Практика

Чудеса техники: накладная грудь 3D

Пышная грудь – мечта многих. А что если «примерить» ее на один день и понять: действительно ли размер имеет значение? Екатерина Данилова испытала на себе новые технологии и знает ответ. Как это было – в репортаже Allure.

реклама
AD

Модель груди напечатана на аппарате ProJet 660 Pro. Первые 3D-прин­теры появились в США в 1980-е годы и применялись в легком машиностроении – для отливки деталей.

Я стою перед зеркалом и жадно разглядываю свое отражение. А вернее – грудь моей мечты, налитую, упругую, в два раза больше моей настоящей. Нет, я не засунула в лифчик носки, как делала в школьные годы, и не надела push up от La Perla – как в студенческие. Вчера я была на консультации у пластического хирурга, а сегодня стою в его кабинете – на примерке напечатанной на 3D-принтере груди. 
Я давно слышала, что ученые разрабатывают биоплоттеры, на которых можно будет печатать кожу и органы. До печени и сердца пока не дошло, но уже сейчас на особом принтере можно создать объемные туфельки, мебель, платья и даже грудь! Спасение для тех, кто до конца не уверен в решении оперироваться или сомневается в размере имплантата, – эдакая репетиция перед гала-концертом. Мой случай. 

Чудо-аппарат Vectra-XT 3D напоминает сканер в аэропорту – перед ним надо встать и развести руки. Вспышка – и модель появляется на дисплее компьютера.

  • Левая и правая 
Вспышка. За считаные секунды на экране компьютера появляется 3D-модель моей груди. 
«Раньше мне приходилось делать снимки пациента простым фотоаппаратом с разных ракурсов, – рассказывает доктор медицинских наук, пластический хирург Владимир Косинец. – Затем я отправлял их в евро­пейскую лабораторию и ждал пару дней, пока придет файл с 3D-моделью. ­Теперь модель можно увидеть тут же во время консультации, за сутки распечатать и носить сколько душе угодно». 

Врач говорит, что мне повезло с формой груди – нет асимметрии.

Чудо-машину привезли в Эстетическую клинику EMC в Спиридоньевском переулке из Америки. С помощью аппарата Vectra-XT 3D можно моментально смоделировать увеличение груди или ее уменьшение (редукционную маммопластику): так пациентка сможет понять, где останутся разрезы после операции. Также легко смоделировать изменение формы носа, подтяжку лица и даже ­посчитать, сколько миллилитров филлера в какую зону лучше ввести. Тем, у кого есть пресловутый «кожно-жиро­вой ­фартук», сделают модель гладкого живота после абдоминопластики или ­липосакции. 

Под руководством доктора я выбираю имплантат объемом 185 мл. На мониторе компьютера грудь ­выглядит естественно.

На экране компьютера модель моей груди появляется уже с разметкой (теперь врачу не обязательно делать замеры с помощью штангенциркуля): если одна грудь выше другой, то программа покажет, насколько и как правильно подобрать имплантаты. Спрашиваю доктора Косинца, первый у меня размер или все же нулевой, – доктор приободряет: «У нас нет понятия первый или третий номер, все в миллилитрах. Обьем правой груди у вас 161,6, левой – 148,6. Такая разница визуально незаметна, я легко подберу вам имплантаты одинакового объема». 
Для пациенток с явной асимметрией есть особая программа зеркального воспроизведения второй груди по образу и подобию первой (правой или левой – по выбору пациентки). В программу трехмерного моделирования Vectra закачана база данных имплантатов Allergan, Mentor и других известных произ­водителей. «Для вас я подберу Allergan. Попробуем взять 215 мл: учитывая ваше миниатюрное телосложение, такой объем даст эффект хорошей «двойки»!» Косинец выводит на экран изображение моей новой груди. Я в ­шоке – она ­кажется огромной, хотя по меркам ­врачей это довольно маленький размер. Пробуем 185 мл: ну, с этим ­можно жить. 
«Если своя молочная железа маленькая, а имплантат резко выходит за ее границы, то велика вероятность того, что его можно прощупать. Ведь фактически он будет покрыт только­ ­кожей в нижнем полюсе», – обьясняет свой ­выбор Косинец. Форму имплантата ­берем каплевидную, естественную. ­Доктор показывает, какой у меня появится красивый «склон» груди и как расправится сосково-ареолярная зона. Вдруг на меня что-то находит, и я прошу «сделать» мне 400 мл! ­«Тогда груди будут между собой тереть­ся, и вы будете задевать имплантат ­плечом», – говорит врач. Я соглашаюсь­ вернуться к выбранному размеру. И ­Косинец отправляет файл в контору по 3D-принтингу – «3D.ru» на улице Гене­рала Берзарина.­ ­Следующую встречу назначаем на день, когда ­будет готова моя новая «грудь». 

На примерке доктор Косинец убеждается в том, что мы пра­вильно выбрали объем имплантата. Грудь сидит как влитая.

  • Новая жизнь 
Увидев себя в зеркале с новой грудью, не перестаю улыбаться. Оказывается, именно ее мне всегда не хватало, чтобы чувствовать себя женственнее и сексуальнее, – полной стоящей груди, которую я бы гордо несла. Настроение у меня игривое и властное – подбираю к платью леопардовые туфли, движения становятся кошачьими, а взгляд, цитирую одну из коллег, знойным. 

Когда я вижу на модели груди свои родинки, просвечивающие вены и даже следы от топа, она начинает казаться мне родной.

Я в буквальном смысле расправляю плечи – сутулиться с новой грудью не получается. Но с платьями выходит предсказуемая накладка – то, что раньше сидело идеально, теперь маловато. Зато обычное трикотажное серое платье превращается в наряд соблазнительницы – заместитель главного редактора сравнивает меня с героиней Кристины Хендрикс из «Безумцев». Хорошо, что материал платья плотный и сильно облегает – у груди нет шанса съехать, да и ее шероховатая поверхность ­цепляется за ткань. 
На вечер выбираю crop top и юбку American Apparel с геометрическим принтом, не могу утерпеть и отправляю в чат WhatsApp свое фото. Близ­кий друг моего жениха тут же реагирует: «Эй, ­куда ты идешь в таком виде? И как тебя вообще выпустили из дома?» ­Сестра, живущая в Канаде, увидев фото, просит не ездить в метро: начнут приставать. Встречаюсь в баре с подругой, та восклицает: «Ничего себе! Когда ты успела? Это чистый секс!» Когда раскрываю секрет, она смеется: «От настоящей не отличишь. Правда, парень расстроится, ­раздев тебя». 

В редакции хотелось произнести заветное: «Теперь я так буду выглядеть всегда!»

Оказывается, когда у тебя большая грудь, все не прочь про нее поговорить. Да и само общение становится значительно откровеннее – те, кто узнает, что грудь не моя, просят тут же показать, как она крепится, некоторые бесцеремонно начинают по ней стучать или гладить ее. Другие и вовсе примеряют на себя, но не всем это удается: грудная клетка у меня все-таки узкая. Никому и в голову не приходит, что эта грудь все равно моя – ведь на ней мои соски и родинки. Еще одна подруга минуты три не сводит с груди глаз и вздыхает: «Я бы на месте твоего жениха никуда тебя не пустила, а подарила бы кольцо Graff... и все равно никуда не пустила». Она в восторге оттого, что можно не носить лифчик, что соски всегда стоят, грудь не скачет и не трясется. Но больше всего ее расстраивает, как и меня, что грудь придется снять на ночь. Ну и ходить в ней жарковато, плюс к вечеру она начинает натирать по бокам. 
Удивительно, но мой жених отнесся к груди без энтузиазма и повторял как мантру, что мне ничего не надо ­менять, что маленькая грудь прекрасна, подходит моей фигуре и идеально помещается в ладошке. А потом к нам в гости нагрянули родители же­ниха и наткнулись на мою «снятую» и сиротливо лежавшую на столе амуницию. По-моему, они страшно испугались. Пожалуй, оставлю ее для тех случаев, когда захочется побыть другой, раскованной и игривой. А про операцию еще дважды подумаю, все же вытащить силиконовые имплантаты, как снять 3D-модель, не получится. И жених не отвертится.

реклама
AD