Glamourama

Мила Кунис и ее секреты красоты

За год Мила Кунис окончательно стала звездой: снялась в семи фильмах и завела бурный роман с Эштоном Катчером. В интервью Джуди Бакрак актриса рассказала, как собирается жить дальше.

реклама
AD

Двадцатидевятилетняя Мила Кунис раздражена. «Мы сядем у окна?!» – резко спрашивает она, когда видит, что я направляюсь к столику около него. Объясняет: так ее могут увидеть прохожие, а она терпеть не может зевак. Мы в ее любимом лос-анджелесском ресторане. В меню – блюда из киноа, тофу и свеклы, приготовленные с минимумом соли.
Мы садимся вдали от окна, но мои неприятности на этом не заканчиваются. Я прошу Милу прокомментировать фотографии с Эштоном Катчером, ее нынешним возлюбленным. Она воспринимает просьбу в штыки. Спрашиваю про личное – то же самое. Даже случайное упоминание Натали Портман, ее партнерши по фильму «Черный лебедь» и многолетней подруги, вызывает бурю. «Я не думала, что вы пришли обсуждать моих друзей!» – возмущенно заявляет она. Я пытаюсь оправдаться: хотелось бы узнать побольше о ней как о человеке. «О себе расскажу с удовольствием, – отвечает Мила. – Но не о том, с кем я дружу или встречаюсь!»
Раздражение звезды нетрудно понять. В последнее время Миле пришлось туго. Таблоиды печатали обложки с Деми Мур и рассказы о том, что ее сердце разбито предательством Катчера. Сплетничали, что Кунис беременна. «Ненавижу Лос-Анджелес!» – в сердцах заявляет Мила. Если бы родители жили в другом месте, она бы здесь не осталась. «Ладно бы снимали, как я ем йогурт в кафе. Так ведь норовят пролезть даже на похороны! Мне приходится ходить за продуктами в одиннадцать вечера или в шесть утра. Папарацци постоянно торчат у меня под окнами. Вынюхивают, в какие Starbucks я хожу, каков мой распорядок дня. Я постоянно волнуюсь за себя и своих близких».
Интересуюсь, чего же она ждала, когда выбирала профессию. Разве не понимала, что так происходит со всеми, кто добился хоть какого-то успеха на Голливудских холмах. А уж она-то добилась немалого: новейший секс-символ Фабрики грез, эталонная роковая брюнетка нового века и вместе с Антоном Ельчиным единственная эмигрантка с постсоветского пространства, ставшая в эпицентре киномира звездой высшей лиги. «Понимала, конечно, – признает актриса. – Просто сейчас все стало гораздо хуже. Когда я начинала, не было Пэрис Хилтон и ей подобных – звезд, не просто делающих дивиденды на своем грязном белье, а намеренно выставляющих свою личную жизнь напоказ. Да тогда в интернет выходили через модем!»
Она переходит на личности, режет правду-матку, не церемонится с журналистами. И по поводу самой себя тоже все понимает. Брюнетка кровь с молоком, густые брови вразлет, миндалевидные глаза-блюдца, высокие скулы: она легко может обойтись без макияжа – и обходится. Сейчас ее глаза лишь слегка подведены черным карандашом. Из одежды – полосатый свитер Max Mara и серые джинсы неизвестной марки, аккуратно заправленные в рыжие сапоги Tod’s. Она похожа на обычную студентку, приехавшую по обмену из страны самых красивых женщин, и оттого чуть экзотичную в краях атлетичных загорелых блондинок. 
Милена Марковна Кунис, как зовут актрису по паспорту, родилась в украинских Черновцах в еврейской семье, часть которой сгинула в холокосте во время Второй мировой. Ей было семь, когда на переломе эпох родители решили эмигрировать в Америку. С собой у семьи было 250 долларов. Отец, в советское время учитель, стал таксистом, мать, тоже учительница, пошла работать в аптеку.
Мила не знала ни слова по-анг­лийски и все время плакала. Теперь актриса лишь хмурится и пожимает плечами: «Так происходит почти со всеми детьми иммигрантов. Пройдитесь по Западному Голливуду и Фэрфаксу – и вы услышите миллион подобных историй. В моей биографии нет ничего особенного».
Зато детские годы на родине Кунис вспоминает с теплотой: «Украина тогда была ничем не хуже любого другого места. Никаких ужасов, все было прекрасно. Можно было играть в парке. Я не жила в стране третьего мира, как тут иногда думают».
Через два года после переезда Мила уже заговорила по-английски – и попросила родителей об уроках драматического искусства. «Мы не можем себе этого позволить», – отрезал отец. «На нашем счету оставалось не больше 1700 долларов», – вспоминает актриса. Но недаром про таких, как она, в Америке говорят: «У нее на щеках железные ямочки». «Я просто сказала маме, что очень хотела бы заниматься. Она до сих пор говорит, что после этих слов у нее возникло какое-то странное чувство». Мама выписала чек на 600 долларов.
Уже через несколько недель Милу пригласили сниматься в рекламе кукол Барби. В четырнадцать она успешно прошла кастинг для популярного сериала «Шоу 70-х». Ее бойфренда играл Катчер. После съемок он помогал Миле делать уроки – больше ничего. В 2002-м Кунис стала встречаться с актером-вундеркиндом из эпопеи «Один дома» Маколеем Калкином. Отношения были бурные и закончились, как говорит Мила, задолго до того, как об этом узнала публика. «Четыре года у меня никого не было. С удовольствием вспоминаю это удивительное время! – улыбается она. – Люблю одиночество».
Когда «Шоу 70-х» закрыли, актрису взяли в комедию «В пролете». Она сыграла бойкую красотку, утешившую героя Джейсона Сигела после расставания с возлюбленной. Именно в этом фильме Кунис впервые появилась на большом экране в образе, который сделает ее звездой, – обаятельной и привлекательной девушки из соседнего двора. «Американский психопат 2» не в счет: «Там я – психопатка, которая пытается убить главного героя», – смеется Кунис.
В 2009 году режиссер Даррен Аронофски искал актрису, которая могла бы сыграть альтер эго героини Натали Портман, психически неуравновешенной балерины, в его драме «Черный лебедь». Остановился на Кунис, которую тогда не знал. «А я в жизни не сделала ни одного па, – вспоминает Мила. – Я вообще ужасно неуклюжая, постоянно натыкаюсь на двери. И все же Даррен утвердил меня на роль. Причем после того, как мы пообщались по скайпу».
Занятия с балетным педагогом продолжались пять месяцев. Ела Мила пять раз в день: «Не только овощи и фрукты, но и пиццу, бургеры. Даже без всякой физической активности человек обычно тратит 1250 килокалорий в день. А я сжигала еще тысячу сверх того». К началу съемок «Черного лебедя» актриса похудела на 9 кг и при росте 1 метр 65 сантиметров весила 45 кг. «К сожалению, чтобы сыграть балерину, надо выглядеть как балерина, – подытоживает Мила. – То есть быть подтянутой и тощей». Затем мрачно добавляет: «Добрые» люди тогда решили, что у меня анорексия, и разнесли эту сплетню по всему свету!»
Под прицелом папарацци Кунис оказалась потому, что из «своей девчонки» на экране превратилась в секс-бомбу. В «Черном лебеде» была постельная сцена с Портман. В романтической комедии «Секс по дружбе» – с Джастином Тимберлейком. Не то чтобы получилось в духе «Девяти с половиной недель»: «Я показала кусочек груди. Демонстрировать себя во всей красе и ракурсах не пришлось», – смеется Мила.
А когда Катчер ушел к Кунис от Деми Мур, секс-символа предыдущего десятилетия, пресса сошла с ума. Тем более что пара не скрывала чувств на публике. Мила и Эштон ужинали в романтической обстановке в Сиднее, гуляли под дождем в Риме, как Одри Хепберн и Грегори Пек, обнимались в нью-йоркском Центральном парке. Конечно, все решили: это любовь! Мила качает головой: «Может, мы просто приятно проводили время! Почему сразу роман?!»
Пять лет назад Мила говорила о Катчере будто о кузене: «Многим кажется, что Эштон прославился и изменился. Ничего подобного! Он все тот же рубаха-парень!» Похоже, теперь Кунис смотрит на него без розовых очков. «Люди меняются, – медленно произносит она. – И человек, которого ты знаешь годами, сегодня может быть уже совсем не тем, кем был раньше...»
Кажется, она имеет в виду и себя тоже. Предложения о съемках сыплются на нее как из рога изобилия – и какие! Недавно прошел эпический «Оз: Великий и Ужасный», где Мила сыграла одну из трех чародеек волшебной страны, испытывающих Джеймса Франко. Заканчивается работа над драмой «Самый злой человек в Бруклине» о цене ошибки, которую совершает ее героиня-врач. А осенью выйдет «Третий человек», альманах из новелл о любви в разных городах. Мила снова сыграет с Франко.
«Думаю, надо работать, пока работается, – бесхитростно комментирует Кунис. – И выкладываться, как в любом деле. В кино важна не только внешность, но, надеюсь, и талант. И все же кинематограф не поглотит меня целиком. Между профессией и личностью не должно стоять знака равенства. Лично мне повезло – двадцать лет я занималась любимым делом. У меня есть сбережения. Я могу оплачивать ипотеку...»
Секундная пауза – неужели сейчас она признается, что и правда собралась завести дом-семью? Пишут, что Катчер уже подарил ей кольцо. «Да, не всем так везет», – наконец говорит Мила с таинственным видом. И мне остается только гадать, что это значит. 
Макияж глаз от Милы
Перед выходом на красную дорожку Мила неохотно отдается в руки визажистам. Но в жизни она использует минимум косметики – ее огромные темные глаза и без того приковывают внимание. «Мой принцип – чем меньше, тем лучше, – рассказывает звезда. – Если бы я вышла на улицу в Лос-Анджелесе днем с подводкой, все бы подумали: «Ага, наверное, с затянувшейся вечеринки идет, а умыться забыла». Я подкрашиваю верхние ресницы. Нижние – нет: меня раздражает, когда тушь размазывается. Изредка подчеркиваю уголки глаз карандашом. Тени для век не использую – их слишком долго наносить». 
Актриса рассказала Allure, как ухаживает за собой, и показала, что лежит у нее в сумочке.
  • Макияж 
Днем Мила не использует помаду. «Нет, нет и нет! Только бальзам для губ Dior: он вкусный. И это не реклама, – смеется Кунис (недавно она стала лицом сумок французской марки). – Старый добрый ChapStick тоже неплох. И Aquaphor».
  • Кожа 
«Я не делаю с лицом ничего особенного – просто умываюсь утром и вечером». Для тела актриса использует крем Aesop Body Balm: он у нее всегда с собой.
  • Прическа 
Обычно Мила носит распущенные волосы. После мытья сушит их феном. В прошлом году Кунис подстриглась покороче. «Стрижка меня испортила. Про себя я назвала ее «американская мамаша-домохозяйка». И сказала себе: «Больше стричься не буду ни за что!» 
  • Ароматы 
В сумочке Милы всегда лежат Carnal Flower от Frédéric Malle Editions de Parfums с базовой нотой туберозы и парфюмированное масло Kai с ароматом гардении во флаконе с роликовым дозатором. 
  • Упражнения
«Недавно открыла для себя пилатес и спиннинг (занятия на велотренажере), – признается актриса. – Кардиотренировки ненавижу. Зато люблю пешие походы. Можно считать походы фитнесом?» 
  • Диета 
Это не про Милу. Она любит мороженое, гренки, пожаренные в молоке с яйцом, американский рутбир (шипучку из корнеплодов). «Мой любимый десерт – шоколадный батончик Mounds. Я даже научилась готовить из этих батончиков торт – бисквит, посыпанный кокосовой стружкой». 

реклама
AD