Glamourama

Бейонсе и ее секреты красоты

Главная дива стиля r’n’b Бейонсе Ноулз, она же миссис Шон Джей-Зи Картер, рассказала, какой предстанет на концертах в рамках нового турне и какой становится, возвращаясь к семье.

реклама
AD
«Я такая неловкая! Постоянно падаю, ударяюсь обо что-нибудь. Сколько шишек я набила за свою жизнь – не счесть! Вечно ноги, бедра в синяках. В конце концов я просто перестала обращать на свою неуклюжесть внимание». 
Если вам кажется, что 31-летняя Бейонсе Ноулз – богиня, вы ошибаетесь. С развенчания своего культа певица начинает наше интервью, удобно устроившись на диване в манхэттенской фотостудии Патрика Демаршелье. Рассказывает, как однажды рухнула с лестницы, зацепившись 17-сантиметровым каблуком за полу пальто. Как на фестивале «Гластонбери» едва не растянулась на мокрой от дождя сцене. «Каждый раз, когда я снимаюсь в клипе, все заканчивается травмой», – смеется Бейонсе. 
Но без шпилек она не может жить: это такая же часть ее сценического образа, как зажигательные танцы, откровенные наряды и доходящий до границы ультразвука мощный вокал. «Шпильки я ношу с 13 лет. К тому же на сцене из-за адреналина не чувствуешь боли, – признается звезда. – Но как только оказываюсь за кулисами, туфли тут же летят в дальний угол». 

Платье из органзы и тафты, Oscar de la Renta; босо­ножки со стразами, Alexander McQueen.

Во время интервью Бейонсе снимает камера: певица скрупулезно протоколирует каждый свой публичный шаг на сцене и вне ее. У нее роскошные миндалевидные глаза с фарфоровыми белками, фантастически длинные ресницы, волосы завиты в упругие кудри – даже в обычной жизни Бейонсе во всеоружии. 
Хотя, кажется, никакой обычной жизни у нее нет – вся она проходит в свете софитов, под прицелом фотокамер, во внимании журналистов. Если Бейонсе не выступает с концертом, то получает Grammy: в феврале забрала уже 17-ю награду за песню Love on Top. Или купается в лучах славы на киноцеремониях – как этой зимой, когда королева r’n’b представила документальный фильм с амбициозным названием «Бейонсе. Жизнь как сон» и ролями самой Ноулз: она выступила и режиссером, и продюсером, и героиней. 
После премьеры певица отправилась на ток-шоу Опры Уинфри. «Я ­чувствую, что настало время объяснить людям, кто я на самом деле», – говорила она дрожащим от волнения голосом в присутствии младшей сестры Соланж, мамы Тины и мужа Шона Джей-Зи Картера. А дальше шла исповедь – о том, как в 2011-м Бейонсе пережила выкидыш, как сразу после него отказалась от услуг отца-продюсера и взяла в свои руки управление многомиллионной империей под названием Beyonce Knowles, как изменило ее появление на свет дочки Блю Айви.

Через год после родов она сбросила 26 кг и спела на Суперкубке – шоу посмотрели 100 миллионов человек.

Роды деятельности 
Бейонсе было семь, когда ее отметили на конкурсе юных талантов в родном Хьюстоне в Техасе. Стеснительная и застенчивая в жизни, девочка преображалась, едва начиная петь. Теперь, по оценке Forbes, ее состояние оценивается в 300 миллионов долларов. С апреля певица находится в мировом турне The Mrs. Carter Show: ближай­ший к России по дате и расстоянию концерт запланирован на 1 июня на лондонском стадионе «Твикенхэм». Бейонсе вынесла в заглавие фамилию по мужу. Есть почему быть на вторых ролях – вклад рэпера и влиятельнейшего в Америке продюсера Джей-Зи в семейную копилку уже составил сумму под 500 миллионов долларов. 
«Я действительно ощущаю себя миссис Картер – еще более смелой и бесстрашной, чем была, – объясняет певица. – Теперь я отчетливо вижу цель в жизни. Я по-настоящему узнала себя, только когда увидела свою крохотную дочку. Помню, подумала тогда: «Ведь именно для этого я и была рождена». Я стала по-новому воспринимать свое тело. Почувствовала себя в нем уютно. Мне кажется, для женщины важно постоянно ощущать свою ­чувственность». 
На сцене Бейонсе – настоящая секс-бомба, смело демонстрирует поклонникам роскошные формы. Феминистки негодуют: сценический образ противоречит реальной Ноулз, состоявшейся бизнес-вумен, которая своей карьерой должна подавать другим женщинам пример. «Почему нужно выбирать, к какому типу себя относить? – удивляется в ответ на упреки певица. – Зачем навешивать ярлыки? Я просто женщина, и мне это нравится. Разве красавица не может быть умной и сексуальной? Что за чушь! Я современная феминистка: верю в равноправие, в то, что у женщин должно быть больше возможностей. При этом я счастлива в браке и люблю мужа». 
В фильме «Жизнь как сон» масса тому доказательств. Вот Бейонсе и Джей-Зи на яхте у берегов Греции – на лице певицы блаженство. Вот банкет в честь дня рождения мужа – жена говорит проникновенный тост. Вот на отдыхе в Хорватии он поет ей «серенаду» – альтернативно-роковую песню Yellow группы Coldplay. 
Они долго встречались, тщательно скрывая отношения. В апреле 2008-го сыграли скромную свадьбу – прямо в своей нью-йоркской квартире. А в январе прошлого года у пары родилась дочь. Возвращение на сцену потребовало от Бейонсе огромных усилий: «Мне казалось, что мой нос вырос на полметра. Лицо растолстело, губы распухли. Я поправилась на 26 килограммов! До рождения дочки я пообещала себе: «Никогда не наберу лишний вес, всегда буду в идеальной форме». И уже через месяц после родов начала заниматься собой». Она ходила в спортзал четыре раза в неделю, считала калории, репетировала до кровавых мозолей и шла домой, только когда валилась с ног от усталости.
Еще во время беременности Бейонсе запланировала концерт – хотела дать его через три месяца после родов. Сейчас она признается: «Не было смысла так спешить. Если бог даст, у меня еще будут дети, я подольше посижу дома». 
Малышке Блю Айви исполнился год, когда выступление мамы на Суперкубке по американскому футболу собрало у экранов 100 миллионов человек. Накал концерта был такой, что на стадионе вырубился свет – 
электрики полчаса восстанавливали подачу энергии. 
«Она лучшая певица всех времен и народов, – считает Дженнифер Хадсон, партнерша Бейонсе по киномюзиклу «Девушки мечты» семилетней давности. – Ничего подобного ее шоу вы ни у кого, нигде и никогда не увидите. Любое ее выступление – событие, про которое можно потом с гордостью говорить: «А я на том ­концерте была!» 
«На сцене я даю выход эмоциям, – рассказывает Бейонсе. – Могу что угодно сказать, шутить, вести себя легкомысленно, демонстрировать сексуальность. Уходя после шоу за кулисы, я уже понимаю, удалась мне магия или нет. Так было и после выступления на Суперкубке – я знала: оно прошло великолепно! Правда, запись я еще не посмотрела, хочу, чтобы она «отлежалась». Вот когда мои эмоции от представления схлынут, я смогу насладиться действом как зритель». 
После Суперкубка Бейонсе, фанат здорового питания, устроила себе праздник еды: «Я объелась пончиками, чизбургерами, рыбой во фритюре. Даже отведала жареного аллигатора! Лишние килограммы ушли после занятий в спортзале. Зато какое было наслаждение!»

Папина дочка 
Звезда старается все держать под ­контролем – даже пыталась запатентовать имя дочки, правда, не удалось. В 2011-м Бейонсе отказалась от услуг своего отца Мэтью Ноулза, который 15 лет был ее личным менеджером и определял каждый шаг. Для певицы это было непростым решением – в ее успехе отец сыграл роль не меньшую, чем Джей-Зи. Она не считает Мэтью Ноулза тираном, хотя в самом начале фильма «Жизнь как сон» признается: «Я всегда хотела, чтобы отец меня похвалил, но так и не дождалась». Отношения в семье непростые: четыре года назад у Мэтью родился внебрачный ребенок, и он развелся с матерью Бейонсе Тиной. 
Но железный характер у певицы точно от отца. Она скора на расправу, если кто-то отказывается ей подчиняться. В фильме есть сцена, в которой Бейонсе ждет эфира на MTV, чтобы объявить о своей беременности. «Вам помочь? – ласково спрашивает она свою команду, которая не успевает закончить подготовку выступ­ления. И ледяным тоном добавляет: – А то я могу...» 
Как говорит Келли Роуленд, парт­нерша Бейонсе по группе Destiny’s Child, с солирования в которой началась всемирная слава певицы, «она вечно всем руководит – кроме приготовления пищи». 
«Я очень сильная и очень уп­ря­мая, – отвечает Бейонсе, когда я прямо спрашиваю, не стерва ли она. – Если я говорю «нет», это значит «нет». Если «да» – то «да». Есть вопросы, которые я даже не обсуждаю. И вряд ли когда-нибудь стану вести себя иначе. Слава богу, я занимаю такое положение, что, если кто-то со мной не согласен, я просто разворачиваюсь и ухожу. Бывает, людям требуется время, чтобы понять, что я говорю серьезно. Но если я чего-то хочу или чего-то заслуживаю, я буду стоять на своем до конца. Это было первое, чему я научилась, попав в этот мужской бизнес». 
К кому она обращается за советом? «Разумеется, к мужу», – отвечает Бейонсе. Джей-Зи – ее Пигмалион, превращающий хорошие записи песен в платиновые альбомы. «Еще я часто советуюсь с сестрой Соланж, – продолжает Ноулз. – С мамой, конечно же. У каждого человека в моей жизни своя особая роль. Но принимаю решения я одна». 
Покой ей даже не снится – Бейонсе не выносит бездеятельности ни в себе, ни в других. «Я просто требовательная, – комментирует она. – Я могу отличить талантливую вещь от ­бездарной и строже всех спрашиваю с себя. Такой характер у меня с девяти лет. Меня этому никто не учил». 
Как же она воспримет, если ее дочь когда-нибудь возьмет в руки микрофон? Будет ли добиваться от Блю Айви той же самоотдачи, с которой когда-то сама относилась к занятиям музыкой? Певица качает головой: «Думаю, она разберется. Я готова помогать ей во всем, лишь бы дочь была счастлива. Конечно же, я хочу, чтобы у нее были целеустремленность, упорство, увлеченность. Но во всем нужна мера. Я уже заметила, что ей нравится ритмичная музыка вроде сальсы. В общем-то, это можно было предполагать: во время беременности я сама ездила в турне, сопровождала на гастролях мужа. От звуков драм-машин все внутри у меня ходило ходуном...» 

«За всю жизнь отец ни разу меня не похвалил». Железным характером Бейонсе пошла в него.

В турне The Mrs. Carter Show Бейонсе взяла Блю Айви с собой. «Обожаю гастроли, – признается певица. – В поездках для меня каждый день – счастье. Я могу спать до трех часов дня, безостановочно смотреть мультфильмы, свернувшись калачиком на диване. Могу ходить по музеям и ресторанам, гулять. Но в семь часов начинается совсем другая жизнь: я начинаю готовиться к концерту, а потом два часа делаю то, что люблю больше всего на свете, – пою. Пока я смогу петь, я буду счастлива, пение полезно моему организму. А на следующий день я уже еду в какое-нибудь новое красивое место, и все повторяется снова». 
Есть ли у нее, этой железной леди шоу-бизнеса, кумиры? Конечно! Вне конкуренции – Леди Гага. «Я в восторге от всего, что она делает», – комментирует Ноулз. Еще Тина Тернер – «она умеет быть одновременно сильной, женственной и соблазнительной». Бейонсе восхищается формами Мэрилин Монро и стилем Жаклин Кеннеди.
В детстве она сама была сорванцом и носила исключительно брюки. Когда стала подростком, приходила в ужас при одной мысли, что ей придется выйти на улицу с дамской сумочкой. Одеваться женственно ­Бейонсе стала лишь в старших классах: начала с того, что накупила винтажной одежды. 
А теперь в жизни и на сцене Бейонсе носит только лучшее из свежайших фэшн-коллекций и лишь то, что помогает ей продемонстрировать длину ее ног – узкие джинсы, мини-платья и шорты. 
Окно и мир 
Наше интервью подходит к концу. Телохранители, советники, менеджеры, продюсеры и ассистенты потихоньку обступают Бейонсе, чтобы немедленно ее увести, как только я выключу диктофон, а оператор – камеру. В дальнем углу студии одиноко сидит Джей-Зи с выражением усталости на лице, с каким ждут своих жен все мужчины мира. Я знаю, что он не любит давать интервью, говорить о себе, так что напоследок спрашиваю Бейонсе, как супруг относится к ее любви выносить сор из избы – в фильме, на ток-шоу, в нашей беседе сейчас. 
«Он гордится мной, моей смелостью, тем, что мне хватило упорства и сил осуществить свои мечты, – отвечает певица. – Я очень дорожу нашими отношениями и всегда буду их оберегать». 
На улице вечер, Манхэттен светится разноцветными огнями. Мимо проносятся такси с рекламой фильма «Жизнь как сон». В динамиках сувенирного киоска играет Love on Top. Со стен небоскребов смотрят огромные, подсвеченные билборды Бейонсе. Сама звезда обычно видит все это из окна своего бронированного лимузина. Я не спрашиваю ее, этого ли она ждала, в девять лет покорив свою первую аудиторию, хотела ли бы что-то в своей жизни изменить, если бы могла повернуть время вспять. Но что бы она сделала, если бы стала невидимкой, получив возможность пройтись по улицам незамеченной? «Я бы пошла на Таймс-сквер – никогда на ней не была. Или сходила в клуб потанцевать. А вообще-то мне грех жаловаться», – отвечает Бейонсе, слегка погрустнев. И лимузин уносит ее туда, где не нужна шапка-невидимка, чтобы побыть собой и пожить в свое удовольствие, – к семье. 

реклама
AD