Glamourama

«Я часто спрашиваю себя: занимаюсь ли я тем, чем хочу?»: Клэр Фой

Клэр Фой блестяще сыграла молодую Елизавету II в сериале «Корона» (и только что получила за эту роль «Эмми» ), смело участвует в перезапуске франшизы по романам Стига Ларссона и — на пике карьеры — собирается в большой отпуск. Зачем? Почему? Мы спросили у актрисы лично

реклама
AD

Это был теплый летний день в Барселоне — Клэр Фой приехала сюда, чтобы представить свой новый фильм «Девушка, которая застряла в паутине» (в прокате с 8 ноября, 16+). Да, 34-летняя Клэр — новая Лисбет Саландер, та самая мрачная хакерша. Детали картины до последнего держат в секрете, но накануне встречи журналистам показывают несколько отрывков: Клэр-Лисбет гоняет на мотоцикле на фоне заснеженных пейзажей, кого-то пытает и, конечно, демонстрирует огромную татуировку на спине. После двух сезонов «Короны» я, честно говоря, сомневалась­, что роль Лисбет — для нее, но тут убедилась в обратном. В жизни Клэр совсем не похожа на чопорную англичанку, говорит быстро, немного сбивчиво. Любит посмеяться («Что? Кто-то уже сыграл Лисбет до меня? Как они посмели?!»). И совершенно не стесняется себя критиковать («Каждый раз, когда вижу себя на экране, думаю: «Господи, ­какой ­кошмар!»).

На самом деле она и не англичанка. «У моей мамы огромная и очень шумная ирландская семья. Когда мы собираемся вместе, в комнату набивается человек 30, не меньше», — рассказывает Клэр. В школьные годы она занималась ирландскими танцами, вместе с подругой участвовала в соревнованиях. Медалей ­девушки не завоевали, Майкл Флетли в Lord of the Dance их так и не пригласил, но сцена не отпускала. «В 16 лет я должна была выбрать предметы, на которых сосредоточусь в оставшиеся два года обучения. В моей школе можно было учиться сценическому искусству, а я к тому моменту уже играла в детских постановках, и мне это безумно нравилось. Природа не наградила меня невероятным талантом, просто я много и упорно занималась. Думаю, что если бы я увлеклась английским или математикой, у меня бы и там получилось. Но в какой-то момент я влюбилась в театр».

Когда это случилось? В 17 лет, после тяжелой болезни. В детстве Клэр уже поставили пугающий диагноз — ювенильный ревматоидный артрит (аутоиммунное заболевание, для которого характерно тяжелое воспаление суставов). Полностью излечиться от него нельзя, и Фой научилась с этим жить. А в старших классах у нее нашли глазную опухоль. Операция, полтора года гормональной терапии — после такого Клэр решила, что в жизни нужно заниматься только тем, чем действительно хочется. Поэтому она и поступила в Ливерпульский университет Джона Мура на факультет драмы, а потом и в актерскую школу. «В первый год учебы мне казалось, что у меня ничего не выходит. Но жизнь такая штука, как ни старайся — на 100 % правильно в ней ничего не сделаешь. Работа актрисы состоит из моментов, которые хочется исправить. Все, что в ней делаешь, — сплошные ошибки. Но у меня никогда не было мысли, что я все брошу и пойду искать другую».

Клэр потребовалось почти десять лет, чтобы пробиться. Из года в год она играла «жену главного героя» — что в кино, что на телевидении. Но ее заметили. В мини-­сериале «­Волчий зал» Клэр сыграла свою первую королеву, Анну Болейн, и это, пожалуй, был добрый знак. За роль актрису впервые номинировали на британский «Оскар» — премию BAFTA. А ее имя запомнили.

Когда Netflix запускал один из самых дорогих сериалов в истории (первый сезон «Короны» стоил порядка 150 млн долларов), Клэр явилась на прослушивание на пятом месяце беременности, но пообещала приступить к работе вовремя. Ее утвердили на роль. Съемки начались через четыре месяца после рождения дочери, Айви Роуз. Актриса возила­ девочку на все съемочные площадки. Было ли ей трудно? Да, Клэр этого и не скрывает. Стоило ли оно того? Конечно. «Мое имя теперь знают такие люди, как Хелен Миррен и Элтон Джон. Да это же с ума сойти можно!» — заявила Фой в интервью британскому Vogue. И да, она появилась на его обложке. А еще получила «Золотой глобус» и роли в большом кино.

В 2018-м у Фой три премьеры­. Весной она пыталась не сойти с ума в психологическом триллере Стивена Содерберга «Не в себе», в октябре поддерживает Райана Гослинга в байопике о космическом перво­проходце Ниле Армстронге «Человек на ­Луне». И совсем скоро мы увидим ее в образе ­девушки с татуировкой дракона. «Я не пыталась изобрести велосипед и сыграть другую Лисбет, не такую, как у Руни Мары и Нуми Рапас. Да и зачем? Есть персонаж книги, которого я уважаю. Все спрашивают меня о гриме — о пирсинге, тату. Но меня больше волнует не то, как моя героиня выглядит, а почему она выглядит именно так. ­Если отбросить имидж, Лисбет — просто маленькая напуганная девочка, которую много обижали. Она защищается от внешнего мира. Мы все так делаем, не правда ли?»

Клэр называет Лисбет «девушкой, которая может надрать... ну, вы понимаете», хотя ей не очень нравится, когда на ее героиню пытаются навесить ярлык иконы феминизма. «Я всегда за то, чтобы говорить о правах женщин. Это важно. Да, я феминистка, и горжусь этим. Но мне кажется, что мы сделали фильм о травмированных людях — какая разница, какого они пола».

«Я часто спрашиваю себя: занимаюсь ли я тем, чем хочу? Постоянно проверяю себя. И сейчас могу ответить­ утвердительно».

Я общалась с Клэр в полной уверенности, что теперь, когда она стала настоящей звездой, ее график расписан на годы вперед. Но она призналась, что собирается взять паузу: «Мне очень нужен отпуск. Время и пространство для себя. Хочу пожить немного своей жизнью. Если это повредит карь­ере, значит, так ­тому и быть». Она хочет наконец проводить время с дочерью дома, а не на съемках. И пытается разобраться в отношениях с мужем — актером Стивеном Кэмпбеллом Муром. В феврале супруги объявили о расставании, хотя за несколько недель до того Клэр рассказывала, как поддерживала Стивена во время болезни (у него обнаружили опухоль мозга).

Королевские обязанности она с себя тоже сложила — третий сезон «Короны» будут снимать с новым составом. Так было задумано изначально: вместо того чтобы накладывать сложный грим, роли постаревших героев отдали другим актерам. «Мне есть чем заняться в отпуске. Например, просто почитать — в последнее время не было на это ни минуты. Я обожаю танцевать и наконец смогу заниматься танцами. Можно попутешествовать. В юности я много куда ездила. Но вы знаете, что такое поездка в 20 лет? Прилетаешь куда-нибудь и напиваешься в ближайшем баре. Теперь хоть что-то увижу. В любом случае, чем бы я ни занималась, для меня важно чувствовать связь с собой, делать то, что я хочу».

Сейчас она хочет в отпуск. Что дальше? Посмотрим. Не удивлюсь, если со временем она станет звездой масштаба Хелен Миррен. По крайней мере в их карьерах есть ­немало общего.

реклама
AD