Практика

Бьюти-досье: Анна Селезнева

Топ-модель Анна Селезнева примерила футуристичный макияж и наряды, модные в новом сезоне, и рассказала Allure о своих главных мгновениях между прошлым и будущим.

реклама
AD
В детстве меня часто дразнили за мою худобу. Помню, в восьмом классе я надевала две пары толстых треников под джинсы, чтобы они сидели как надо», – смеется Анна Селезнева, героиня нашей сентябрьской обложки. Тонкая и изящная, перед съемкой, где она играет гостью из будущего с футуристичным макияжем и в нарядах с металлическим отблеском, Селезнева уже дважды позавтракала – и отнюдь не салатным листом. Кем же себя представляла в будущем москвичка Аня, когда была маленькой? «Я мечтала быть певицей, с ранних лет занималась музыкой и пением. Потом захотела быть адвокатом, но тоже передумала – вдруг пришлось бы защищать какого-нибудь негодяя?» – с усмешкой вспоминает Аня. 
Все сложилось куда интереснее. Аня трудится не на сцене и не в зале суда, а по всему миру: сегодня Нью-Йорк, завтра – Париж, через неделю – Берлин. То съемки для рекламной кампании Mango, то показ Isabel Marant. Немецкий журнал Interview просит улыбнуться с обложки мартовского номера, а русский Vogue – примерить макияж для бьюти-съемки в апрельском. «Пип-пип», – имейлы от неравнодушных к ее бездонным глазам и монгольским, как спела бы Диана Арбенина, скулам, приходят один за другим. 
Про судьбоносный гамбургер в жизни Ани не написал разве что ленивый – именно в московском «Макдоналдсе» скаут из модельного агентства пообещал юной студентке звездную карьеру в Париже. Селезнева вспоминает, что это было для нее полной неожиданностью. Она тогда училась на психолога и мечтала не о подиуме, а о собственном кабинете для консультаций. Мне в голову тут же приходит ее однофамилица Алиса из книги Кира Булычева и ее миелофон, читающий мысли. Аня писала дипломную работу на тему «Синдром эмоционального выгорания у профессионалов» и изуча­ла поведение врачей. «Я думаю, что модели очень сильно подвержены этому синдрому. Жаль, я тогда была далека от мира моды, было бы любопытно взять их для своего исследования». 
Но самой Ане выгорание пока не грозит. Она развенчивает многие мифы о моделях – голодающих, капризных, ослепленных лучами славы. Ее мама Карина Аркадьевна, учительница рус­ского языка и литературы, считает, что модельный бизнес, наоборот, пошел Ане на пользу: «Благодаря профессии она стала человеком широких взглядов и больше знает о людях и о мире, чем мы, выросшие в советские времена. Она живет легко и свободно». 
Мама никогда Ане ничего не запре­щала, но модельную карьеру, конечно, поначалу не воспринимала всерьез. «Хотя когда я сейчас прокручиваю видео­­записи, где Ане десять–двенадцать лет, то слышу голоса друзей и знакомых: «Из нее может получиться модель». Но что это на самом деле за профессия, никто из нас толком не понимал», – признается Селезнева-старшая. 
Две вышедшие одновременно в 2008 году сентябрьские обложки Vogue (французского и русского) с Аней заявили всему миру: родилась новая звезда. Ее для простоты стали называть Anna C. А из-за точеных скул Аню начали сравнивать с Марлен Дитрих и Кейт Мосс. Перед показом Balmain в марте 2010-го юной Ане сказали: ты идешь первой! «А я была единственной новенькой девочкой среди шестнадцати супермоделей, – говорит она. – Остаток дня после показа я просто летала, а не ходила!» 
Но теперь, отшагав тринадцать сезонов, Селезнева, любимица Стивена Майзела, Марио Тестино и Патрика Демаршелье, почти перестала участвовать в показах и переключилась на другие проекты. Недавно стала лицом ароматов Balmain и Ralph Lauren. «Я очень люблю ноты пиона, ванили, сандала, земляники. Первый парфюм я получила на свой четырнадцатый день рождения – Cacharel Noa с маленькой жемчужиной внутри флакона». На вопрос, какие запахи ассоциируются у нее с детством, с улыбкой отвечает: земляника и хвоя. Они напоминают о беззаботном вре­мени, когда вся семья собиралась на даче во Владимирской области. 
Стилисты и фотографы, отвечая на вопрос о главных качествах Селезневой, цитируют друг друга: воспитанная, дисциплинированная, с характером, но милая. С Жампи (так Селезнева ласково называет автора нашей съемки, фотографа Джампаоло Сгуру) Аня часто работала последние два года. «Она может изобразить кого угодно – в этой съемке я попросил ее представить, как в 2089 году девушка будет ухаживать за своей кожей, – говорит итальянец, снимавший Жизель Бюндхен, Джоан Смоллс и Малгошу Белу. – Анна очень смелая и работает до последнего, пока не получится идеальный кадр. А еще у нее потрясающе атлетичное тело и идеальная кожа». 

Она элегантна, как прима-балерина, и у нее царское самообладание. Скулы, длинная шея, великолепная осанка – в ней чувствуется порода

Визажист Бенджамин Пакей, накрасивший модель для нашей обложки, любит Анну за страсть к здоровому образу жизни – у нее всегда можно узнать последние сводки о соковых диетах (на зеле­ные коктейли Аня подсела в Нью-Йорке, где джус-бары на каждом шагу). «С Анной мы знакомы еще со времен ее дебюта в Париже и Милане – я работал с ней на бэкстейдже, – рассказывает Бенджамин. – Она такой легкий человек, частенько танцует за кулисами, да и на съемке отплясывала под треки, которые ставил Джампаоло. У нее отменное чувство юмора и такой заразительный смех! В отличие от других моделей, она на бэкстейдже не сидит, уткнувшись в смартфон, – понимает, что это мешает визажисту сосредоточиться на лице». 
«Она элегантна, как прима-балерина, и у нее царское самообладание. Скулы, длинная шея, великолепная осанка – в ней чувствуется порода», – восхищается парикмахер Франко Гобби. Откуда такая осанка? Аня много лет занимается верховой ездой. Кстати, на нашей съемке Гобби прикрепил Анне накладной хвост – настолько тяжелый, что у модели разболелась голова. Но никто об этом даже не догадывался – она терпеливо и качественно отработала все десять часов. 
Естественно, я не могу не спросить Аню о главном. Как она ухаживает за своей светящейся кожей и поддерживает себя в идеальной форме? «Ночной сон для меня святое, стараюсь ложиться рано и просыпаться тоже. Особенно после долгих перелетов». В Москве последние шесть лет она ходит в Институт красоты на Комсомольском проспекте к косметологу Ирине Петрушиной. 
«Мы делаем только две процедуры – пластический массаж и массаж-пилинг, пока мне этого хватает, – говорит Аня. – Я не противница инъекций или пластики, только надутые губы, как у уточки, вызывают у меня смех». А в Нью-Йорке она недавно открыла для себя новую марку средств для лица от звездного косметолога Жюли Линд – Skin Fitness by Julie Lindh. В линейку входит трехступенчатая система для утреннего ухода и четыре средства для вечернего. Свою стрижку модель уже давно доверяет только парижскому мастеру Дэмиену Буассино. К нему слетаются со всего мира Кайли Миноуг и Жюльетт Бинош, Софи Марсо и Кейт Бекинсейл. Аня старается не есть вредные и ненатуральные продукты, почти не пьет кофе и алкоголь. «За границей я ем много свежих овощей и фруктов, но в России не могу удержаться от шашлыка из баранины, мясо у нас самое вкусное!» 
...В книге и фильме «Гостья из будущего» героиня в финале уходит одна в свое будущее. Но Аня идет туда с нами.

Фото: Giampaolo Sgura
Стиль: Anya Ziourova
Модели: Anna Selezneva/ Women Management, Geoffroy Jonckheere/Soul Artist Management. 
Прически: Franco Gobbi/Streeters.
Макияж: Benjamin Puckey/D+V Management.
Маникюр: Marisa/Streeters.


Автор: Екатерина Данилова

21 сентября 2014

реклама
AD