Новости звезд

Женя Катава: «Маша Федорова поспособствовала моему появлению в российском глянце»

14 ноября в парфюмерном супермаркете прошел Public Talk с участием лица нового аромата Aura Mugler, модели Жени Катава. Бьюти-директор журнала Glamour Анна Саакяна узнала, как проходил кастинг рекламной кампании и почему Женя не хочет жить в Нью-Йорке.

реклама
AD

Как ты стала лицом аромата Aura?

Это был совершенно секретный проект. Я ничего о нем не знала даже во время кастинга. Все случилось спонтанно: я была в Барселоне на показах, когда мне позвонили из моего парижского агентства и попросили прилететь на один день в столицу Франции на кастинг. Сразу из аэропорта меня отвезли в Дом Clarins. Тогда я решила, что они ищут новое лицо для какого-нибудь крема. Мне сделали легкий макияж, надели боди телесного цвета, и пригласили десять человек, которые начали детально меня рассматривать. После мне выдали рыжий парик, как в фильме «Пятый элемент», и попросили побегать, как кошка. Тут в голову пришла мысль: «Наверное, это крем для тела». Но подтверждения этой идеи я тогда так и не получила: меня сфотографировали и отправили домой, так и не рассказав, для какого продукта они ищут модель. Через две недели мне позвонили и сообщили, что со мной хочет встретиться хореограф, чтобы посмотреть, насколько я гибкая. Когда мы с ним увиделись, он показал мне несколько поз из йоги, которые я сходу повторила. Он был очень удивлен и спросил, не занималась ли я профессионально гимнастикой. Я посмеялась и ответила, что даже в зал не хожу. Через десять минут после того, как я от него ушла, мне позвонили и сказали, что меня выбрали лицом нового аромата Aura Mugler. Наверное, я покорила всех кастинг-директоров и хореографа своей аурой.

Откуда в тебе столько энергии, вдохновения, блеска в глазах, что тобой движет?

Месяца два назад я пришла к мысли, что мы сами делаем себя счастливыми. Когда ты излучаешь позитив, он и будет вокруг тебя. Сейчас большую популярность получили социальные сети, и из-за этого, мне кажется, потерялась душевность. Мы смотрим на людей в инстаграме, но даже не догадываемся, какие они в реальной жизни. Я не люблю это приложение, хотя моя профессия обязывает меня периодически публиковать фотографии, и самое отвратительное, когда это происходит по принуждению. Иногда я удаляю инстаграм с телефона и просто отключаю себя от всей публичной жизни на два-три дня. Для меня важно всегда оставаться честной и открытой — я не люблю, когда окружающие врут, всегда это вижу. Я очень хорошо умею разбираться в людях. Если мне человек с первого взгляда не понравился, он никогда не добьется моего расположения, что бы он ни делал.

Есть ли у тебя любимый аромат? Может ли выбранный парфюм создать позитивное настроение с утра?

У меня нет одного любимого аромата, но Aura Mugler мне сразу понравился. Я говорю это не потому, что я его представляю, нет. Когда я снималась для рекламной кампании, я даже не знала, какой у него запах. Познакомилась с ним только спустя год — этот аромат покорил меня тем, что он ни на что не похож.

Если говорить честно, то обычно я выбираю парфюм рандомно. Если с утра у меня игривое настроение, наношу тот, что послаще. Если на улице слишком холодно, делаю ставку на что-то очень яркое, потому что ветер не даст такому аромату быть приторным. А в жару мне, как и многим, нравятся свежие ароматы. Тем не менее, я считаю, что парфюм нужно подбирать не только под ситуацию, но и под характер.

В 15 лет ты попала в модельный бизнес, а в 17 переехала в Нью-Йорк. Откуда в тебе взялся тот стержень, который помог адаптироваться и сохранить себя в огромном мегаполисе?

На тот момент я была мегабесстрашная. Если бы мне сейчас сказали это сделать, я бы ответила: «Что? Какая Америка? Мне и здесь хорошо». Мне было 17 лет и мне казалось, будто нужно пройти квест. Я ненавидела школу. Ненавидела свой класс и учителей, потому что я всю жизнь была гадким утенком — длинной, худой, косой, кривой, не такой, как все. И мне все говорили это ежедневно, поэтому я с нетерпением ждала окончания одиннадцатого класса, потому что знала, что улечу в другой мир. Помню, на выпускном все ребята кричали: «Да здравствует университет!», а я думала, какой там университет — да здравствует Нью-Йорк, расслабьтесь, ребята. После окончания школы я прилетела в США с подружкой. Начинать карьеру в Нью-Йорке было очень сложно — туда по приглашению диайнеров прилетали только те модели, которые уже успели заявить о себе в Европе. Мне повезло. Я ни в Азии не работала, ни в Европе — сразу оказалась в США.

Как ты решила стать моделью?

Кстати, работать моделью я никогда не мечтала, у меня не было такой цели. Я расскажу, как все сложилось. Я никем не мечтала стать. Я хотела быть симпатичной, потому что мне казалось, что я страшненькая. Я приходила домой и жаловалась маме. А она смеялась и говорила, что я идиотка, но красивая идиотка.

Я стала моделью, потому что просто была высокой. В детстве я занималась плаванием, мне это очень нравилось. Я ездила на соревнования, занимала первые места. Но потом из-за того, что я быстро росла, мой организм перестал справляться с нагрузками, и я оставила спорт. Мама отвела меня в городской дом культуры, где шел набор в театр-дефиле «Модницы». Я начала там заниматься, и моя преподавательница Надежда Александровна постоянно мне говорила: «Жень, ты такая высокая, может, тебе моделью стать?» Я это всерьез не воспринимала. Потом однажды пришла домой, а по телевизору транслировали показ Dior. Тогда я впервые сказала маме, что хочу быть моделью. Она посмеялась. В 15 лет Надежда Александровна все-таки убедила меня пойти в модельную школу. Я приехала в офис своего материнского агентства, они на меня посмотрели и сказали, чтобы я отращивала челку и брови.

У тебя есть комплексы?

У всех есть комплексы. Каждый знает свои недостатки. Главное — уметь их скрывать. Если зацикливаешься на своих минусах, стесняешься, то тем самым привлекаешь к ним внимание. Мой рецепт прост — заходишь и говоришь: «Я королева».

Кто, кроме мамы и преподавательницы, повлиял на твою жизнь?

Не люблю выделять отдельных людей. Могу, например, назвать Машу Федорову. Мы с ней встретились случайно — она была знакома с моим бывшим бойфрендом. Как-то раз он ждал меня после показа, и Маша тоже была там. Мы с ней пересеклись на выходе, и она сказала: «У меня есть мечта снять тебя для журнала Glamour». Я ответила «Зовите!». Прошло два месяца, и мы уже снимали в Нью-Йорке историю любви. Потом было еще несколько съемок. Так что именно Маша поспособствовала моему появлению в российском глянце. Потому что до этого здесь я была совсем неизвестна. Правда, до съемок с Glamour я еще сотрудничала с Numero, но это было разовый проект.

Еще я безумно уважаю и обожаю мистера Армани. Вообще, может я и не участвовала в каком-то крутом показе из разряда эксклюзив Givenchy, но для меня важно, что я сотрудничала с такими людьми, как Тьерри Мюглер (Thierry Mugler), мистер Армани (Armani), Оскар де ла Рента (Oscar de la Renta), Доменико Дольче (Domenico Dolce) и Стефано Габбана (Stefano Gabbana), Диана фон Фюрстенберг (Diane von Fürstenberg), Ральф Лорен (Ralph Lauren). Сотрудничество с такими легендами очень ценно, и этим я горжусь.

Ты уже много лет живешь в Нью-Йорке. Если ли мысль вернуться?

Есть. В какой-то момент я поняла, что не вижу своей жизни в Америке. Я абсолютно не понимаю их менталитет, их культуру, как бы я ни хотела понять. Я до сих пор не слушаю американскую музыку. Я ее не воспринимаю, хотя довольно хорошо знаю английский. Я слушаю русские песни, мне нравится наша культура, у меня родители из России, хотя корни белорусские. Здесь, в Москве, я себя чувствую своей. А в Нью-Йорке я чужая.

Какие свои черты ты считаешь особенными?

Я не люблю хвастаться. Наверное, самое главное, что у меня есть, это умение дружить. Недавно у меня появились новые знакомые, и я представила их своим ребятам, которых знаю почти всю жизнь. И мне сказали: «Жень, у тебя такие классные друзья! Это говорит о том, какой ты человек». Меня эта фраза очень тронула.

Второе качество, которое я могу выделить, — я дурочка. Это нынче очень важная черта для женщины —уметь, когда надо, прикинуться дурочкой. И третье — я считаю это плюсом, хотя все говорят, что это минус, — я не умею скрывать свои эмоции. Если мне что-то не нравится, я это показываю. На работе это минус, агентство часто мне пишет: «Жень, что ты там опять выкинула? Клиенты сказали, что ты была недовольна». А я отвечаю: «Вы постойте девять часов на морозе и посмотрим, будете ли вы улыбаться или говорить, какие все прекрасные. Когда они в пледе с чаем, а ты в трусах стоишь». Кто-то умеет держаться в такой ситуации и делать вид, что вокруг Мальдивы, а я не умею. Я буду стоять с кислой миной, хотя на камеру, конечно, отработаю, как положено.

Чем ты собираешься заниматься после окончания карьеры модели?

Главная цель — стать хорошей мамой и женой. Я очень рано уехала из дома, и семейной жизни мне всегда не хватало. Именно заботы, мамы, чтобы кто-то лишний раз постирал твои вещи или приготовил ужин. Или чтобы лишний раз спросили, как прошел мой день. Поэтому я планирую посвятить какое-то время своей семье. А что касается профессии, пока не могу что-то решить. Так случилось, что я стала моделью, хотя не планировала ею быть. Когда меня сейчас спрашивают, кем я хочу стать, я не знаю, что ответить. Поживем — увидим. Может, актрисой.

Какие советы ты бы дала начинающим моделям?

Первое — не пытаться подражать кому-то. Мы все абсолютно разные. В модельном мире никто не хочет «повторок». Помните, как мы в детстве играли в фишки? Никто ведь не хранил одинаковые — пытались поскорее поменяться с кем-нибудь, чтобы все были разные. Так и здесь.

Второе — не стоит изнурять себя диетами. Мы живем один раз, и нужно прожить эту жизнь здоровым человеком, а не пытаться быть худой просто для того, чтобы тебя пару лет поснимали, а потом забыли. Тебе же потом еще всю жизнь жить.

реклама
AD