Glamourama

«Даже если человек совмещает благотворительность с само­пиаром, он делает хорошее дело»: Ингеборга Дапкунайте

Ингеборга Дапкунайте — о радужных съемках ­мрачного детектива «Мост», о рамочках в инстаграме и нескромной, но очень нужной благотворитель­ности.

реклама
AD

Темная, даже мрачная комната. Окна заклеены черной пленкой, на столах и подоконниках — ­кипы бумаг, на стенах — фотороботы подозреваемых и небольшие листочки, на которых от руки написаны транскрипции эстонских слов. Идут съемки сериала «Мост» — российской адаптации скандинавского детективного хита. В отечественной версии действие перенесли на границу России и Эстонии (там, на мосту между двумя странами, обнаруживают труп), а следователей играют Михаил Пореченков и Ингеборга Дапкунайте. Специально для актрисы по всей комнате развешаны подсказки — ради роли литовке Ингеборге пришлось учить эстонский. Сама актриса признается, что новое не всегда дается ей легко (инстаграм, например). Однако всегда берется за дело с большим энтузиазмом, и наглядное тому доказательство — ее активная работа в качестве попечителя ­фонда ­«Вера».

«Даже если человек совмещает благотворительность с само­пиаром, он делает хорошее дело».

Вы смотрели оригинальный сериал?

Очень давно.

А ведь еще и американская версия есть, и англо-­­фран­цузская.

Да-да. И каждая имеет свои особенности. Русский следователь и эстонский комиссар отличаются друг от друга намного сильнее, чем шведский и ­датский.

Когда вам предложили сыграть эстонку, вы сразу согласились или раздумывали?

Сразу. Потому что такие роли бывают редко.

**Это какие? Следователей-женщин на экране вроде много. **

Дело ведь не в том, кого ты играешь, а насколько интересна роль. Мне понравился сценарий. И режиссер ­Константин Статский — мы с ним сразу ­поладили.

Еще, говорят, вы отлично ­поладили с Михаилом Пореченковым.

Да. Мы разные, но это нас ­сблизило. Отношения экранных героев развивались па­раллельно нашим.

Как в целом впечатления от работы с ним?

Миша не только очень талантливый актер, но и надежный партнер.

А что значит «надежный», ­если мы говорим об актере?

Он работает в команде, а не сам по себе.

Пока ждала начала интервью, решила поискать вас в ­инстаграме. И очень обрадовалась, что вообще вас там обнаружила.

Да, я новичок. И как он вам?

**Понравился. Он такой, очень интеллигентный. **

Бывают неинтеллигентные?

**Ну, когда, например, слишком много селфи. **

У меня есть несколько...

«Мне вот нравится Петербург. Но я сделаю фото для инстаграма, а потом думаю: кому этот пейзаж интересен, кроме меня? И не выкла­дываю».

Вы его сами ведете?

Разве это не заметно? Все сама.

У вас просто много фото в белых­ рамочках.

Красиво же, когда в рамочках.

То есть вы скачали специальное приложение...

Да. Но с этим мне помогла ­одна тринадцатилетняя ­девочка. Моя юная подруга.

**Классно, что у вас есть ­подруги такого возраста! **

Она помогает мне разбираться с инстаграмными делами. Не всегда хватает на это времени­.

А ведь кто-то еще и в фейс­тюне фото обрабатывает.

Что такое фейстюн?

**Это как фотошоп: цвет лица выравнивает, придает стройность и вообще делает из вас конфетку. **

М-м. Я умею только дымку ­добавлять — сверху и снизу.

Тогда вы довольно опытный пользователь.

Самое трудное – писать, отмечать и искать все эти подписи с «крестиками» (речь о хештегах. — Прим. ред.). Каждый раз думаю: «Вдруг человека не так подпишу? Ему обидно будет. А не подпишу — тоже обидится». Новый мир, который еще не до конца мне понятен. Родители учили вести себя скромно. А тут вы выкладываете фото, которое могут увидеть миллионы людей по всему миру. О какой скромности может идти речь?

Вы один из попечителей фонда «Вера», который занимается поддержкой хосписов и их пациентов. Принято считать, что добродетель и публичность — вещи несовместимые. Согласны с этим?

У каждого фонда есть свое ­лицо: у «Детей-бабочек» — ­Ксения Раппопорт, у «Галчонка» — Юлия Пересильд, у «Артиста» — Женя и Маша Мироновы, у «Подари жизнь» — Чулпан Хаматова. Если я до­веряю человеку, значит, доверяю фонду, который он представляет. Та же история и с «Верой». Мы сейчас об этом говорим, значит, имеем возможность привлечь ­внимание к фонду.

**Согласна, вместе мы сделали еще один шаг вперед. Большой или маленький — каждый читатель пусть решит для себя сам. ** Скромность — прекрасное качество, но в нашем деле она не лучший помощник. Даже если человек совмещает благотворительность с самопиаром, он делает хорошее дело. Если люди отозвались, значит, цель достигнута­.

реклама
AD