Glamourama

Таисия Игуменцева и ее секреты красоты

24-летний кинорежиссер, лауреат Каннов Таисия Игуменцева рассказала Allure, как стать успешной в мужском деле и остаться красивой девушкой.

реклама
AD

От великого до смешного 
Я всегда была в себе уверена. Хотя трагикомедий, связанных с внешностью и менявших мою судьбу, мне хватало с детства. Мама очень хотела, чтобы я занималась танцами. Мне было пять, когда она определила меня в ансамбль «Березка». На занятиях нужно было соблюдать дресс-код – приходить в шапке с белым помпоном и белой юбке. В какой-то момент одна девочка пришла в берете с зеленым помпоном. Меня это шокировало – и я надавала ей тумаков. Из «Березки» меня выгнали. Потом мама отдала меня на водное поло. Но в бассейне мне прищемили дверью пальцы на ноге, и туда я тоже ходить перестала. Падения, я считаю, ценнее взлетов: они дарят опыт и придают сил снова идти вверх. 
Важнейшее из искусств 
Кино я люблю с детства. Сначала была без ума от фильма «Вредный Фред» про маленькую девочку и ее воображаемого друга. Как его герои, мы с подругами складывали брюки и прокладывали эти «коржи» вареньем, делая «пирог».
Потом родители купили видеокамеру – чтобы снимать семейные застолья. Этим иногда занималась и я. Но всерьез кинематограф увлек меня в 16. Мы с подругой начали переводить фильмы Тарантино в духе Гоблина с английского: я изучаю его с трех лет. Этот опыт однозначно развил мои чувства юмора и стиля. Мы носили черные костюмы, как у парней из «Бешеных псов», учитель истории учил завязывать галстуки. Сверстники думали, что мы сумасшедшие. Когда вышел «Убить Билла», я по всей Москве искала себе спортивный костюм, как у Умы Турман. Но не нашла. 

«У макияжа всегда должна быть цель. Если ее нет, он не нужен ни в жизни, ни в кино».

Дорога перемен 
Мой фильм «Дорога на...» победил в прошлом году в программе студенческих короткометражек на Каннском кинофестивале. Кому-то такие успехи в юном возрасте мешают. 
Мне моя победа дала возможность привлечь к себе внимание. Правда, к выходу на ковровую дорожку я оказалась не готова. В последний момент купила дорогое платье в бутике Алены Ахмадуллиной, взяла с собой – а туфли забыла. Пришлось одолжить у одной режиссерши лодочки из крокодиловой кожи – у меня были только кеды. 
В этом году я участвовала в кинофестивале с трагикомичной сказкой «Отдать концы» уже в основном конкурсе (такое право дает победа в смотре короткометражек) – и реабилитировалась. Туфли для красной дорожки – золотые от Louis Vuitton – не забыла, надела смокинг с пайетками той же марки. Но все равно пошла против «системы», не выбрав для выхода платье. Прическу и макияж я делала сама – не могла позволить себе просидеть в кресле стилистов три часа. Закрутила бабетту, нанесла на лицо тон M.A.C Face & Body, нарисовала стрелки подводкой Estée Lauder и накрасила губы телесной помадой Givenchy. Все заняло час – но я была уверена в результате. 
Особый взгляд 
Мои идеалы красоты – Шарлотта Рэмплинг и Изабель Юппер. Хорошо, когда в лице актрисы, женщины есть какая-то странность – стандартные черты не запоминаются. Еще я считаю, что женщина в кадре красивее без косметики. На съемках «Отдать концы» меня ненавидели все актрисы, потому что они втихаря красились у гримерш, а я приходила и говорила: «Смыть все!» Не слушала даже жалоб про синяки под глазами. По-моему, у грима в кино – как и у макияжа в жизни – должна быть какая-то цель. Я, как режиссер, перед съемками каждой сцены всегда задаю себе вопрос: «А нужен ли грим?» И чаще всего отвечаю: «Не нужен». 
Пройдут снега 
Женщины жестче, чем мужчины. Мы не так эгоистичны, не любим себя жалеть. Тем не менее, когда я попробовала устроиться на работу в известную телекомпанию – еще до моей победы в Каннах, – мне сказали, что для этого нужно стать мужчиной и прийти лет через десять. 
Кино – это, конечно, мужской мир. И в нем много нарциссов. Не все актеры-мужчины готовы воспринимать иронию, а это для меня важно. Помню, как на съемках «Дороги на...» я строила из себя строгую и холодную женщину-режиссера. Ни с кем не сближалась, приятельских отношений не заводила. И вот в какой-то момент мы с исполнителем главной роли Сергеем Аброскиным сели в машину поесть: была зима. Сидим, едим молча, и тут водитель решил разогреть двигатель. Машина тронулась, еда полетела на нас. Мы посмотрели с Сергеем друг на друга, засмеялись – и через полгода поженились. 
Капитан Сорвиголова 
Для меня найти общий язык с мальчиками всегда оказывалось проще, чем с девочками – наверное, теперь в моем мужском деле это помогает. На летних каникулах в деревне мы с мальчишками ловили рыбу, «оперировали» лягушек, ходили жечь траву в полях. А мама привозила из-за границы диковинные для России девяностых бархатные и кружевные платья, заставляла меня отращивать волосы – считала, что это красиво и женственно. 
Подростком я тоже водилась только с ребятами, побывала панком, готом – и носила соответствующую прическу, под фронтмена швейцарской группы Lacrimosa. Но из-за того, что у меня очень тонкие волосы, мой «гарсон» выглядел странно и приходилось все время делать начес. А чтобы выйти замуж с женственным пучком, мне понадобилась накладка, похожая на металлическую губку для посуды. 
Женское счастье 
Железная леди-режиссер я только на площадке, вне ее – послушная жена и примерная домохозяйка. Готовлю, часами смотрю сериалы и ток-шоу – сейчас «Лучший повар Америки» и «Настоящую кровь». Сама стригу мужа – под солистов финской группы Rasmus: учусь на видеороликах с YouTube. Как получается? Ну так, как получается.

реклама
AD