Glamourama

Glam-ланч Ольги Шелест с Тимуром Родригезом

О карьере, девушках и планах на будущее.

реклама
AD

Ну что, дружище, ты теперь большой человек! Звезда эстрады! Сколько помощников на тебя работает? 
Ох, Оля! Было пять человек, сейчас четыре.

Текучка?
Просто постоянно сталкиваешься с тем, что хочешь работать только с самим собой. Не потому, что ты такой идеальный, а потому, что только себе ты можешь объяснить, как и что нужно сделать. И, знаешь, ты единственный человек, с которым мне сотрудничать так же приятно, как и с собой. 

Я?!
Клянусь! Вот буквально на последнем концерте, который мы с тобой вели, я почувствовал это особенно остро. Там я понял, что, если я начинаю фразу, ты ее подхватываешь и в точности продолжаешь мою мысль. Это класс!


Взаимно. А уже все на свете знают, что ты поешь, или попадаются такие, кто думает, что ты только шутишь?
К сожалению, попадаются. Но есть и хорошая новость: если раньше меня спрашивали только о том, серьезно ли я отношусь к пению, то теперь обсуждают, хорошая у меня получилась песня или нет. 

Выходит, чувство юмора тебе в этом деле даже мешало?
Со страшной силой мешало! Но это прошло: к первым двум трекам публика отнеслась настороженно, но теперь у меня уже шесть синглов – и отношение поменялось. 

А как ты влился в тусовку шоу-бизнеса? Там же свои отношения, серые кардиналы, короли эфиров. Что они говорили?
Узнать я этого не смогу, даже когда буду умирать, никто не скажет искренних слов на могиле. Но с каждым новым клипом я чувствую, что иду все дальше. И если раньше часть моих коллег это просто замечала, то сейчас при очередном моем успехе у многих портится настроение. А когда мои песни стали попадать в хит-парады и все увидели, что я запел всерьез, некоторые совсем погрустнели. Это меня вдохновляет. И еще вдохновляет, когда Федор Бондарчук подходит и говорит: «Я пою твою песню в караоке».


Какую?
«Влечение». А начинал я с песни «O тебе» – люди подходили ко мне и жали руку! 

Наверное, сложно об этом говорить, ты ведь женат... Но тем не менее: твой клип Welcome to the Night – ты там по пояс голый и намазанный маслом, прижимаешься к девушке. Для кого ты это делаешь? 
Ну кому это может понравиться? Молодым девушкам...

Геям!!!
В том числе! Я знаю, что и этим ребятам я нравлюсь. Я о них не думаю, но они думают обо мне. А вообще потом обязательно напиши в Glamour большими буквами, что МНЕ НРАВЯТСЯ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ!


Каково это – знать, что ты нравишься мужчинам?
Странное ощущение. Помню, однажды я бегал в плавках по сцене на каком-то фестивале и проводил зарядку для отдыхающих на пляже. А несколько дней спустя обнаружил свои фото не только на женских сайтах, но и на других сайтах. Я обомлел, но меня успокоило то, что там же висели фотографии Питта и Клуни. 

Считаешь себя сексуальным?
Ну, знаешь, мне бы хотелось быть сексуальным и притягательным, но я прекрасно понимаю, что я не Джейсон Стэтем. Моя жена, например, очень любит Стэтема, и я всегда ее спрашиваю: какого черта тогда ты вышла замуж за меня?

Кстати, Стэтем, несмотря на всю свою брутальность, коротышка. Я знаю, что ты к своему росту относишься с юмором. 
И это не защитный механизм, это адекватное восприятие реальности. Помню, как в институте я подошел к высоченной девице и пригласил ее на танец, а она ответила: «Мы не подходим по росту». «Почему не подходим?» – спросил я, глядя в упор на ее грудь. 


Ха, смело! Но ты ведь знаешь, что людям невысокого роста, во-первых, приписывают какие-то космические сексуальные достоинства, а во-вторых...
Грандиозные комплексы неполноценности?

Да! Поделишься своими секретами обольщения?
Если бы ты спросила меня об этом шесть лет назад, я рассказал бы тебе столько историй, но сейчас вынужден быть кратким: моя жена на меня не жалуется! 
реклама
AD