Glamourama

Дружба на волоске

Allure спросил у пяти известных женщин, кто их парикмахеры и почему они давно доверяют им не только волосы, но и свои секреты.

реклама
AD

Эвелина Хромченко, журналист, ведущая программы «Модный приговор» на Первом канале

Свой цвет найти непросто
Долгое время я была русой и приставала к Тодчуку с требова­ниями перекрасить меня в блондинку. Он – ни в какую! И тут мой приятель привез в свой са­лон красоты двух французских парикмахеров. Они-то и сделали из ме­ня блондинку. Правда... зеленоватую. Через три дня я была в кресле у Саши, и он с грустью констатировал, что Бог шельму метит и, как в фильме «Покровские ворота», «будем резать к чертовой матери». Так я на время поменяла фирменное каре на платиновый ежик. 
Каре «от Тодчука» идеально держит форму
Я могу долго не стричься, и прическа все равно будет идеальной. Иногда мной овладевает навяз­чивая идея снова подстричься коротко. Но всякий раз я в последний момент трушу, и мы просто слегка меняем длину.
Стрижку я доверяю только Тодчуку
Когда мне срочно нуж­­на укладка, меня спа­сают Янина Кулакова и Вероника Чепля из Aldo Coppola, Юра Хохлов, владелец салона «Юрий», и мастер «Модного приговора» Рита Все­святская. Но стрижка – это всегда только Тодчук. И не только потому, что он виртуозно стрижет и подбирает блонд. За двадцать лет Сяся – я почему-то всегда так его называю – стал мне близким человеком. Для меня просто увидеть его лишний раз – радость.

Александр Тодчук, владелец сети салонов «Александр Тодчук»

Моими первыми моделями были солдаты
Когда отец услышал, что я хочу стать парикмахером, то решил, что это сон. Он – генерал, а сын – цирюльник?! По его настоянию я о­кон­чил Харьковский авиационный институт и пошел в армию. И стричь начал именно там. Грубые, под машинку, но все равно это были стрижки. Потом я учился у самого из­­вестного в Харькове парикмахера. Сестра тогда продала свое модное пальто, чтобы я мог заплатить за уроки.
Я стригу Эвелину двадцать лет
Мы познакомились, когда она была студенткой журфака, а я только приехал в Москву. Волосы у нее были русые, немного вьющиеся, средней длины. Нас свел общий приятель. Помню, тог­да я сделал ей пышное объемное каре и покрасил в рыжеватый тон. Я вообще люблю теплые оттенки – они молодят и придают свежий вид. К пепельному цвету мы пришли только через несколько лет. Но я никогда не крашу ее в один тон, обязательно добавляю теплые блики. Иначе неизбежен эффект парика. 
В том, что Эвелина встала на каб­луки, есть и моя заслуга
Однажды я сказал: «Женщина без каблуков – это гонщик, сошедший с дистанции». Через пару месяцев Эвелина пошу­тила, что теперь даже спит в шпильках.
Яна Лебедева, главный редактор сайта trendspace.ru

Окрашивание для меня – табу
До того как попасть к Оле, я постоянно меняла прическу: то отращивала волосы, то носила каре, то делала прямую челку. В двенадцать лет у меня даже проснулась любовь к желто-фиолетовым прядям. После этого я с трудом вернула свой натуральный цвет. С тех пор – никаких экспериментов с цветом.  
Самое важное – челка
Как говорит сама Рубец, челка – лицо всей стрижки. Оля потрясла меня тем, что, когда я впервые села к ней в кресло, она справилась с моей челкой в два счета. После этого я поняла, что нашла своего мастера. Раз в месяц я обязательно забегаю к Оле освежить стрижку. 
Стрижки «под мальчика» — не для меня
Пару лет назад мне захотелось перемен. Но не радикальных. Стричься «под мальчика» или сбривать виски я была не готова. И сказала Оле, что хочу нечто «женствен­ное, но при этом современное». Оля поняла меня с полуслова: отстригла двадцать сантиметров и сделала каре с мягкой косой челкой.   
Вечерняя прическа «от Рубец» – это трансформер
За полгода до моей свадьбы с фигуристом Антоном Сихарулидзе мы с Олей решили: на­до отращивать волосы, чтобы было из чего сделать интересную прическу. У меня было два свадебных наряда. Для пышно­го платья Vera Wang Оля сочинила объемный низкий хвост и украсила прическу диадемой. Потом, когда я переоделась в коктейльное платье от Игоря Чапурина, мне было достаточно вытащить пару шпилек – и волосы легли мягкими небрежными локонами. Никто лучше Оли не де­лает вечерние укладки, которые выглядят эффектно, но ­естественно. 
Ольга Рубец, владелица салона Aura by Rubets

Моя школа   
Я впервые взяла в руки ножницы в тринадцать лет. Увы, тогда моему брату не повезло – эксперимент не удался. Через семь лет я стала ученицей настоящих гуру – Руслана Смайлова из «Персоны» и Оскара Меркальди и Люции Капаловой из Aldo Coppola. А сейчас я сама даю мастер-классы парикмахерам. Пару лет назад я поняла, что готова ­де­лать что-то свое. Так я откры­ла салон «для своих». Попасть ко мне можно только по рекомендации. 
Укладка для Кэрри Брэдшоу
Мы познакомились с Яной, когда я работала в салоне Aldo Coppola. Был жаркий летний день – и вдруг в салон вошла девушка в коротком пла­тье и... в шубе. Этакая Кэрри Брэдшоу. Это была Яна, и она хотела сделать укладку. Я сразу поняла, что Яна очень педантична: оказалось, даже к обычным ­локонам у нее есть свои требования. Это был свое­образный экзамен, кото­рый я про­шла, и в ито­ге мы с Яной не расстаемся уже шесть лет. 
Вьющимся ­волосам графика противопоказана
У Яны как раз такие волосы: если сделать ей четкую стрижку, их придется постоянно вытягивать утюжком. Поэтому мы делаем стрижки с легкой градуировкой. 
Яна – консерватор
Радикально меняться она не хочет. Поэтому, когда она просит «что-нибудь необычное», мы используем накладные пряди из натуральных волос на специальных зажимах. Они крепятся к затылочной части головы как бы под собственные локоны – так результат выглядит абсолютно естественно. Еще прическу можно разнообразить заколками-аксессуарами Maison Michel.
Айсель Трудел, представитель Christian Louboutin и Agent Provocateur

Стрижка может спасти от мигрени
Я до восемнадцати лет ходила с гладко заче­санными волосами, собранными в тугой пучок, как у балерины. Друзья даже прозвали меня Шаде, в честь певицы Шаде Аду, у которой была такая же прическа. В какой-то момент из-за этого пучка у меня начались голов­ные боли. Маме ­надоело смотреть на мои мучения, и она настояла, чтобы я нашла себе ­парикмахера. 
К Ирине всегда записывались за несколько месяцев
Когда я училась на первом курсе, вся Москва говорила только об одном парикмахере – Ирине Барановой. К ней невозможно было попасть, а стрижка с укладкой и краской стоила басно­словных денег – пятисот долларов. Меня привела к ней знакомая, ее давняя клиентка. В первый раз я просидела в кресле шесть часов, но оно того стоило. Ира сделала мне длинную челку лесенкой – в те времена это было очень модно. И полностью изменила цвет волос: из жгучей брюнетки я стала шатенкой. 
Она – педант, но я это принимаю   
Обычная стрижка у Ирины занимает два часа, а если хотите получить что-то сложное, будьте готовы просидеть в кресле все четыре. Она стрижет чуть ли не каждый волосок отдельно, а я веч­но куда-то тороплюсь. Но приходится терпеть. Когда бываю в Америке, я иду к Орибе, парикмахеру Дженнифер Лопес. Но в России – только к Ирине. После ее стрижки волосы идеально лежат четыре месяца. Я семна­дцать лет стригусь у это­го масте­ра. При моем не­иссякаемом интересе ко всему новому такое постоянство дорогого стоит. 
Ирина Баранова, владелица сети салонов «Ирина Баранова», топ-стилист Wella Professionals

Я стригла всю советскую элиту
Вообще-то я училась на инженера. Но у меня были хорошие волосы, и однажды меня пригласили на парикмахерский конкурс в качестве моде­ли. Мне так захотелось самой стоять за креслом, что я попросила девочку, которая демонстрировала на мне ­прически, взять меня в ученицы. Потом я работала в первом частном салоне красоты в СССР – «Велла Доло­рес». У нас стриг­лась вся Москва – от актрис до правительственных жен. С Наиной Ельциной, например, я работаю до сих пор.
Я – за модные стрижки
Когда мы познакоми­лись с Айсель, у нее бы­ли шикарные длин­ные ­волосы, но я отстригла их не колеблясь. Мне было важно, чтобы восточная красавица Айсель выглядела по-европей­ски, а не «шестнадцатой женой», но при этом сохранила свой колорит. Я покрасила Айсель в каштановый и сделала легкое мелирование.
Маленькая хитрость
Я наношу краску, отступив немного от корней. Так переход между своими и окрашенными волосами становится менее заметен, когда корни отрастают.
Светлана Тегин, дизайнер модного дома Tegin

Лет десять назад подруги стали экстравагантно стричься 
Мне нравились их ли­хие челки, выбритые виски. Я тоже хотела что-то необычное. Но парикмахеры, к которым я ходи­ла, были «за естественность». Автора всех ­бунтарских стрижек – Славу Гордеева – мне ­выдала моя подруга, стилист ­Галина Смирнская. 
Я всегда говорила мастерам, как меня стричь
А Слава привык, что клиент ему доверяет.­ ­Начались дебаты. Я, стиснув зубы, пыталась доверять. Слава пошел на уступки и сделал то, что я хочу: подстриг волосы каскадом, оста­вив длину. И только че­рез несколько месяцев, когда мы сдружились, предложил радикальные меры: «Может, челку?» «А может, и челку», – согласилась я. И Слава отрезал мне ровную густую челку, как у Клеопатры. «А может, длину?» – не унимался Слава. «А может, и длину», – решила я. И случилось счастье. Четкое, графичное каре так подошло мне, что я уже не представляю себя ни с какой другой стрижкой. 
Я не мучаюсь с укладкой
Мне достаточно помыть голову, высушить волосы, иногда даже без фена, – и всё. Все мои средства – это шампунь и кондиционер Sebastian Professional для объема. Я не гонюсь за эффек­том push-up. Да шампунь на это и не способен. Его задача – уплотнить каждый волосок. Никаких процедур для волос я не делаю. Разве что люблю, когда во время аюрведических процедур на них попадает масло. 
Не бойтесь перемен
За десять лет работы со Славой я перепробо­вала все вариации на те­му каре и боба: и с градуировкой, и боб-каре, и с короткой челкой, как у актрисы Руни Мары в фильме «Девушка с татуировкой дракона». 
Я доверяю Славе 
Сейчас я уже не думаю о том, что он мне сделает. Стрижка у Славы – лучшая релакс-процедура. Я сажусь к нему в крес­ло и расслабляюсь. Для меня, человека, который привык все контролировать, это важно. 

Слава Гордеев, топ-стилист салона красоты ­«Персона Club» на Никольской

В Лондоне я ­научился технике Видала Сассуна
При ней выстригается четкая форма. Такие прически долго сохра­няют ухоженный вид – Свету я стригу максимум раз в три месяца. Когда ей надоела челка, я переделал каре в очень короткий боб, сбрив ей виски и затылок. Получилась аккуратная «шапочка», которая через несколько месяцев превратилась в каре.
Я не спорю с природой
У Светы тонкие волосы. Делать объем нет смысла – через пару часов от прически все равно ничего не останется. Поэтому я стригу Свету так, чтобы ей не прихо­дилось укладываться. Графичная стрижка подчеркивает тонкие черты лица. Стрижка слоями, которая была у Светы раньше, простит. К тому же надо было наносить тонны мусса. А я люблю живые волосы, не перегруженные укладочными средствами. 
У Светы натуральный русый цвет волос
Но однажды она захотела покраситься в черный. Я согласился: на темном фоне белая кожа смотрится еще аристократичнее. Но предупредил, что, когда у шатенок, выкрашенных в брюнеток, отрастают свои светлые корни, появляется эффект проплешины. ­Поэтому каждые две недели нужно подкрашивать волосы. Ее это не испугало. Если вы готовы за собой ухаживать, то почему бы не перекраситься? 
Не бойтесь мыть голову каждый день
Это миф из советских времен, когда некачественные шампуни настолько обезжиривали кожу головы, что волосы надолго оставались в состоянии шока. Сейчас средства мягкие, есть специальные для ежедневного использова­ния. Лучшая прическа – чистые волосы и качест­венная стрижка.
Жанна Фриске, певица, телеведущая 

До встречи с Владом я ни разу не красила волосы 
И даже толком не стриглась. Мы познакомились в 1996 году. Я снималась в первом клипе «Блестящих» – «Цветы». У меня были длинные волосы без намека на какую бы то ни было форму. Влад появился на съемочной площадке – высокий, красивый, к тому моменту уже довольно известный. Я решила, что примерно так выглядят небожители, и не могла поверить, что сейчас ОН будет со мной работать. На стрижку, увы, не было времени. Он взял искусственные пряди, имитировал мелирование и собрал мне волосы в кокон на ма­кушке. Тогда это было очень модно.
Измены наказуемы
Именно Влад – инициатор моих экспериментов с внешностью. Через полтора года после знакомства он сделал мне короткое каре. Недавно я спросила: «Влад, мы когда-нибудь еще раз радикально подстрижемся?» И получила ответ: «Сейчас тебе не пойдет». Бывает, я не слушаюсь и иду к другому мастеру. Но эти походы всегда заканчиваются печально.
Прическа из «ничего»
Влад умеет сделать прическу «из подручных средств». На мой день рождения он высушил мне волосы, вытащил из букета маленькие цветочки, прикрепил их тремя заколками, взбил руками челку – получилось потрясающе! Когда мы встречаемся на вечеринках, он легко может отвести меня в сторону и поправить локоны, если моя укладка кажется ему неудачной.
Он – мой друг
Наши отношения – это не отношения «мастер – клиент». Я обсуждаю с ним работу и делюсь любовными переживаниями. Его советы всегда в точку.

Влад Лисовец, владелец сети салонов «Парикмахерская контора»

Синька – тоже краска для волос 
В Баку, где я вырос, соседские девчонки приносили мне куклы, чтобы я завил им волосы и сделал мелирование. В качестве краски я использовал синьку для белья. В четырнадцать лет я перешел от кукол к людям: выбрил своему другу виски папиной машинкой. А потом слу­чайно попал в подмасте­рья к лучшему парикмахеру в Азербайджане, и уже через четыре ме­сяца она доверяла мне красить ее клиентов. Все мое парикмахерское образование – это обычный колледж. Я не был ни на одном семинаре, не знаю никакой особой техники. Но могу точь-в-точь ­повторить стрижку с любой картинки или фотографии. Я стригу так, как чувствую.
Любая стрижка – это стресс
Я против резких перемен. Сколько женщин рыдают даже после удачной стрижки, когда видят свое отражение в зеркале! В первый раз мне потребовалось полтора года, чтобы уговорить Жанну корот­ко подстричься. А когда она наконец «созрела», мы менялись в два этапа. Первая стрижка была до плеч, графичная, с боковым пробором. И только потом я сделал ей короткое каре. 
Идеальная прическа на пляже – моветон
Отправляясь на съемки «Каникул в Мексике», Жанна переживала: что делать, если корни отрастут?! Я ответил: «Ничего». На отдыхе это приемлемо, а сложная укладка смотрится глупо. И вообще, когда корни темнее, лицо выглядит ярче. Но граница между ними и остальной длиной не должна быть резкой. Поэтому перед отъездом красьтесь «с переходом», а не в один тон.

Как мы это снимали


реклама
AD