Glamourama

«Я умею облажаться»: интервью с актрисой Машей Поезжаевой

Актрису «Гоголь-центра» Машу Поезжаеву можно увидеть, не дожидаясь нового театрального сезона: 8 августа на ТНТ выходит сериал «Кризис нежного возраста» с Машей в главной роли.

реклама
AD

Куртка, Max Mara; топ, туфли, все Dior; брюки, Pennyblack; серьги, Dior Jewellery.


Как вы стали ­актрисой? 
Я вообще не из Москвы, я с Урала девочка. В моей семье не было ни режиссеров, ни сценаристов, и совершенно точно у меня не было задачи стать знаменитой. Я занималась в театральной студии, но с первого раза в театральный не поступила. Мама сказала: «Может, это не твое?» Я устроилась работать няней и практически на свои деньги отправилась поступать еще раз и еще — на третий раз успешно.  

Не понимаю, как вы не бросили эти попытки. 
У меня характер плохой. Упрямый, упертый. Когда я начала приносить двойки, тройки, мама спросила: «Кем ты хочешь стать? Хочешь ли ты жить, где мы сейчас живем? Какой жизни ты хочешь? Может, твои одноклассники и могут учиться на платном, но у нас такой возможности нет. Все только в твоих руках». 

У нас в театре невозможно зазнаться. Потому что у нас все снимаются, все талантливые и все красивые.

А история с «Кризисом нежного возраста» с чего началась? 
Был момент, когда в театре было не много работы, и я подумала, что давно не ходила ни на какие пробы. И с легким сердцем, ничего не загадывая,­ пошла на кастинг. Шла не в сериал, скорее, а к режиссерам — Наталья Меркулова и Алексей Чупов зарекомендовали себя фильмом «Интимные места». Еще хотелось в каком-то смешном качестве себя проявить, примериться­ к другому формату. Я все пробую. «Гоголь-центр», «Класс коррекции», который можно считать артхаусом, «Он дракон», который можно назвать фэнтези-блокбастером, — это разные форматы, и мне нравится это. 

Куртка, Max Mara; топ, туфли, все Dior; брюки, Pennyblack; серьги, Dior Jewellery.


О чем новый сериал? 
Мою героиню зовут Шура, она студентка, у нее есть видео­дневник, подруги и закадычный друг. Мне кажется, это легко рассказанная история о том, что важные мысли просты, что близких людей мало, что выбор дается ­нелегко, а расти всегда сложно. 

Знаком ли вам страх провала? 
По секрету — у меня есть одна фобия, я боюсь петь на публике. 

Я поняла, что настало время закрыть книжки и начать жить. В жизни все сложнее, красивее, страшнее, чем в любой литературе.

Но в театре вы поете примерно всегда? 
Да, но я очень волнуюсь! Когда нас двое на сцене, трое, это еще не так страшно, а вот когда ты стоишь один... Еще как-то мы принимали участие в Ночи поэзии, я подготовила замечательное стихотворение, и когда пришел мой черед, я начала забывать строчки — прямо на сцене МХТ. После этого все не так страшно — ведь куда уж хуже. Я умею облажаться. Чувствовала себя дурой тысячу пятьсот миллионов раз. Неудачи есть в жизни каждого, их надо не бояться, а воспринимать как опыт. 

Куртка, Max Mara; топ, туфли, все Dior; брюки, Pennyblack; серьги, Dior Jewellery.


В этом году у тебя много поводов пройтись по красной дорожке. 
О, я и их дико боюсь! Красивой не только меня, но и всех, кто по ней ходит, делают профессионалы, и это каждый раз немножко­ кажется маскарадом. Очень страшно. Дженнифер Лоуренс как-то сказала, что на мероприятиях чувствует себя напуганной чихуахуа, тебя наряжают красиво и говорят: «Пляши, обезьянка!» Нет, на самом деле мне нравятся красивые платья — и было бы интересно работать с каким-нибудь талантливым дизайнером. Но нельзя забывать, что главные вещи — это не вещи.
реклама
AD