Glamourama

Интервью Glamour с Ольгой Куриленко

Запорожская звезда мирового масштаба берет все новые модельные и актерские вершины.

реклама
AD
Шелковое платье, Gianfranco Ferré; металлическое колье со стразами, Tom Binns; металлический браслет со стразами, Ben-Amun by Isaac Manevitz.

В начале 90-х украинская школьница Оля Алябушева поехала на каникулы в Москву и прямо в метро наткнулась на модельного скаута. В Париже ей светила не самая дурная судьба: съемки для бельевых каталогов, постоянный крепкий заработок, а в перспективе — даже удачное замужество. Сегодня у девушки, которую весь мир узнал под отцовской фамилией Куриленко, за плечами — бондиана и десятки глянцевых обложек ранга Vogue. Впереди — экранные love story с Джошем Хартнеттом и Рейфом Файнсом, а также съемки у режиссера-легенды Терренса Малика вместе с Рейчел Макадамс, Беном Аффлеком, Хавьером Бардемом.

А в настоящем — рекламная кампания линии средств по уходу за волосами Pantene Pro-V Aqua Light, лицом которой она только что стала. 


Дел — невпроворот, поклонников — все больше, однако Ольга Куриленко и сегодня практически не отличается от той скромной и спокойной, ну если только слегка испуганной всеобщим истерическим к себе вниманием девушки, с которой мир познакомился несколько лет назад перед премьерой очередного фильма о Джеймсе Бонде «Квант милосердия». 

Вы вообще следите за тем, какие деньги собирают ваши фильмы? Не говорю о «Бонде» —с ним все понятно, но были еще и «Макс Пэйн», и «Хитмэн», и «Центурион»...
За сборами не слежу — слышала что-то о «Бонде», потому что он собрал больше всего, и об этом так много везде говорили, что не хочешь — услышишь. Но вообще я этим не интересуюсь — времени нет. Хотя, наверное, надо. Единственный фильм, после которого я наблюдала за всеми статьями, была моя первая картина «Безымянный палец» — французское арт-кино, с которым мы ездили на фестиваль в Торонто. 

Мне все говорили: держись, западные критики очень тяжелые. Я приготовилась. И вдруг — ни в одной стране ни одной негативной рецензии. Я была в шоке.


Выходит, вы в самом начале получили стимул продолжать в том же темпе? 
Да, меня правильно восприняли, назвали восходящей актрисой. И тогда я поняла, что надо продолжать играть.

Новый фильм «Земля забвения», историческая драма о Чернобыле, — ваша первая работа на родном языке?
Никогда не играла на русском, если не считать израильского боевика «Стены», где у меня была всего пара фраз. «Земля забвения» — проект из ряда вон: о грандиозной катастрофе, случившейся на моей земле. Это меня касается.

Хлопковое платье, No. 21; металлический браслет со стразами, Tom Binns; металлический браслет со стразами, Giuseppe Zanotti Design; 
металлическое колье со стразами, Rodrigo Otazu.

Предположу, что украинская киноиндустрия слегка отстает от европейской — не говоря уже о Голливуде...
«Земля» — французское кино, славянского там — только место съемки да несколько актеров.

И как вам русские партнеры?
Хорошие партнеры, только мы не общаемся. Обменялись телефонами на случай, если буду в Москве — но я туда с момента съемок так ни разу и не съездила.

Да вот ведь только прошлым летом были!
Правда была? А что я там делала?

Ну как же — посидели на пресс-конференции, посвященной выходу фильма «Стены», прошлись по телепередачам.
А, это помню. Только не помню, когда это было конкретно. У меня так часто бывает: запоминаю, что делала, но забываю когда.

Хоть с кем-то в Москве успели пообщаться? 
Сходила к школьной подруге — она у меня в Домодедово живет, ждет четвертого ребенка. 

А за границей русских друзей много? 
Вообще нет.

Шелковая блузка, Joseph; кружевной бюстгальтер и хлопковые шорты, все D&G; металлическое колье со стразами, кольцо из белого золота с бриллиантами, все Rodrigo Otazu; металлическое колье со стразами, Ben-Amun by Isaac Manevitz. 

Как так, на светских тусовках всегда много наших барышень...
Никогда их не встречала.

Очевидно, вам повезло!
Я просто не хожу туда, куда они ходят. Я вообще тусовки не очень люблю.

В прошлом году вы рассказали Glamour, что учитесь в Лос-Анджелесе на курсах сценарного мастерства, надеетесь что-нибудь написать, ждете вдохновения. Как успехи?
Это все еще планы на будущее — времени решительно нет. Но мне всегда нравилось писать: когда была ребенком, продолжения любимых книг сочиняла.

Ни на что-то у вас нет времени. Как же вы отводите душу после работы? Никогда не возникало желания резко поменять жизнь? Или хотя бы имидж — скажем, перекраситься в блондинку?
Цвет волос поменять хо-чется ужасно. В блондинку — это, конечно, круто. Но как побуду брюнеткой, хочется пряди осветлить. Как только осветлюсь, похожу полгода — начинаю скучать по тому, как хорошо быть темненькой. То же самое с челкой: то отрезаю, то отращиваю.

Хлопковые жакет и брюки, Paul Smith; фетровая шляпа, Selentino; металлический браслет со стразами, Tom Binns.

А что такое модельная работа для состоявшейся актрисы — «отдых как смена форм труда»?
Как сказать по-русски... она разжижает тяжелый концентрат твоей жизни. Знаете, как вода разводит что-то густое, делает его легче. 

Работа модели — расслабленная, ею легко наслаждаться. Она может казаться суровой только из-за постоянных переездов. А сам процесс — чистое веселье.

Ваш бойфренд, молодой мексиканский бизнесмен, приехал во время съемки этой обложки Glamour в Нью-Йорк. Был он и в Праге, где вы участвовали в рекламной кампании Pantene Pro-V Aqua Light. Выходит, он с пониманием относится к вашему рабочему графику?
Все очень просто: если бойфренд из той же индустрии, он все понимает, ни слова против не скажет. Если нет — возможны проблемы.

Но ваш-то совсем из других степей — и все же терпит?
Пока да.

В жизни вы такая спокойная девушка, а для нашей съемки неожиданно попросили наряды посексуальнее. 
Это не я, это все мой агент!

Вы считаете себя сексуальной?
Я?! Я ничего не считаю. Только знаю, что обо мне другие говорят. 

Мне кажется, вы сейчас кокетничаете.
Все, что я о себе знаю, — это то, что мне сказали. Собственных идей на свой счет у меня нет.

реклама
AD