Glamourama

«Ненавижу этот экономкласс, пластмассовую еду, макароны и булки»: интервью с «Телезвездой года» Региной Тодоренко

Возможно, Регина Тодоренко и есть тот самый вечный двигатель­. Она колесит по миру с «Орлом и решкой», поет и пишет музыку, играет в театре, планирует сниматься в кино и снимать его сама. Главное — она никогда не ­останавливается.

реклама
AD

Пальто, Prada; платье, серьги, все Marni; кольцо, Damiani.

Во сколько у вас обычно утро начинается?

А два часа ночи — это уже утро? Или четыре часа? ­Который вообще сейчас час? В общем, утро у меня ­тогда, когда съемка начинается. В среднем, наверное, просыпаюсь часов в пять-шесть утра.

**То есть вы жаворонок? **

Ой, нет, по натуре я сова. Дичайшая сова. Всегда ненавидела просыпаться утром. Но за последние два года многое в моей жизни поменялось, я поняла, что, вставая раньше, успеваю больше. Хотя с моей работой и постоянной сменой поясов я уже не сова, не жаворонок, а не знаю кто. Я просто не сплю. Потому что с утра у меня съемки, днем подключаются все нормальные люди, какая-то офисная рутина идет, а ночью просыпаются музыкантики и начинаются аранжировки, обработки, запись вокала и так далее. И все это вместе — какая-то катастрофа.

Вы недавно написали в инстаграме, что проспали десять часов...

Это было первый раз за пару месяцев! Та-а-ак круто.

А сколько обычно спите?

Четыре-пять часов. Иногда досыпаю в дороге, если везет.

Есть какой-то рецепт, как вообще выжить в этом графике?

Спать как Кутузов — по пятнад­цать минут в течение дня. Плюс йога, небольшая медитация. Нужно просто уходить в себя на какое-то время. (Регина­ включает новый альбом восходящей звезды соула JP Cooper, начинает тихонечко напевать и, кажется, действительно ненадолго уходит в себя.)

«А кто она, Регина? Поет, танцует, ведущая, актриса...» Да, я многогранна. Если жизнь дает возможность пробовать — я, черт возьми, пробую.

Сколько вы в таком бешеном ритме живете? Всю жизнь были очень активной?

Мне кажется, да. Просто мне очень нравится то, что я делаю. Конечно, какой бы замечательной ни была работа, если делать ее слишком долго, она надоест. Если ты пять лет сидишь в офисе, тебя это достанет. Если ты пять лет путешествуешь, от самолетов начнет воротить — это факт! И меня уже воротит, я захожу в самолет и думаю: «Господи, ненавижу этот экономкласс, эту пластмассовую еду, макароны эти, булки...» Но потом я прилетаю в новую страну или на концерт, я вижу людей, которые меня ждали, которые хотят послушать меня, — это так клево. Я получаю от этого удовольствие — от мастер-­классов, концертов, музыки, путешествий. А сейчас у меня еще и театральная деятельность началась. В сентябре была премьера спектакля «Заложи жену в ломбард» в Москве, и я почувствовала себя Аллой Борисовной, когда пошла по залу собирать цветы. (Смеется.) Мне было так приятно! Честно говоря, я не ожидала, что соберется столько поклонников­ моего творчества.

Да ладно, у вас в инстаграме три миллиона подписчиков. Правда не ожидали?

Это же театр, это совсем другое. И это моя отдушина сейчас. Я очень довольна, что у меня есть возможность немножко поменять вектор.

Платье, M Missoni; жакет, Dries Van Noten; сумка, Etro; cерьги, кольцо, все Damiani; подвеска, Modbrand.

Чем дольше стоишь на одном месте, тем комфортнее себя чувствуешь. А комфорт расслабляет — начинает казаться, что у тебя уже все есть.

**Вам вообще все время что-то менять хочется? **

Да. Я приверженец того, что каждые пять лет мы должны что-то менять в своей жизни. Если даже не кардинально, то хоть немножечко. Я считаю, что должны появляться новые цели, чтобы не застаиваться, не консервироваться.

Какая у вас новая цель сейчас?

Поеду в США учиться в кино­академию на режиссера (у Регины уже есть диплом магистра театрального искусства. — Прим. ред.). Там каждый студент должен в качестве экзаменационной работы создать короткометражку или полноценный фильм, кто как успеет.

**Не боитесь, что, пока будете учиться, про вас подзабудут? Что появятся новые звезды, которые займут ваше место? **

Я понимаю, что у нас, в странах СНГ, нужно быть все время на виду, постоянно в топе. Такая вечная гонка. Боже, если ты на какое-то время пропал, все, на тебе поставлен крест, ты устарел! А на Западе такой подход устарел. Посмотрите на Адель — выпустила альбом, забрала букет «Грэмми», ушла на три года, ребенка родила, снова вернулась, забрала еще мешок «Грэмми»... Смотришь на нее и думаешь: «Охренеть­!» Человек не дает себе истощиться, и это правильно. Мне кажется, стоит давать себе возможность отдох­нуть. Тем более я не просто отдыхать еду, а учиться. Может, потом буду снимать клипы себе и другим артистам.

**Вы в шоу-бизнесе целых десять лет, но именно за последние два года стали мега­по­пу­лярной. Что-то поменялось в вашей жизни кардинально в связи с таким успехом­? **

Не особо. Понимаете, я же все время не здесь, я по миру езжу. Ну, заметила, что за границей меня теперь чаще узнают. Думаю: откуда? А, это же русские (или украинцы). Ну тогда понятно все. Еще, конечно, стало больше съемок рекламы, подработок каких-то, в кино вот зовут сниматься, в сериалы.

Куртка, Etro; топ, Kenzo; юбка, JM Studio; пояс, Marc Jacobs; ботинки, Barracuda.

И вы хотите сниматься?

Очень хочу. Я же с детства мечтала стать «аТкрисой». Так и говорила маме: «Буду аТкрисой!»

А музыка?

А музыка от меня никуда не убежит. Да, сейчас я мало что делаю, в основном пишу в стол. Но я о ней не забываю. Очень ­хочу записать альбом еще один, но чуть попозже.

**У меня последний вопрос. Сейчас отовсюду трубят, что самое главное в жизни —найти гармонию. Мол, найдешь ее и сразу станешь счастливым. У вас с этим как? **

Я сама в постах пишу, как важно искать этот баланс. Но вообще сама по себе гармония — полная фигня, а смысл и интерес как раз в ее поиске. Потому что гармония — это абсолютное спокойствие. Представьте кардиограмму. Вверх — вниз, вверх — вниз. А прямая линия — это что? Это когда ты вообще ничего не чувствуешь — не завидуешь, не огорчаешься, не радуешься, не любишь. Получается, не живешь. А я люб­лю жить. Очень мне это дело ­нравится.

реклама
AD