.

А теперь вернемся в настоящее. Я ­никогда в жизни не работала с женщинами столько, сколько сегодня. Взять две мои свежие актерские работы. Комедию «В гостях у Элис» спродюсировала Нэнси Мейерс, снявшая потрясающие фильмы «Стажер», «Любовь по правилам и без» и ­«Отпуск по обмену», а режиссером стала ее дочь, Холли Мейерс-Шайер. В марте выйдет приключенческий фильм «Излом времени» с бюджетом более ста миллионов долларов. Сценарий к нему написала автор «Холодного сердца» Дженнифер Ли, срежиссировала Ава Дюверней, а сыг­рала в картине 14-летняя Сторм Рейд. Наставниками юной героини в сказочной вселенной стали Опра Уинфри, Минди Калинг и я — совершенно нетипичные супергероини блокбастеров. Вместо кулаков и пушек мы используем в борьбе со злом любовь, мудрость и немного магии.

В индустрии вроде бы начали понимать, что у женских проектов большой потенциал, но я до сих пор слышу, как крупные студии говорят: «Мы не заинтересованы в таком материале». Когда я пыталась продать студиям «Исчезнувшую», мне отказали все, кроме одной ­(конечно, все изменилось, когда книга стала мировым ­бестселлером).

А уж если нам, женщинам, позволяют делать кино, то мы оказываемся под сильнейшим давлением: фильм обязательно должен стать хитом. Если лента не выстреливает в прокате, студии выносят вердикт: «Нам такие авторы не нужны». Но правда в том, что в принципе не все фильмы выстреливают. И мужчине-режиссеру точно легче найти новую работу, имея за спиной несколько провалов. Разве не должны женщинам давать столько же шансов, сколько и мужчинам? И как насчет того, чтобы давать женщинам хоть один шанс? Женщины-режиссеры, сценаристы и продюсеры до сих пор с трудом находят работу. Только 25 % людей, работающих на этих позициях на телевидении, — женщины. В большом кино ситуация еще хуже: всего 17 %. Именно это я стараюсь изменить. Пять лет назад я основала производственную кинокомпанию, чтобы обеспечивать как можно больше девушек работой в кино. Сейчас у меня в разработке 23 проекта. Думаю, стоит упомянуть, что первые годы я лично финансировала свою компанию. Есть ошибочное представление о том, что популярным актрисам все приносят на блюдечке. Нет, никто ничего мне не давал. Я стала просыпаться раньше, ложиться позже. Быстрее читать сценарии, быстрее отвечать на письма. И звонить, звонить, звонить в кинокомпании, пока они не скажут: «Да, мы ­беремся за ваш проект».

Вот мой совет: делайте то, что получается у вас хорошо. Если вы продюсер — продюсируйте. Если писатель — пишите. Если вы работаете в корпорации — работайте усердно, чтобы подняться на самую вершину. Если ваш внутренний голос шепчет: «Может, я могла бы заняться [вставьте свой вариант]», — не затыкайте его. Дайте ему время, чтобы стать громче, и найдите среду, в которой он будет услышан. Как-то я болтала с приятельницей, которая учится в аспирантуре Стэнфорда. Она сказала: «Я, как и ты, упрямая блондинка ростом метр с кепкой. Таких не любят в компа­нии, где я работаю. Они не хотят знать моего мнения». Я ответила ей: «Может, ты не там работаешь? Если люди не ценят тебя, пора двигаться дальше». Это касается не только работы, но и дружбы, и отношений. Когда тебя поддерживают — это бесценно. Каждый раз, когда я чувствую себя растоптанной, мой муж Джим обнимает меня и говорит: «Ты лучшая! Ты сможешь снять этот фильм, и все у тебя будет замечательно!» Еще он утешает меня историями из мира спорта, которые я не всегда понимаю. Он говорит: «Разве Джордан Спит (американский гольфист. — Прим. ред.) сдался после провала в финальном раунде в Джорджии?» И я такая: «Хм... не знаю». Джим говорит: «Нет! Нельзя сдаваться, если ты талантлив. Спит оклемался и выиграл открытый чемпионат Великобритании». Обожаю своего мужа.

Платье, Bottega Veneta; серьги, Carole Tanenbaum Vintage Collection.

Недавно я наткнулась на результаты гарвардского исследования, согласно которым студентки MBA занижают свои карьерные амбиции перед однокурсниками, потому что боятся не выйти ­замуж. «М-да», — подумала я. Бегите от мужчин, которых бесят ваши амбиции. В мире так много парней, уверенных, что амбиции — это сексуально! Когда ваши амбиции принесут плоды, помогайте другим девушкам. Мне потребовалось три хита — «Исчезнувшая», «Дикая» и «Большая маленькая ложь», — чтобы меня начали серьезно воспринимать в продюсерских кругах. Теперь боссы киностудий относятся ко мне с уважением — быстрее перезванивают и дают конструктивные ответы на мои предложения. Но особую радость у меня вызывает тот факт, что теперь мне звонят актрисы с вопросом: «Не хочешь ли снять что-нибудь со мной?» Конечно, хочу. Потому что эти женщины заслуживают лучших ролей, которые раскрывали бы их талант. Однажды подруга спросила меня: «Что бы ты хотела в себе изменить?» Я задумалась и ответила: «Иногда мне хочется приглушить амбиции. У меня каждую неделю появляется новая цель, это истощает». В дни, когда я чувствую себя выдохшейся, ложусь спать пораньше. Но, отдохнув, понимаю: именно желание изменить мир будит меня по утрам. Так вот, возвращаясь к вопросу в Карнеги-­холле. Что, если бы всех женщин поощряли быть более амбициозными? Думаю, мир бы действительно изменился».

реклама
AD