Glamourama

«Я никогда не мечтала — ни о том, чтобы выйти замуж за принца, ни о замужестве в целом»: интервью с «Женщиной года» 2017 Светланой Лободой

Кто собрал мешок наград, поселился в топе всех возможных чартов, влюбил в себя звезд, дизайнеров, да и вообще всю страну? Loboda. По пути к мировому господству украинка Светлана Лобода сделала небольшую остановку и рассказала нам о планах, которые надо осуществить, и мечтах, которые сбудутся.

реклама
AD

Меховое пальто, Laroom; боди, Intimissimi; вуаль, Alexander Arutyunov.

Ваши песни могут ­нравиться или не ­нравиться, но они определенно оседают в го­лове. Это какая-то стратегия? Вы специально только ­такие треки отбираете?

Мои песни не могут не нравиться. (Смеется.) А вообще, конечно, специально, мы же десять лет потратили, чтобы найти направление, которое четко будет идентифицировать артиста Loboda, бросались от легких и непринужденных «Облаков» к гимнам вроде «Революции», было много проб и ошибок тоже. И наконец нашли. Я ­часто слышу истории про то, что люди, слушающие совершенно другую музыку, влюбляются в наше творчество. Мне это все лестно и приятно (улыбается).

**Я в такси по радио услышала «Пора домой» и все... пою. **

Этот трек, кстати, в каком-то смысле стал переломным моментом. Мы с моим продюсером Нателлой Крапивиной принесли его на российское радио и в очередной раз услышали, что это не формат — то аранжировки надо поправить, то припев смягчить. Но я редко иду на компромиссы, если уверена в треке. Песню я не переделала — и она стала хитом. Года два или три назад это было. А потом мы написали песню «К черту любовь», которую вообще никуда не носили, просто запустили в интернет, и — вдруг — ее взяли на все русскоязычные радиостанции, она стала лидером всех чартов. Следом был «контрольный выстрел» — «Твои глаза» — который всех окончательно убил (смеется). И здесь уже, конечно, мы почувствовали почву под ногами. Сейчас мы готовим еще один «боевик» — абсолютно новую песню.

**То есть не с альбома H2LO? **

Не-а, ее никто не слышал еще. Мы решили, что из альбома не будем ничего больше запускать, хотя компания Sony, с ­которой мы ­сотрудничаем, говорит нам, что это просто «деньги на ветер»: «Как вы ­можете? У ­артистов нет хороших песен, у вас одни хиты в альбоме­, а вы ни одной песни не запускаете с клипом». Мы говорим: «У нас еще много хороших песен. Без паники». ­(Улыбается.) Этот альбом мы уже прожили, год с ним ­существовали, отработали тур. Я хочу чего-то кардинально нового. Я должна все время бежать. Потому что, когда я просто иду, мне кажется, что я стою на месте­.

Меховое пальто, Ulyana Sergeеnko; платье, Alexander Terekhov; колье­, Damiani; серьги, здесь и далее, если не указано иное, собственность Светланы.

** Откуда вы берете эти песни? **

У нас с Нателлой есть общая почта, на которую присылают огромное количество треков. Каждый день перед сном я отслушиваю двадцать-тридцать композиций. Где-то куплет хороший найду, где-то хук в проигрыше, еще что-то, мы все это покупаем, собираем, дорабатываем. Редко прилетают песни, которые хороши уже в демо­версии. Как правило, самые ­яркие свои хиты я собираю, как лоскутное одеяло.

**Вы как-то сказали, что есть удачливые люди, к которым все легко приходит, а у вас не так: вам нужно много трудиться, чтобы что-то получилось. Не обидно, что вы не из удачливых? **

Ну, были моменты. Но со временем понимаешь, что это твой путь, другого не будет. Если не будешь работать, тебе ничего небо не будет давать. И нет смысла обижаться. Я — трудоголик. И вся моя команда — трудоголики. Все работают не ради денег, а ради творчества и по большой любви. Есть люди в коллективе, которые со мной уже десять лет. У нас большая семья, и каждый член коллектива является его достопримечательностью. Я им всегда говорю: «Вы должны знать, что каждый из вас для меня очень ценен. Вы винтик в нашем большом организме, и когда кто-то выпадает, у нас все разваливается». Я знаю, что один в поле точно не воин. Конечно, есть главный человек — Нателла. Она мой партнер уже восемь лет, мой друг, близкий человек, крестная мать моего ребенка. Я считаю: это очень большая удача, что мы вообще нашлись в этой жизни.

Меховое пальто, Laroom; боди, Intimissimi; солнце­защитные очки, Andy Wolf; серьги, Damiani; босо­ножки, Casadei.

Но вы иногда ругаетесь? ­Бываете в чем-то не согласны?

Конечно, много спорим (смеется). Но в этих спорах всегда находим истину, которая приносит большие дивиденды. Без этого невозможно. Часто наши мнения не совпадают, но мы должны обязательно друг другу привести аргументы, когда один человек считает, что должно быть именно так, а другой — эдак. Рано или поздно находим компромиссы.

**Есть женщины, которые говорят, что с мужчинами им комфортнее работать. Вы, очевидно, не из их числа? **

Нет-нет, мне с женщинами легче. У меня коллектив почти весь женский — кроме музыкантов и ребят из балета.

**А какие качества вы ищете в мужчине? Не для работы, а для любви. **

Я бы хотела, чтоб он был значительно сильнее меня. Это практически невозможно, да. Но я в это верю. Очень этого жду. Потому что иначе, по всему моему опыту, ничего не получится. Я начинаю подавлять, и отношения рассыпаются. Поэтому со мной должен быть человек сильный, властный, имеющий свой бизнес. Увлеченный работой, чтоб он был не так активно увлечен мной. Мне очень важно, чтобы у меня была свобода. Когда человек будет так же сконцентрирован на своем деле и мы просто будем как партнеры в удовольствие жить и любить, это будет самый лучший вариант для меня.

Вы вообще всегда были са­мо­стоятельной или все-таки ­мечтали в детстве выйти ­замуж за принца?

Нет, не мечтала — ни о принце, ни, если честно, о замужестве. Меня воспитывали по-другому, я всегда была сконцентрирована на учебе и своем развитии. Ходила в музыкальную ­школу и была занята с утра до ­ночи, меня вообще не было дома. Я иногда хотела все бросить, плакала горькими слезами, но это не помогало. Потому что моими кумирами были Алла Борисовна и София Ротару, я их постоянно слушала. И мама мне говорила: «Ты же хочешь быть большой артисткой, а не просто певичкой. Так что учись и трудись». И вот всю жизнь я учусь и тружусь. Сложно? Не получается? Все равно нужно идти, ­бороться. Я очень уверенный в себе человек, всегда знаю, ­чего хочу. И придумываю, как это получить.

Платье, Alexander Terekhov; браслет, Damiani.

У вас никогда не было сом­нений, что усилия могут не окупиться?

Нет. Я всегда знала, что ­рано или поздно все получится. ­Просто нужно работать и уметь ждать. Нужно не падать духом и не впадать в отчаяние.

Вы, наверное, жесткий человек­?

Конечно. В моей работе по-другому никак.

С близкими вы тоже жесткая?

Нет, с близкими я другая, я же их очень люблю.

Не тяжело переключаться?

Бывает, иногда мама говорит, когда я прихожу домой взвинченная: «Ну ты же не на работе, ты же дома, хватит командовать». И я пытаюсь отключиться, учусь этому, и вполне успешно. Я вообще ­постоянно учусь. Только вот за английский нормально никак не возьмусь — времени нет.

**Но для вас же главное — «расширять горизонты». Англо­язычный рынок покорить не хотите? **

Я реалист, и мало верю в то, что человек, который не живет в стране, может внезапно стать там звездой. Ты должен там вырасти, знать их сленг, ментальность, стать своим для того, чтобы быть там популярным. А вот географию расширять, выступать для русских по всему миру — это можно и нужно. У нас в этом году был очень успешный тур по Америке и ­Канаде — везде аншлаги. Сейчас Австралию предлагают, Китай... То есть горизонты действительно реально расширяются — и это именно то, чего мы так хотели.

реклама
AD