Glamourama

«Деревья сажала, дом построила, а вот сына...»: Регина Тодоренко раскрывает планы на будущее

Судьба Регины Тодоренко больше не зависит от того, орлом или решкой упадет монетка. Она ведет собственное шоу, снимается в новом проекте и готовится к еще одной, возможно, самой главной роли в своей жизни.

реклама
AD

Теплый московский день. Мы с Региной прогуливаемся по ВДНХ в поисках места для разговора. Через пару часов она превратится в роскошную ретродиву, останавливающую взглядом прохожих, поливальные машины, время. А сейчас на ней простое платье в горошек и «макияж без макияжа». Ей это тоже идет. «Может, поедим вареников?» — предлагает Регина. Почему бы и нет? С ней все как-то без пафоса: она запросто расскажет забористую историю со съемок «Орла и решки» или объяснит, зачем ей #деньсрача в инстаграме. В конце 2017-го Тодоренко ушла из шоу, которое принесло ей популярность. А летом начала вести «Пятницу с Региной», так что полку Эллен Дедженерес и Ивана Урганта с их именными передачами прибыло. Да и вообще об этой девушке можно снять целый сериал. (Спойлер: такое тоже будет!)

Жакет и блуза, все H&M Studio; юбка, Alexander Terekhov; сумка, Christian Dior; колготки, Calzedonia; перчатки, Agnelle; серьги, браслеты, часы, все Cartier.

Главный вопрос в конце лета: вам удалось отдохнуть?

Честно говоря, я планировала отдыхать все три месяца и продолжаю это делать. Съездила к родителям в Одессу, отпраздновала день рождения в Лондоне, потом полетела в Турцию и еще рассекала на яхте по Средиземному морю. ­Конечно, все дорого-богато, всюду «золотая карта». Но в то же время есть ощущение, что я не отдыхаю, потому что параллельно работаю над своим проектом: вношу правки в монтаж, пишу и подбираю музыку, распределяю бюджет, раздаю команды и успеваю ссориться из-за цензуры на телевидении. И заодно думаю: «Хоть бы моя задница красиво загорела». ­(Смеется.) Хорошо, что все это я делаю не одна. У меня есть творческое объединение «ПБ», которое выполняет огромный пласт ­работы.

Кажется, Регина все так же много путешествует.

Конечно! А знаете, где я лучше всего провела время? На даче! Это такая глушь под Одессой. Шесть дней сидела в панаме, собирала черешню и... монтировала «Пятницу». Вокруг птички, коровы, лиман, и ты просто сидишь и кукуешь... Кайф!

Сложно было решиться делать собственное шоу?

Я очень боялась. Каждый раз, когда идешь на какой-нибудь проект, тебе страшно: вдруг ударишь в грязь лицом? Так было со мной на «Фабрике звезд», в «Голосе», «Орле и решке». Но там ты действуешь в уже созданных кем-то обстоятельст­вах. А тут ты сам создаешь их с нуля, и приходится разбираться во всем: в монтаже, способах обработки звука, выставлении света, организации команды, в бюджете, зарплатах. От всего этого голова идет кругом.

Плащ, Marciano Los Angeles; колготки, Calzedonia; перчатки, Max Mara; серьги, колье, все Bvlgari.

Зачем вам вообще свое шоу?

Чтобы рассказать все те веселые и сумасшедшие истории, которые случались со мной; чтобы испытать на артистах все, что пережила я. Например, накормить Олежку Майами коктейлем из бычьих яиц, Сашу T-killah вымыть в душе, а Влада Соколовского заставить исполнять танцы народов мира. Да и просто хочется дать зрителю возможность отдохнуть от скандальных новостей. Пусть увидит, что актеры, певцы, ­продюсеры — обычные люди, которые в непривычной обстановке ведут себя как люди, а не как «зазвездившиеся звезды». Короче, снимаем маски.

Кого больше всех хотелось бы пригласить в эфир?

Шуфутинского! И он ­придет. Меня брат кормил такими музыкантами, как Шуфутинский, Лайма Вайкуле. У меня были кассеты, пластинки, мне нравилось. Это детство. А еще он какой-то проводник в моей жизни. Я так часто вижу его в самолетах, что начинаю думать: нам надо поговорить.

Забавно, один раз я тоже летела с Шуфутинским.

Может, он работает в «Аэрофлоте»? (Смеется.) Реально, мы очень часто пересекаемся.

В «Орле и решке» вы со многими интересными людьми пересекались. Кто-нибудь оставил особый след в памяти?

Да, было безумно ­интересно общаться с японским ученым, изобретателем роботов Хироси Исигуро. Он был очень закрытым, непробиваемым, как стена, но поэтому и интересно. А еще я брала интервью у проститутки в Африке. Самое честное в жизни. Ужасно боялась ее обидеть и спросила что-то вроде: ­«Наверное, вы очень любите мужчин, раз занимаетесь такой работой?» А она: «Нет, малыш, я очень люблю деньги, а это просто работа». У меня ­челюсть отпала.

У вас в инстаграме пишут: вот раньше в «Орле и решке» ­была одна Регина, а сейчас другая. Вы с этим ­согласны?

Ага, это чудо монтажа, ­ребята! Помню, когда только ­пришла в «Решку», писали: «Фу, что за тупица, пускай лучше ­поет». Потому что я пришла ­туда ­после «Фабрики звезд» и еще пела в группе. Короче говоря, эти круги ада я прохожу на каждом новом проекте. Мне даже кажется, что пишут те же люди, которые через год скажут: «Боже, класс, мы обожаем ее, а-а-а!» Это так забавно.

А #деньсрача в вашем инстаграме — это что и зачем?

Это день, когда мои хейтеры могут выговориться. Я немножко устала от плохих комментариев. Иногда они меня расстраивают дико. А тут я даю всем возможность выпустить пар: рассказать, что им во мне не нравится, а заодно и на собственную жизнь пожаловаться.

**И как? Сработало? **

Самое интересное, что о проблемах никто писать не стал. Наоборот, я получила кучу комментариев о том, как все меня любят. Согласитесь, это же парадокс! Хейтеры попрятались. Не понимаю их, как будто действуют от противного...

Продолжение читайте в сентябрьском номере Glamour. В продаже с 14 августа!

реклама
AD