Glamourama

«Если вырядишься в дорогущие бренды, будешь выглядеть банально»: Зое Кравиц о моде, успехе и музах

В эпоху инстаграма, уличной моды и реинкарнации хиппи-шика Зое Кравиц не могла не стать супер­звездой: знаменитые родители, врожденное чувство стиля и неожиданно раскрывшийся актерский талант обязывают.

реклама
AD

Платье, Topshop Bride; колье­, Jacquie Aiche; серьги, ­собственность Зое.

За столиком невероятно модного кафе в цент­ре невероятно модного района Уильямсберг я жду невероятно модную Зое Кравиц. И вот она заходит, живое воплощение всех главных трендов хипстерского Бруклина: черная толстовка, длинные платиновые косы, винтажные кольца на тонких пальцах и артистично-концептуальные татуировки по всему телу. Уже через пару минут выясняется, что действительно красивая, популярная и модная дочка Ленни Кравица и Лизы Боне ни на йоту­ не похожа на стерео­типного заносчивого миллениала, которого интересуют только красота, популярность и мода. Зое — очень милая и даже «свойская», насколько это вообще возможно в ее положении. «Я думаю, люди видят меня какой-то уж совсем диковиной, но это не вполне правда», — ­говорит она.

Репутация девушки загадочной и богемной у младшей ­Кравиц появилась не из воздуха. Сниматься в кино она начала еще десять лет назад, и за это время самыми заметными ее работами стали блокбастеры, где она сыграла очень даже диковинных персонажей: мутанта с крылышками в «Людях Икс: Первый класс», стильную воительницу в трилогии «Дивергент» и бесстрашную пацифистку в «Безумном Максе: Дорога ярости».

Платье, Gucci; серьги, New York Vintage; тапочки, собственность стилиста.

Даже в далекой от фантас­тики теледраме этого года «Большая маленькая ложь» ее героиня Бонни выбивается из общего социального ландшафта — среди нервных карьерис­ток и помешанных на влас­ти домохозяек она выступает оплотом гармонии­ и спокойствия: преподает йогу, выращивает на заднем дворе картошку, пьет органическое вино, отстаивает права подростков и ратует за мир во всем мире. «Я точно не такая спокойная и миролюбивая, как Бонни, – рассуждает о своей героине актриса. — Я вполне могу пойти на открытый конфликт. И еще у меня все-таки не ­настолько развиты эмпатия и умение ­сопереживать».

Зое хочет больше сниматься в драмах, исследовать разные эпохи и пробовать себя в новых амплуа. Например, в самой свежей своей работе — летней комедии «Очень плохие девчонки» — она играет типичную девушку с Манхэттена, которая вполне могла бы влиться пятой в компанию модниц из «Секса в большом городе». В независимой драме о панк-культуре восьмидесятых «Вьена и призраки» (должна выйти до конца этого года) — фанатку, которая путешествует с по­пулярной группой по Америке. А во второй части «Фантастических тварей и где они обитают», которая еще только снимается, — загадочную (и вроде бы добрую) слизеринку Лету Лестрейндж­.

Жакет, Moschino; платье, Michael Kors Collection; берет, Moschino x Judy Blame; серьги, My Enemy by Chris Habana; кольца, Ariana Boussard-Reifel и Scosha.

Мне интересно, что и кто вдохновляет Зое. Оказалось, в основном — окружающие ее женщины: в первую очередь, конечно, мама. «Невероятно сильная женщина с хорошим чувством юмора. Вообще юмор у нас в семье — это святое». Еще крестная Мариса Томей и — неожиданно — Сьюзен Сарандон. «Я совсем чуть-чуть ее знаю, — реагирует на мое удивление Кравиц. — Но она невероятная. Сексуальная, умная, образованная и смелая в своих высказываниях... Еще я фанатка Хелены Бонем-Картер! Ну, тут все как раз очевидно — она же просто уникум. Я недавно, кстати, пересматривала «Бойцовский клуб» на одном из наших киноужинов». Как выяснилось, Зое и ее бойфренд, актер Карл Глусман, устраивают в своем бруклинском гнездышке вечеринки для кино­манов с просмотром артхаусных хитов вроде «Премьеры» Джона Кассаветеса и полезными эко­ужинами («Бойцовский клуб», например, смотрели под чечевицу с каштанами и салат из кейла с киноа). Окей, киноа с Кассаветисом возвращают меня к реальности: Зое — все-таки модная бруклинская девушка. И немножко хипстер. Но наблюдать за ней — на экране и в жизни — все равно чертовски интересно.

Платье, Simone Rocha; кольца на левой руке и браслет, все New York Vintage; кольца на правой руке, Scosha; серьги, собственность стилиста.

реклама
AD