Glamourama

Правила успеха Тины Канделаки

Генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки рассказала Glamour о том, какими правилами она руководствуется в бизнесе и в личной жизни.

реклама
AD

Тина Канделаки в платье Dorothee Schumacher

О светской жизни:

Давайте смотреть на вещи реально: светскую жизнь вести полезно — причем не только для поддержания светских связей, но и для бизнеса и ваших личных интересов. Почему у любых, даже самых серьезных людей, занятых в самых серьезных сферах деятельности, всегда есть свои «лайф-стайл»-мероприятия, где они могут неформально общаться? Потому что во всем мире это важный коммуникационный инструмент. И в конце концов, это просто возможность пообщаться, увидеть друг друга живьем, поговорить о чем-то, возможно, очень личном. Это не только улыбки и вспышки фотокамер, но и, зачастую, важные бизнес-контакты.

Светская жизнь — это форма общения людей, которые обладают амбициями, которые к чему-то стремятся, которые хотят стать кем-то большим, чем они являются на сегодняшний день.

У меня достаточно большой светский опыт, так как я работаю на телевидении с шестнадцати лет. Скоро мне исполнится сорок два, и все форматы мероприятий мной уже исследованы. При сегодняшней занятости я довольно редко куда-то выхожу. Хотя, если можно назвать светской жизнью посещение спортивных мероприятий, матчей, больших турниров... то да, такая форма мне интересна.

Тина Канделаки с дочкой Меланией

Тина Канделаки с дочкой Меланией

О смене профессии:

Я никогда не идентифицировала себя как человека, который перешел из сферы телевидения в сферу бизнеса. Да, я начинала телеведущей, но очень скоро стала сама продюсировать свои программы. По сути, бизнесмен — тот же продюсер, он должен найти идею, воплотить ее в жизнь, отстроить процесс от начала и до конца. И быть ответственным за результат, который этот процесс принесет. А я уже давно несу ответственность за результат своей работы.

Для меня вообще смена обстановки, аудитории, людей, профессии — это привычный процесс. Просто я, наверное, (извините за самонадеянность) немного опередила время — владею несколькими профессиями в коммуникационной сфере и понимаю, что это еще далеко не предел. В современном мире человек уже не может выбрать одну профессию и заниматься ею всю жизнь. Многие процессы в силу технократизации и постоянного технического прогресса будут становиться ненужными. Взамен них будут появляться другие профессии, иногда совершенно новые, мало понятные, но гораздо более перспективные. Время узкой специализации — одной и на всю жизнь — прошло.

О саморазвитии:

Идти в ногу со временем можно в любом возрасте. Выбор, к какому веку ты относишься, исключительно за тобой. Можно и в пятьдесят соответствовать двадцать первому веку, а можно и в тридцать лет застрять где-то в середине двадцатого. Это вопрос, наверное, тренировки мозга и уровня работоспособности человека, его желания все время меняться и узнавать что-то новое. Мы же очень быстро достигаем мнимого потолка, когда нам кажется, что нашего эмпирического и теоретического знания, нашего опыта достаточно для того, чтобы быть постоянно востребованными и интересными аудитории. Я часто и в СМИ, и в социальных сетях читаю, что все знают, как сделать «правильное» телевидение в нашей стране, все знают, как строить спортивную индустрию, все знают, как нужно комментировать матчи, как писать в инстаграме, вообще все все знают. Можно ли считать мнение этих многих профессиональным и аргументированным — в этом весь вопрос. Советчиков много, действительно знающих и понимающих — единицы.

Я всегда говорю: «Я ничего не знаю». Я знаю так мало, и мне так много хочется узнать. И потому впереди у меня долгая и интересная жизнь.

Я часто сталкиваюсь с людьми, с которыми даже дискутировать невозможно, потому что у них в достаточно юном возрасте однозначная точка зрения. Это пугает, и это, наверное, какая-то негибкость мышления, которая в современном мире сильно мешает.

О критике:

Мне хочется предостеречь людей, которые активно критикуют что-то, что это все может в первую очередь ударить по ним самим. Благодаря развитию нейронных сетей сегодня можно просканировать активность человека в социальных сетях и составить полный его портрет. Это может навредить и в профессиональном, и в личном плане. А я на критику уже давно не реагирую — годы на телевидении дают о себе знать. То есть я спокойно к ней отношусь. Намного спокойней, чем люди думают.

О феминизме и сексизме:

В России не существует феминизма. О каком феминизме может идти речь, когда женщин объективно гораздо больше, чем мужчин, и все женщины находятся в той или иной степени в поиске мужчин. Поэтому сексизм есть, а феминизма (в понятном западному обществу значении этого слова) пока нет. Почему феминизм может стать проблемой? Потому что у нас пока еще достаточно консервативное общество.

Чем более самостоятельными становятся женщины, тем больше они хотят зарабатывать, делать карьеру и, в конечном счете, регулировать рождаемость.

Собственно говоря, весь манифест Эрин Брокович в США — это манифест белой сорокалетней женщины, которая своей целью ставит собственное развитие, самосовершенствование, личностный рост, карьеру и уверенность в себе.

Любой женщине в нашей стране вне зависимости от ее профессии приходится доказывать и показывать мужчинам, что зачастую мы можем быть профессиональнее многих из них и гендерное различие не должно влиять на оценку качества работы или профессионального уровня.

Причиной низкого профессионализма является низкий профессионализм, а не пол.

Сексизм одинаков везде — вне зависимости от того, руковожу я Большим театром или «Матч ТВ». Считается, что женщина не может справиться со сложными задачами, что у нее недостаточно компетенции, что она не понимает совсем или недопонимает какие-то важные нюансы. А мужчина понимает больше, просто потому что он мужчина. Но мне не нужно становиться активисткой, чтобы бороться с сексизмом. Я всей своей жизнью доказываю — себе, мужчинам и женщинам — что я не сдаюсь.

О стиле:

У меня есть стилист, и я ей когда-то поставила одну задачу: «Чтобы я выглядела роскошно», а остальное она уже решает сама. Я как управленец давным-давно пришла к одному простому выводу: надо работать с теми, кто сам делает предложения. Можно, конечно, нанимать суперпрофессионалов, ставить им задачи, потом каждую минуту их работу перепроверять, и все равно результат будет не тот, который ты ждешь. Если ты так хорошо понимаешь задачу, сам ее и исполняй.

Так как в мире моды мне сложно поставить конкретную задачу — тренды быстро меняются, я доверяю человеку, у которого прекрасный вкуса, стиль и чувство меры. Мера — это, наверное, самое главное. Если пытаться охарактеризовать как-то мой стиль сейчас, то это будет фраза «Лучше меньше, чем больше».

реклама
AD