Glamourama

Красота в спорте: сборная по пляжному волейболу

Накануне турнира серии Большого шлема в Москве Мария Крупнова выяснила у звезд российской сборной по пляжному волейболу, как им удается и чего стоит всегда быть в ударе, живя между двух огней – под знойным солнцем и на раскаленном песке.

реклама
AD
Внешность обманчива 
«Самое важное, что нужно знать про пляжный волейбол, – то, что это НЕ волейбол. В команде всего два человека, мы играем босиком на песке: приходится не только бороться с противником, но и пытаться не увязнуть. Наши матчи не отменяют ни в дождь, ни в сорокаградусную жару – разве что в сильную грозу. В пляжном волейболе не бывает замен. А еще нам запрещено советоваться с тренером в тайм-аутах – потому что тайм-аутов нет, а тренер вообще смотрит игру как простой зритель, сидя на трибуне. Я даже не знаю, с каким видом спорта сравнить наш». 
«С высшим пилотажем, – вырывается у меня. – У летчиков ведь тоже не бывает замен, и тренер сидит на скамейке. Но у него хоть рация для связи есть». Я слушаю 24-летнюю Евгению Уколову с тем же чувством, какое испытала в пять лет, когда родители сообщили мне, что Деда Мороза не бывает. 
Мне всегда казалось, что пляжный волейбол в мире спорта – то же, что календарь Pirelli в мире моды: царство атлетичных загорелых тел в бикини, эффектных поз, игривых солнечных зайчиков на линзах очков, лучезарных девичьих улыбок. В общем, ­беззаботная страна победившего эстрогена на поле и тестостерона на зрительских трибунах. 
Вот и сейчас, в раздевалке волейбольного центра «Динамо», девушки уже полчаса ведут себя как супермодели. Не могут выбрать купальники из доброй сотни, привезенной на съемку нашим стилистом. Евгения и ее коллеги по российской сборной, 25-летние Екатерина Хомякова и Ольга Мотрич, придирчиво изучают цвет, потом этикетку – и откладывают купальник. «Нет, и оттенок к загару подходит, и размеры именно наши, – объясняет Екатерина. – Но размеры-то реальные! А в пляжном волейболе бикини должно сидеть в облипку, без единой складки – то есть быть минимум на размер меньше, чтобы мы случайно не остались без одежды в броске».
Девушкам приходится перейти к примерке – наконец в груде вещей находятся бикини-маломерки. «То, что надо: трусы и бюстгальтеры как тре­угольнички», – смотрится в зеркало Ольга. «Мы, наверное, снова разрушим ваш мир, но сексуальный вид – последнее, о чем думаешь, когда на тебя летит мяч, – смеется Екатерина. – А модельное тело иногда даже мешает». Некоторые игроки специально набирают вес, чтобы чувствовать себя на пляже увереннее. Это не каламбур: чем больше вес, тем больше устойчивость. Например, 
титулованная сборная Канады сплошь состоит из крепких коренастых девушек, далеких от подиумных параметров. 
Правда, сами Евгения, Екатерина и Ольга успешно играют и без заступа на территорию тяжелоатлеток. Год назад наши спортсменки (тандем Уколова–Хомякова) впервые в четверть­вековой истории российского женского пляжного волейбола выиграли турнир серии Большого шлема. А на Олимпиаде в Лондоне наша сборная заняла девятое место из два­дцати четырех. «Нам ставили задачу просто попасть на Игры и не стать последними, – рассказывает Евгения. – На подготовку было всего несколько месяцев. Зато на Олимпиаду в Бразилии в 2016-м мы возлагаем большие надежды. И уже тренируемся». Насколько они готовы, можно увидеть на турнире Большого шлема, который пройдет в Москве с 21 по 25 августа. 
Их главные конкурентки – китаянки, бразильянки и, конечно, американки, действующие олимпийские чемпионки (в программу Игр этот вид спорта включили всего 17 лет назад). Пляжный волейбол зародился как раз в калифорнийской Санта-Монике в 1920-е годы: на всплеске моды на спортивный образ жизни пляжи стали появляться как грибы после дождя. На них открывались клубы для джентльменов, которые и выдумали себе новое развлечение. Долгое время даже на официальных турнирах победителей не награждали. А когда решили начать вручать призы, еще больше подчеркнули увеселительный характер пляжного волейбола – в 1948-м на матче в Лос-Анджелесе чемпиона премировали ящиком Pepsi. 
Первый турнир по пляжному волейболу среди женщин случился лишь спустя еще четыре десятилетия.
Лучше поздно 
Защищать честь своей страны на пляжах мира Евгения, Ольга и Екатерина стали не сразу. Ольга несколько лет выступала за различные клубы в рамках чемпионата России, пока в прошлом декабре главный тренер сборной не пригласил ее на просмотр. 
Екатерине было 18, когда на отдыхе подруга-волейболистка предложила для разнообразия не позагорать, а по­играть на пляже в мяч. Понравилось настолько, что, вернувшись домой в Брянск, Хомякова начала тренироваться, спустя год уже выступала за клуб «Обнинск». Сейчас Екатерина – одна из «ветеранов» сборной: играет в ней с 2009-го.  
А мама Евгении – мастер спорта по волейболу – в детстве отдала дочь заниматься волейболом параллельно с плаванием и бальными танцами. В 17 лет гены взяли свое – в сборную Уколова попала, уже став звездой команды из Владивостока.
Интересуюсь, не мешают ли столь поздние старты успехам, раз пляжный волейбол – такой бескомпромиссный спорт. «Наоборот, чем позже начинаешь, тем лучше, – отвечает Евгения. – Я придумала, как вам объяснить! Пляжный волейбол – это силовые шахматы: у нас тоже нужно уметь стратегически мыслить, просчитывать наперед ходы противника и при этом действовать в остром цейтноте. У тебя может быть сил хоть через сетку перепрыгнуть, но если не работает голова, ничего не выйдет. К тому же мы с партнершей по команде должны чувствовать друг друга, как близнецы». 
Именно поэтому многие волейболистки достигают наивысших результатов после 30 – нынешней олимпийской чемпионке, американке Кэрри Уолш, 35. У нее, к слову, трое детей, муж. Наших от Уолш отделяют лишь дети и медаль: Хомякова замужем за коллегой. Бой­френд Мотрич – тоже спортсмен, а молодой человек Уколовой – еще и член мужской сборной России по пляжному волейболу. 
Песчаные бури 
Всего в сборной шесть девушек. Кто с кем будет играть в конкретном матче, решает тренер. За каждой закреплено амплуа – блокирующего игрока или защитника. Первый играет у сетки и блокирует удары соперников так, чтобы мяч не перелетел через сетку или хотя бы попал к защитнику своей команды. Защитник должен обладать отличной реакцией: за десятые доли секунды ему нужно догадаться, под каким углом будет атаковать соперник, и решить, в какую часть поля лучше отразить мяч. Евгения, рост которой 182 см, – защитник, Екатерина (180 см) и Ольга (190 см) – блокирующие. 
Горячий сезон у девушек длится круглый год. Летом они летают по пляжам мира, зиму проводят на песках отечественной Анапы. Тренировки – два-три раза в день, иногда сдвоенные: полтора часа в зале, два – на кортах. В помещении спортсменки занимаются фитнесом: приседают со штангами, делают рывки, упражняются с гантелями и эспандерами. 
Крепкая мускулатура нужна пляжным волейболисткам не только для скорости и выносливости, но и для того, чтобы снизить вероятность серьезных травм. Правда, надрывы мышц, вывихи, повреждения менисков все равно случаются. А уж ссадины и синяки на ногах никто не считал. Оттого в жизни этих красавиц почти не увидишь в мини-юбках и шортах. Невелика потеря: пос­ле съемки Екатерина, Евгения и Ольга переоденутся в джинсы скинни, подчер­кивающие их безупречные ноги не хуже. 
«Но больше всего проблем доставляют не синяки, а песок, – говорит Ольга. – Во время игры он забивает не глаза (мы играем в очках), а рот. Хотя песок отлично полирует ступни – к мастерам педикюра мы ходим разве только красить ногти». 
Зато все регулярно делают восковую эпиляцию: «Вот вы и поймали нас на слове, – смеется Ольга. – Все-таки в этом смысле нам важно, как мы выглядим в купальниках. Мы бы сделали фотоэпиляцию, чтобы избавиться от волос навсегда, но после нее нельзя долго находиться на солнце. А это не наш ­случай». 
Я на солнышке не лежу 
Едва ли не единственный безусловный плюс постоянного пребывания на пляже – выгоревшие пряди. Игра в среднем длится сорок минут, их может быть в день и две, и три – естественный эффект шатуш возникает моментально и нравится всем трем спортсменкам. Никто не красит волосы и не ходит в салоны на процедуры. Лишь Ольга время от времени делает маски – наносит дома любой бальзам или кондиционер жирным слоем на десять минут и потом смывает. 
Загар, который другим девушкам только снится, для них в порядке вещей. У всех в косметичках вместо туши, румян и блесков для губ запасы пантенола: никто перед игрой все равно не красится. Даже самый стойкий макияж, в отличие от спортсменок, сдается в первом же раунде. 
У Ольги также всегда с собой крем с фильтром SPF 50 от La Roche-Posay. Екатерина сначала наносит любой крем с таким же фильтром, который удается купить в ближайшем магазине в той стране, где проходят соревнования. А поверх крема – пудру с фильтром SPF 36 от Shiseido: «Получается плотный экран, отлично отражающий ультрафиолет. Правда, пудра пачкает одежду, но я готова это терпеть с радостью, лишь бы кожа не страдала еще больше». 
Прощаясь со спортсменками, я шучу, что Томмазо Кампанелла вряд ли бы стал писать свой «Город Солнца» о пляжных волейболистках: в их жизни, проходящей под знаком светила, нет ничего утопического. «Так ведь потому-то это и есть жизнь, – улыбается Екатерина. – Но, конечно, в отпуск мы поедем куда-нибудь в район Австралии. Там сейчас как раз зима».

реклама
AD