Glamourama

«Феминизм у нас — до первого мужчины на горизонте»: правила жизни Анны Меликян

реклама
AD

На съемках для Glamour режиссер, продюсер и сценарист Анна Меликян встречает актера Владимира Яглыча, который сыграл в ее новом фильме «Про любовь. Только для взрослых» (подробнее о ленте — в сентябрьском номере Glamour). Владимир фильм еще не видел, и Анна ему радостно рапортует: «Отличное­ кино получилось, на вашей истории зал особенно громко смеялся». Смех зала — главная награда для Меликян: «Я помню, как сняла свой первый фильм во ВГИКе. Я была убеждена, что сняла комедию, а на просмотре в мастерской стояла гробовая тишина. У меня внутри фильма был эпизод, когда героини смотрели по телевизору Чарли Чаплина. Там всего несколько кадров, десять секунд, а зрители — мои зрители — хохотали. Вот так гений Чаплина убил все двадцать минут моего короткометражного фильма. Это был мне урок, который я на всю жизнь запомнила: снять комедию — совсем не просто». Но Меликян научи­лась и в этом году повторяет ус­пех своего ромкома «Про любовь» (за который она получила «Золотого орла» и Гран-при «Кинотавра»): «Я просто вижу, что у пуб­лики есть огромная потребность в таком кино. Не прос­то развлекательном, а чтобы задуматься о важных вещах. О самом важном — о любви».

«Круто, когда рядом есть кто-то больше, чем ты».

Футболка, юбка, все Walk of Shame; туфли, Christian Louboutin.

ДА Мне бы хотелось, чтобы случился «Про любовь 3». Вообще уже сложно представить, что, допустим, проекта «Про любовь» никогда бы не было. Это как-то грустно. Хочется­, чтобы он был всегда.

НЕТ Не надо думать, что мы (создатели фильма. — Прим. ред.) все в любви понимаем. Мы сами в этой теме пытаемся разобраться. Кино тем и хорошо: ты думаешь, что знаешь что-то, начинаешь углубляться­ и открываешь какой-то совершенный космос. Эти новые знания твою собственную жизнь меняют. В конце дистанции ты уже не такой, каким начинал эту историю.

ДА Тема второго фильма — как сохранить любовь. Как посмотришь по сторонам — все распадается, невозможно ничего удержать, никакую семью... Говорить со зрителем о том, почему это происходит, — важнейшая задача. Мы это делаем­ еще и с юмором.

НЕТ Я не знаю, для кого снимают «кино на массового зрителя». Это какая-то дебильная масса в представлении создателей такого кино. В этих фильмах все как бы не по-настоящему: и герои — не люди, и ситуации нереальные, и вообще все это к жизни никакого отношения не имеет.

ДА Любовь женщины похожа на восхищение. Мне кажется, это прекрасно. Это чувство придает тебе смысл, озаряет, какой-то свет у тебя внутренний появляется. А иначе зачем вообще все, ради чего?

НЕТ Я всегда говорю, что феминизм у нас — до первого мужчины на горизонте. А как он появляется, сразу выясняется, что так прекрасно быть слабой, ведомой. Вообще это всегда круто, когда рядом есть кто-то больше, чем ты.

ДА Я своей дочке стараюсь в первую очередь привить любовь к себе, чтобы она развивала свои собственные интересы­. Если у нее это все будет­, возникнет тяга делиться любовью и интересом к жизни — а там и с отношениями разберется­.

НЕ ЗНАЮ В чем проблема российского кино? Это огромный комплекс самых разных проблем — финансирование, образование, личности, которые в кино приходят, и бог еще знает­ что.

ЗНАЮ Любовь — это самое главное, она реально правит миром. Это такие пафосные слова, но в общем-то так оно и есть.

реклама
AD