Музыка и кино

Грязь, блестки и никаких слез: репортаж с крупнейшего фестиваля Манчестера

Корреспондент Glamour купил пару калош и отправился на крупнейший музыкальный фестиваль в Манчестере после теракта на концерте Арианы Гранде.

реклама
AD

Манчестер Юнайтед

«Слушай, плевать они хотели на мелочь в твоих карманах. Они ищут ножи и бомбы, — смеется девушка с раскрашенными блестками висками над своей роющейся в сумке подругой. — Да и вообще, если что-то случится — значит случится, тут не угадаешь».

Мы стоим в очереди на вход на фестиваль Parklife в парке Хитон на севере Манчестера и ждем, когда охрана приветливо, но тщательно осмотрит наши сумки, повесит на них специальные бирки, проведет по нам металлоискателями и отправит к охраннику с собакой, которая должна унюхать потенциальные наркотики. На все про все уходит около получаса, но никто не возражает. Все-таки Parklife — первое по-настоящему массовое мероприятие в городе после благотворительного концерта в память о жертвах теракта и полноценная проверка местных служб безопасности.

Проходящий в девятый раз крупнейший музыкальный фестиваль города проходил 10-11 июня, через три недели после взрыва на концерте Арианы Гранде, унесшего жизни 22 человек. 4 июня в городе прошел грандиозный благотворительный концерт One Love Manchester, куда приехало множество мировых звезды (Гранде, Бибер, Кэти Перри, Black Eyed Peas и другие) и билеты на который улетели за считаные минуты.

Несмотря на неспокойное время, 80 тысяч человек отправились на север Манчестера. Билеты сдавали лишь те, кого испугал не самый завидный прогноз погоды: на все выходные в городе обещали дождь. Преимущество Parklife ** перед, например, более известным **Glastonbury очевидно: вам не нужно беспокоиться о том, переживет ли ваша палатка капризную английскую погоду. Кэмпинга на Parklife нет вообще: фестиваль проходит в черте города, а из центра Манчестера до парка можно добраться на трамвае буквально за 20 минут. Для большинства посетителей вечеринка начинается прямо в трамвае: представьте московский час пик в метро, только вокруг — нарядная веселая молодежь, допивающая вино и обсуждающая, кого они хотят услышать больше всего.

Вообще, Манчестер и Лондон — это как Санкт-Петербург и Москва: каждый прекрасен по-своему, но жилье в Манчестере намного дешевле (или и вовсе бесплатное — привет, CouchSurfing), атмосфера — расслабленнее, а развлечений – масса. Что касается цен, то билет на оба дня Parklife стоил 100 фунтов (7500 рублей), на один день — 60 фунтов (4500 руб.), а проездной на выходные — 10 фунтов (750 руб.). Цены на бургеры и пиццу варьировались от 6 до 10 фунтов (450–750 руб.). Воду можно было получить бесплатно. Впрочем, большинство пили пиво из пластиковых бутылок, которые потом (по какой-то дурной традиции) швыряли в толпу.

**Фестиваль сапогов **

В субботу утром улицы и трамваи заполонили «парклайфовцы», отличить которых можно было по униформе: верх — как будто люди собрались на пляж, низ — как будто им предстоит поход на Алтай (калоши всех цветов и размеров, которые тут называют wellies).

Беглого взгляда по сторонам достаточно, чтобы понять — 1990-е вернулись, и они к нам надолго! В местных филиалах Topshop и Urban Outfitters есть целые отделы, где продают постиранную и приведенную в порядок винтажную одежду, но есть подозрение, что все просто достали с антресолей наряды старших братьев и родителей. Почти все девочки похожи на участниц группы Little Mix, а мальчики — на молодых братьев Гэллахеров. Идеальный вариант для парней: шорты, рваные джинсы или спортивные штаны, свободная рубашка с короткими рукавами и гавайскими принтами, кепка, бандана и джинсовая куртка.

У девушек все намного интереснее. В моде блестки на лице (а то и вовсе наклеенные стразы — все это можно купить в любом магазине по дороге на фестиваль) и виртуозно закрученные косы. Топики, больше похожие на лифчики, максимально короткие джинсовые шорты с бахромой, дождевики всех цветов радуги (выигрышнее всех смотрятся прозрачные с металлическим отливом) и сапоги, сапоги, сапоги. Тренды прошлых лет стремительно забыты: никаких шляп с широкими полями, пончо и цветочных корон. Дополнить свой образ можно «не отходя от кассы» — между баром (туда строго после 21 года и по документам) и фуд-кортом стоит несколько палаток с солнцезащитными очками и прочими аксессуарами.

Последовав советам местных жителей, по дороге на фестиваль я забежал в местный титан-маркет Primark и купил пару зеленых калош за 9 фунтов (примерно 650 рублей), за что мысленно благодарил себя весь фестиваль. Даже несмотря на то, что дождь скорее моросил, чем лил как из ведра, земля очень быстро превратилась в зыбучую грязевую ванну.

«Разумеется, погода — отстой. Но мы все равно наряжаемся так, словно едем в Калифорнию, и отлично проводим время», — пожала плечами одна из собеседниц. Сейчас — возможно, как никогда прежде — городу нужен был уикенд, полный веселья, радости и танцев под дождем.

От 70-х до The 1975

Кульминацией первого дня фестиваля стала речь мэра города Энди Бернэма, который вышел на сцену в компании представителей спецслужб, работавших в роковую ночь 22 мая. К нему присоединились хедлайнеры — эксцентрично-романтичные инди-рокеры The 1975. Фронтмен группы Мэттью Хили лаконично сформулировал всеобщее настроение. «У нас уже было много слез и минут молчания. Сегодня мы заглушим зло криками радость. Манчестер, давай громче!»

Англичане с их богатейшей музыкальной культурой и любовью к масштабным представлениям на ура встречали разношерстных артистов: от диско-дивы 70-х Chaka Khan до юного трубадура Джорджа Эзры, от шведской поп-блондинки Зары Ларссон до прорыва года Stormzy, практически единолично вернувшего моду на грайм, от златозубого ветерана трип-хопа Голди до младшего сына Боба Марли Дэмиана. Публика хором скандировала хиты, танцевала в грязи, подбрасывала в воздух пустые пивные бутылки, охотно покупала максимально жирный фаст-фуд, а один воодушевленный подросток и вовсе вытер грязные руки об лицо друга, на что тот облизал палец приятеля, а потом смачно плюнул тому на одежду. Фестивальная магия как она есть.

Берегись трамвая

Отлаженная фестивальная машина начала давать сбой только под конец. Воскресный хедлайнер Фрэнк Оушен, отменивший несколько выступлений на других фестивалях, таки доехал до Манчестера, но явно запутался в собственном оборудовании (ради него возвели специальную сцену с отдельной панелью управления) и начинал первую песню аж четыре (!) раза, обвиняя то микрофон, то наушники.

Тех, кто решил уйти с маловразумительного шоу и вернуться в город, встречали огромные дорожные знаки «Трамваев нет, такси и автобусы забиты, идите пешком». Местные полицейские пожимали плечами: «Вроде кто-то упал на рельсы, все трамваи в городе отменили еще в 8 вечера, а 80 000 человек явно не влезут в такси, так что лучше вам, ребята, идти в центр пешком. Тут недалеко — всего-то час». Моя дорога на юг города заняла два часа: полтора часа пешком и полчаса в Uber’е. Так я шагал в центре калошной армии кутающихся в кофты и дождевики рейверов, которая постепенно рассасывалась по городу. Городу, доказавшему, что музыка — все еще лучшее лекарство.

реклама
AD