Новости звезд

«Стендап помогает зрителю понять, что он не одинок в своих проблемах»: Зоя Яровицына — о шоу «Женский стендап» и юморе в России

Участница и креативный продюсер «Женского стендапа» Зоя Яровицына рассказала об особенностях нового юмористического шоу, современных трендах в русском юморе и своих любимых проекта. Подробности ищите в нашем материале и в шоу на ТНТ каждую субботу в 22:00.

реклама
AD

Cтендап становится невероятно популярным. Как вы думаете, чем это можно объяснить? В чем его феномен?

Я думаю, причина в том, что стендап-комики, как правило, рассказывают о своих проблемах, а они у нас у всех примерно одни и те же. Это трения в отношениях, бытовые неурядицы, поиск себя, разногласия с начальником, финансовые трудности. По сути, стендап помогает зрителю понять, что он не одинок, что всем бывает нелегко, и посмеяться над тем, что еще недавно его расстраивало.

Как возникла идея создать шоу «Женский стендап» на ТНТ?

Мы поняли, что в стендапе уже появилось много крутых девушек, и попробовали сделать несколько вечеринок, где выступали только женщины. Это было смешно, людям понравилось, понравилось и генеральному продюсеру Comedy Club production Вячеславу Дусмухаметову, поэтому он предложил нам начать готовить проект для ТНТ. Это было два года назад, мы тогда все выглядели посвежее и гораздо более выспавшимися.

В чем главная задача шоу?

Главная задача нашего шоу — смешить людей. Потому что оно в первую очередь юмористическое. То, что в нем снимаются только женщины, — это важно, но юмор важнее. У нас нет какой-то сверхзадачи, мы просто хотим делиться тем, что думаем и чувствуем, и делать это смешно.

Как вы считаете, женщинам-стендаперам сложнее пробиться, чем стендаперам-мужчинам?

Я думаю, если так и было раньше, то теперь у женщин-стендаперов есть специальный отдельный проект, где их ждут, где им будут рады и не будут говорить «давайте поддержим следующего комика, потому что она девочка». У нас все девочки, поэтому никакого особенного отношения нет, мы просто выходим на сцену и шутим. Я надеюсь, наше шоу станет такой площадкой, куда девушки будут стремиться попасть, и это будет их мотивировать становиться круче.

Корректно ли разделять юмор на женский и мужской? Чем они отличаются?

Я думаю, что есть два основных отличия между женским юмором и мужским. Первое — это темы. Женщины, как правило, очень много шутят о мужчинах, отношениях, браке, и это логично — эти темы волнуют нас больше всего, поэтому мы о них много говорим и думаем. Второе отличие — в том, что женский юмор традиционно более приличный и чистый. Мы решили отойти от этой традиции, поэтому в «Женском стендапе» мы говорим то, что думаем, даже если для кого-то это слишком жестко, слишком нагло или слишком не по-женски.

Чем, на ваш взгляд, отличается русский юмор от, например, американского? В чем главная отличительная черта юмора в России?

В русском юморе намного больше ограничений. Помимо того, что о некоторых вещах у нас запрещено шутить на законодательном уровне, есть еще много тем, которые в нашем обществе табуированы. В Америке комик может говорить что угодно, он может, например, жестко пошутить о чьей-то матери, а у нас в России мать — это святое. Там нет таких ограничений, шутить можно о чем угодно и над кем угодно. Дети, матери, женщины, инвалиды, расизм — этот список можно продолжать очень долго. Там люди более открыты к каким-то резким шуткам; я думаю, что уровень самоиронии у них выше.

Мне кажется, из-за этого американский юмор более черный, более ядовитый — потому что у них есть эта свобода. У нас публика может оскорбиться и перестать тебя слушать, поэтому комики больше работают над интеллектуальной составляющей, над формулировками, плотностью юмора. Это мое субъективное мнение, конечно.

Как чувствует себя юмор в России? Можете выделить главные современные тренды в юморе?

Не думаю, что могу судить о юморе в целом. Я, хоть и работаю в этой сфере, все равно большую часть времени погружена конкретно в стендап. Но, как мне кажется, у людей сейчас есть два запроса — на простоту и на откровенность. По поводу простоты — это можно видеть по популярности вайнов: это короткие видео с очень простыми шутками, тут не нужно ни вникать, ни думать, ни тратить много времени на просмотр. А насчет откровенности — у меня есть ощущение, что люди сейчас меньше хотят смотреть на каких-то искусственных персонажей в нереальных ситуациях, им хочется, чтобы шутили об их жизни, о той действительности, в которой мы все живем. Еще, мне кажется, людям хочется более дерзкого юмора, шуток на грани, поэтому так популярны шоу «Прожарка», «Что было дальше?» — людям нравится, когда пожестче, чтобы было смешно и немного неловко.

Вернемся к стендапу. Мы привыкли считать его телевизионным жанром, но сейчас все больше крутых юмористических проектов выходит на YouTube. Как вы считаете, пойдет ли стендапу на пользу переход на просторы интернета? И чем отличается юмор на ТВ от юмора на YouTube?

Я думаю, то, что на YouTube появляются такие проекты, — это хорошо для развития стендапа как жанра в целом. Чем больше будет проектов на различных площадках, тем больше людей узнают про стендап, полюбят его, начнут ходить на выступления комиков в своем городе. Больше зрителей = больше комиков = выше конкуренция между ними = растущее качество юмора. Мне кажется, что именно так это работает. По поводу отличий — конечно, в интернете больше свободы в плане выбора тем, резкости высказываний, использования мата и т. д. На телевидении, с другой стороны, больше ресурсов для того, чтобы делать качественный продукт, — это и деньги, и продюсеры, и редакторы с огромным опытом работы. Свои плюсы есть и там, и там, поэтому сейчас многие комики стараются присутствовать и на ТВ, и в интернете.

Какие юмористические проекты вы смотрите сами? Чем они вам нравятся?

Я всегда смотрю новые проекты — и отечественные, и зарубежные, мне нужно быть в курсе того, что происходит в индустрии. Из последнего, что мне понравилось, — это шоу Roast Battle, где комики жестко шутят друг про друга в формате «один на один», и «Блиц-крик» — легкое развлекательное шоу с минималистичными декорациями. Но, вообще, в свободное время я скорее посмотрю что-то не связанное с юмором — драму, документальный фильм, триллер. Когда постоянно пишешь шутки, хочется переключиться, подумать о чем-то другом, вернуться в мир, где не нужно шутить каждые 30 секунд.

Ваш юмор нравится довольно широкой аудитории. Как вы считаете, в чем его фишка?

Мне сложно себя оценивать, но могу сказать, опираясь на ту обратную связь, которую я получаю, что людям нравится моя откровенность. Я много шучу про свои отношения, про трудности в браке и рассказываю открыто о том, что у нас с мужем далеко не все идеально, бывают конфликты, о том, что нас друг в друге многое раздражает, но мы при этом любим друг друга и стараемся решать проблемы, с которыми сталкиваемся. Эта откровенность находит отклик, потому что многие пары переживают то же самое и для них вместе посмотреть стендап и посмеяться над ним — это способ снять напряжение, своеобразная терапия. Ну, и еще, я надеюсь, что людям мой юмор нравится тем, что он смешной.

Смешное оскорбление — это шутка, а несмешное оскорбление — это просто оскорбление.

Вы участвуете в «Прожарке» на телеканале ТНТ4, которая известна своими жесткими шутками по отношению к участникам. Как вы относитесь к насмешками над особенностями внешности? Есть шутки, которые могут вас реально обидеть? Какие у вас есть табу, границы, которые вы никогда не переходите?

Я хорошо отношусь к любым шуткам в свой адрес, если они смешные. Если бы я понимала, что какие-то шутки могут меня задеть, я бы не стала участвовать в этом проекте, как и остальные комики, которые снимаются в «Прожарке». Все понимают, что это просто юмор, этот формат подразумевает, что тебя будут стебать за твои особенности и яркие черты, в том числе за внешность. Не думаю, что у меня есть какие-то табу. Я считаю, главное — чтобы было смешно. Потому что смешное оскорбление — это шутка, а несмешное оскорбление — это просто оскорбление.

реклама
AD