Glamourama

«Я считаю, успех «Чик» мы заслужили. Это классное кино и очень честное»: интервью Алены Михайловой

Чтобы победить свои страхи, самая инопланетная «Чика» Алена Михайлова совершила путешествие из Перми в Москву. Молодую актрису разрывают модные журналы и режиссеры, но сама она за то, чтобы всегда делать осознанный выбор.

реклама
AD

Когда ты соглашалась на «Чик», у тебя было понимание, что в итоге получится?

Я знаю, сейчас многие говорят, что знали: получится нечто особенное. А я вообще не понимала, что это такое. Мне даже моя роль не очень нравилась. 

Почему?

Мне казалось, что это не совсем я, что меня меньше всех. Я даже звонила Эдику, спрашивала: «Почему у меня так мало эмоциональных сцен? Дай поиграть!»

Дал?

Ну да, мы же с Толстогановой поиграли. Очень эмоционально. 

А сцен больше не дал?

Нет, но мы все обсудили. И он мне объяснил, у кого сколько сцен, как это все работает, все честно и правильно. Он меня убедил!

Какие у тебя были ощущения, когда ты увидела «Чик» на экране?

Я была в шоке. 

Почему?

Не знала, что это будет настолько круто. Понимаешь, бывает, что ты смотришь кино, актер играет хорошо, но тебя не трогает, не попадает в тебя. А бывает, когда на сто процентов веришь актеру, когда на съемочной площадке случается магия в партнерстве и получается реальная жизнь. Мы все сошлись на площадке. Мы же вместе жили все время съемок, стали как семья. Это повлияло и на результат.

Расскажи про эту семью. Какие для тебя Ира, еще одна Ира и Варя?

Мне кажется, что персонажи не особо отличаются от нас в жизни. Вот, например, Варя — самая шебутная среди всех. Это бесконечная энергия, бесконечная самоотдача. В Ире Горбачевой очень сильна энергия материнства. Она постоянно что-то делает, кому-то помогает, прямо как мать Тереза. У Иры Носовой очень классное чувство юмора, мне кажется, что ей вообще нужно в какой-нибудь стендап. 

Тебе бы хотелось, чтобы у «Чик» было продолжение?

Это законченная история, поэтому оно не нужно. Хотя у меня и есть ностальгия по этим съемкам. Это был один из самых классных периодов моей жизни. Были и другие интересные съемки с хорошими партнерами, но чтобы вот так — никогда. Действительно какая-то магия случилась.

Я знаю, что ты из Перми. Бываешь сейчас в родном городе?

Нет, почти три года не была. Мне там не очень классно — по какому-то внутреннему ощущению. 

А какие были ощущения, когда ты переехала в Москву?

Основное чувство — страх того, что ничего не получится. Знаешь, вот есть Африка, в которой я никогда не была. Там другие условия жизни, ценности, мировоззрение, люди. Когда я только приехала, думала, что Москва — как Африка. Оказалось, что я просто ничего не видела и не знала. Ты больше придумываешь себе страхи, а на самом деле даже бояться нечего.  

Как ты приняла решение уехать­ из родного города?

Когда я училась (Алена окончила актерский факультет Пермского института культуры. — Прим. ред.), педагоги говорили: езжай в провинциальный театр. А мне было интересно кино, которое мы очень мало изучали. Я поняла, что надо ехать в Москву. И даже если играть в театре — то у Юрия Бутусова. К нему не так просто попасть, и мне казалось, что кино может в этом помочь. Я поняла, что не хочу оставаться в Перми­, меня там ничего не держало. Но самое главное — я хотела­ избавиться от этого страха, когда ты просто идешь по улице и боишься смотреть людям в глаза, боишься открыть рот. Мне хочется абсолютной свободы. Несмотря на то что и в Перми происходили события, которые помогали расти, все равно во мне все перевернулось именно благодаря «Чикам». Эдик и Ира показали мне, что такое безвозмездная любовь, широта души, благородство. Когда­ делаешь что-то для другого человека просто так. Именно «Чики» сделали из меня осознанного человека.

Как сейчас идет борьба со страхом?

Мне кажется, что это на всю жизнь: ты побеждаешь один страх, потом появляется новый. И все идет из детства. Я своих родителей не осуждаю, потому что знаю, как строго воспитывали их. Поэтому и они меня строго воспитывали. Ты вроде ничего такого не делала, но тебя могли отругать. Потом это копится и выливается в то, что ты боишься говорить с людьми, выражать свое мнение.

Кстати, как родители отнеслись к твоему решению стать актрисой?

Они — очень интересные люди. Потому что, с одной стороны, у меня было строгое воспитание, но с другой — они все понимают. Я знаю, что бывают родители, которые заставляют детей быть кем-то, выбирают профессию за них. А меня всегда спрашивали, кем я хочу стать. Я просто долгое время сама не знала. Меня поддержали — и потом, когда я переехала, тоже сильно поддерживали.

Кадр из сериала «Чики»

Я слышала, что ты любишь музыку и хочешь ею заниматься. Расскажешь подробнее?

Я часто ездила в гости к Тосе Чайкиной, слушала, как она сочиняет музыку, — это просто магический процесс. Когда слушаешь музыку — как будто с богом соприкасаешься. Знаешь, если брать кино, то это все равно игра, ты играешь роль, в которой может быть часть тебя, но все равно это же не ты. А в музыке транслируешь себя, как мне кажется. Поэтому я думаю, что через какое-то время в моей жизни будет меньше кино, но больше музыки. 

Ты сама пишешь песни? Или хочешь быть исполнителем?

Я пока не знаю, как это будет. Я не пишу тексты, в принципе не представляю, как люди это делают. Мне кажется, что это гениальность: когда человек может взять и написать песню. Но мне нравится наигрывать какие-то мотивы, петь. Это просто моя отдушина сейчас, и кто знает, во что она может вылиться. 

Какая музыка тебя вдохновляет?

Та же Тося, я люблю русские народные мотивы, переплетенные с современным звучанием. Да и не только русские. Вот ты прилетаешь на Бали и слышишь, как поют народные песни, — и в этом есть магия. Меня сейчас очень бесит подмена ценностей, когда бездарные люди становятся популярными за счет хайпа. А те, кто создает реальную музыку, пробиваются, пытаются привлечь к себе внимание. В то время, как какая-то фигня привлекает внимание сама по себе. Извини, но как только я начинаю про это думать, так сразу завожусь. Просто я считаю, что к творчеству надо относиться уважительно. А в том, чтобы обожраться наркоты и отплясывать в клубе, творчества нет. 

Давай я тебя лучше спрошу о тех, к кому нужно относиться уважительно. Кто для тебя «Женщина года»?

Я не могу выбрать одну, поэтому назову людей, которые на меня влияют. Во-первых, Роза Хайруллина. Она всегда шагает в ногу со временем, я не знаю, сколько ей точно лет, но она прогрессивнее многих молодых людей (Розе Хайруллиной 59 лет. — Прим. ред.). Она невероятная, на съемку можно приходить с блокнотом и записывать каждое слово. Для меня эта женщина — явление, она не похожа ни на кого. Потом — Чулпан Хаматова. Сколько она всего делает для людей. Это просто глыба, человечище. Еще Ира Горбачева. Она сама себя сделала своими инстаграмными роликами. Ира очень сильная, благородная, она постоянно работает над собой. Своим примером показывает, как можно и нужно жить. И еще Ира Носова. Я сейчас очень рада, что вышли «Чики» — и ей стали предлагать роли. Потому что у меня, например, были и другие проекты. У меня более универсальный типаж, мне проще. Но Ира очень классная и талантливая актриса. Это человек с большой буквы. 

реклама
AD