Здоровье

Правда ли, что в России хотят ограничить право на аборт? (Спойлер: в некотором смысле, да)

Одна из главных новостей декабря — известие о том, что Минздрав готовит проект нового приказа, который изменит перечень медицинских показаний для прерывания беременности. Рабочая версия документа, вынесенная на общественное обсуждение, вызвала в сети немалый переполох: одни уверены, что это может серьезно ограничить репродуктивные права женщин, а другие (во главе с чиновниками Минздрава) — что ничего особенного не происходит. Разбираемся, кто прав.

реклама
AD

Из-за чего шум?

В новом приказе Минздрава меняется перечень медицинских оснований для искусственного прерывания беременности на сроке до 22 недель — то есть список диагнозов будущей матери и список патологий плода, которые будут считаться веским основанием для аборта. Активистки и защитницы репродуктивных прав женщин опасаются, что сокращение перечня может серьезно навредить тем, кому по состоянию здоровья требуется медицинское вмешательство или прием токсичных препаратов. Сейчас эти девушки могут прервать незапланированную беременность, чтобы не мешать лечению, но с новыми правилами Минздрава им придется поставить терапию на паузу вплоть до родов.

Можно ли будет прервать беременность, если медицинских оснований для этого нет?

Да. Проект приказа Минздрава не касается абортов по желанию, которые можно делать до 12 недель. Хотя защитницы репродуктивных прав женщин напоминают, что беременности, протекающие на фоне серьезных заболеваний, в этот срок часто остаются незамеченными.

А что изменилось?

По новому проекту Минздрава для прерывания беременности по медицинским показаниям обязательно проведение медицинского консилиума. Сейчас такое решение может принять лечащий врач, а консилиум необходим только в экстренных случаях. Но это не главное, что вызвало волну возмущения в сети. Самой слабой частью документа считают сокращение перечня диагнозов, при которых сохранение беременности может быть опасно для женщины. Например, в новой редакции приказа из списка оснований для прерывания беременности исчезли злокачественные новообразования век и глаза и лимфомы из групп высокого риска. Заметно сократился список психических расстройств и расстройств поведения, требующих медикаментозного лечения, зачастую несовместимого с беременностью. А еще из новой редакции пропали пункты про допустимость аборта на сроке до 22 недель, если у женщины всего одна почка или плохо проведенная коррекция порока сердца в анамнезе.

Может быть, в этот список что-то добавили?

Да, в обновленном списке медицинских показаний для прерывания беременности появились IV стадия ВИЧ и некоторые осложнения на фоне сахарного диабета, а также серповидноклеточная анемия, несколько психических расстройств (но только в тяжелом течении), острые почечная и печеночная недостаточности и несколько редких хронических болезней, преимущественно в острой фазе.

Я слышала, что врожденные пороки развития плода больше не считаются основанием для прерывания беременности. Это правда?

Не совсем. С одной стороны, список аномалий развития плода, позволяющих прервать беременность, в новом приказе действительно сократился, с другой — Минздрав предложил ввести расплывчатую формулировку «Медицинская помощь матери при установленных или предполагаемых аномалиях и повреждениях плода». В нынешнем приказе список врожденных пороков плода конкретный и довольно обширный, поэтому решение сократить его вызывает вопросы у общественников и прочойс-активисток. Защитницы репродуктивных прав женщин опасаются, что обтекаемая формулировка нового приказа откроет для врачей пространство для манипуляции и необоснованных отказов в прерывании беременности.

Разве Минздрав не пообещал учесть замечания к документу?

Да, формально Минздрав должен учесть замечания к проекту приказа — именно затем документы и выносятся на общественные слушания. Но на самом деле, позиция Министерства вполне твердая: на запрос СМИ 13 декабря пресс-служба ответила, что не видит в новом перечне «ограничения прав женщин на аборт». «Новый проект приказа не отменяет прерывание беременности по желанию женщины, а содержит медицинские показания, при которых прервать беременность можно независимо от ее срока», — пояснили представители Министерства. — В последний раз перечень пересматривался в 2007 году Учитывая развитие медицинской науки, изменения в подходе к лечению различной патологии при беременности, в настоящее время, на основании предложений всех главных внештатных специалистов по всем профилям оказываемой медицинской помощи подготовлен проект нового приказа Минздрава России, утверждающего перечень медицинских показаний для прерывания беременности».

Что говорят противники проекта?

Одна из главных противников нового проекта, депутат Оксана Пушкина, считает его еще одним маркером усиления контроля государства над жизнью граждан. «Я не сомневаюсь, что новый приказ Минздрава РФ выходит за рамки сугубо медицинских вопросов — это биополитика. Таким термином в конце 70-х годов Мишель Фуко назвал вмешательство государства в биологическую жизнь граждан», — подчеркивает она. По мнению депутата, ограничение оснований для прерывания беременности по медицинским показаниям — часть мирового тренда: «Запретить аборты или ограничить возможность их проведения пытаются не только в России — это примета глобального консервативного поворота, который мы видим в мире, его обязательная программа. Самый радикальный пример — Польша, где церковные круги и правые партии добились решения о запрете абортов, расколовшего страну». Подчеркивая, что не поддерживает аборты, Оксана Пушкина, тем не менее, настаивает на невмешательстве государства в частную жизнь граждан. Оксана уверена, что за решением сделать аборт часто стоят не медицинские и не этические причины, а экономические, «невозможность дать младенцу все необходимое, обеспечить ему перспективы в жизни».

Что говорят сторонники проекта?

В числе тех, кто поддерживает новый проект Минздрава, многочисленные пролайф-организации, выступающие за радикальное ограничение или полный запрет права на аборт. В числе их аргументов — вероятность врачебной ошибки, которая может привести к прерыванию «здоровой» беременности, наличие медицинских возможностей для коррекции патологий сразу после рождения ребенка, а также желание некоторых родителей сохранить беременность любой ценой, включая собственное здоровье и здоровье плода.

реклама
AD