Практика

Детки в клетке: вся правда о процедуре ЭКО

Тридцать лет назад в России появился первый ребенок из пробирки, а в конце прошлого года вышло первое реалити-шоу об искусственном оплодотворении. Екатерина Панина – о том, как ЭКО из маленьких лабораторий вышло на большой экран.

реклама
AD
В ноябре на телеканале TLC стартовал первый сезон реалити-шоу «ЭКО в России: ждем ребенка» (оригинальная версия программы несколько лет назад взорвала рейтинг одного из польских телеканалов). Четыре супружеские пары из Москвы перед телекамерами поэтапно проходили процедуру экстракорпорального оплодотворения. Посмотрев первый выпуск программы, наша героиня Елена (фамилию она попросила не называть) уже знала, что ждет участников в других сериях. 
Несколько лет назад эта стройная блондинка тридцати четырех лет, руководитель отдела маркетинга крупной строительной фирмы, с квартирой в престижном районе Санкт-Петербурга, жила по своему идеальному сценарию. «Я всегда знала, чего хочу: сначала карьера, потом замужество, потом дети», – говорит Лена. Замужество состоялось, а вот беременность, которая по плану должна была случиться в тридцать пять, так и не наступила. Как и у участниц реалити-шоу. Камера. Мотор. Поехали.
Запретный плод
Бесплодие – первая часть многосерийного фильма под названием «ЭКО». С рождения в теле каждой девочки закладывается определенное количество яйцеклеток, способных оплодотвориться. Их число индивидуально, ученые говорят о средней цифре восемьсот. В течение жизни женские половые клетки не продуцируются – только расходуются с каждым менструальным циклом. С исполнителем главной мужской роли природа подписала бессрочный контракт: в отличие от женских, мужские половые клетки производятся в огромных количествах на протяжении всей жизни.
По данным центра репродукции и генетики «ФертиМед», у 20 % супружеских пар беременность наступает в первые месяцы после начала половой жизни, у 60 % – в течение последующих десяти, у оставшихся 20 % – через одиннадцать или двенадцать месяцев после первой попытки. «Когда мужские и женские половые клетки не могут встретиться дольше этого срока, звучит диагноз «бесплодие», – ­говорит Людмила Вовк, врач-репродуктолог Перинатального медицинского центра. Женщинам за тридцать пять большинство специалистов дают на попытки забеременеть естественным путем не год, а шесть месяцев.
«Я ощущала себя абсолютно здоровым человеком и, как большинство будущих мам, была уверена, что беременность наступит если не с первого, то со второго-третьего раза точно!» – признается Елена. Ей, молодой успешной женщине, не было дела до статистики и исследований ученых. А статистика печальна: с проблемами бесплодия сталкивается каждая пятая пара. Ежегодно число бесплодных мужчин и женщин увеличивается на 200–250 тысяч человек. В России эта цифра достигла уже десяти миллионов. Плохая экология, вредные привычки, стресс, половые инфекции и даже неправильное питание – все это мешает супругам осуществить мечту. 
Плюс изменились приоритеты: у большинства женщин на первом месте карьера, а дети потом. Увы, с каждым годом они сами отнимают у себя возможность стать мамой. Шансы забеременеть и выносить здорового ребенка зависят от качества как мужских, так и женских половых клеток – ооцитов, а их характеристики напрямую связаны с возрастом будущих родителей. К тридцати пяти примерно три цикла в год проходят без овуляции, к сорока годам – около семи. «Цифры не обнадеживают, – подтверждает известный репродуктолог, профессор и президент Российской ассоциации репродукции человека Владислав Корсак. – Частота бесплодных браков в России колеблется от 10 до 20 %. По статистике, проблемы у жен и мужей встречаются приблизительно с одинаковой частотой».

Показатели наступления беременности после ЭКО одинаковы во всем мире – около 35 %

После безуспешных попыток, консультаций и обследований Елена получила на руки диагноз «непроходимость маточных труб». Участникам реалити-шоу врачи объявляли и другие «приговоры»: нарушение гормонального фона и оплодотворяющей ­способности спермы, иммунологическая несовместимость (когда в организме женщины вырабатываются белки-антитела, нарушающие подвижность сперматозоидов).
Неспособность зрелого организма к зачатию тридцать лет назад была фатальным диагнозом, сегодня – первый шаг в мир сложных медицинских манипуляций. «Специалисты исследовали мой гормональный фон, уровни пролактина, гонадотропинов, состояние эндометрия, сперму мужа, проверили, нет ли урогенитальных инфекций, – вспоминает Елена. – Прежде чем поставить «бесплодие», сделали гистероскопическое исследование». Подобные расширенные исследования должны быть проведены в обязательном порядке, прежде чем констатировать бесплодие. Объем обследования по поводу бесплодия прописан в приложении № 1 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации, который был принят в августе 2012 года. 
Беременность у Елены после всех этих процедур не наступила. И в руках оказался сценарий следующей серии «ЭКО», с новыми героями. 

Профессор Владимир Кулаков участвует в родах одного из первых в СССР детей «из пробирки», эксперимент по искусственному оплодотворению проводился под его руководством, 1986.

В лаборатории 
«ЭКО началось с подготовительного этапа, – вспоминает Лена, – диагностического исследования крови на гормоны и инфекционные заболевания. Затем последовала стимуляция овуляции, когда мне в течение двух недель вводили гормональные препараты». Эта процедура позволяет стимулировать созревание нескольких и более яйцеклеток (в обычном цикле созревает только одна). В результате можно получить несколько эмбрионов (один из них переносится в матку, остальные замораживаются для дальнейших попыток, если они потребуются). Когда яйцеклетки созрели, врачи берут пункцию фолликулов (извлечение созревших яйцеклеток из яичников), а будущий папа в этот же день сдает свои половые клетки (сперму). Полученный материал переходит к врачам-эмбриологам.
«К сожалению, внутрь сперматозоидов и ооцитов эмбриолог заглянуть не может, поэтому неизвестно, произойдет оплодотворение или нет», – говорит кандидат биологических наук, старший эмбриолог Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова Наталья Макарова. 

Ежегодно число бесплодных мужчин и женщин увеличивается на 200–250 тысяч человек. В России эта цифра достигла уже десяти миллионов.

Как в остросюжетном боевике, у эмбриолога есть несколько минут, чтобы соединить в чашке Петри (плоский стеклянный сосуд) яйцеклетки и сперматозоиды, затем поместить полученные эмбрионы в инкубатор, условия в котором приближены к условиям женской матки. До переноса в матку эмбрионы будут находиться здесь (не более пяти суток). Так происходит искусственное оплодотворение. Будущие родители никогда не видят этого процесса: появление их потенциального ребенка целиком в руках врача. 
«Результат лечения бесплодия методом ЭКО целиком зависит от мастерства врача-репродуктолога и эмбриолога. Несмотря на относительно небольшой опыт ЭКО в России, мы можем достигать беременности в самых тяжелых, почти безнадежных случаях», – рассказывает Наталья Макарова. Маргарита Аншина, глава центра «ФертиМед», подтверждает: «Когда ЭКО в нашей стране зарождалось, мы не могли ездить учиться к зарубежным коллегам. Тем не менее беременность и роды после ЭКО имели место (первым ребенком in vitro в СССР стала Елена Донцова, родившаяся в клинике Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН в 1986 году). Правда, бурного развития это направление тогда не получило. До 1993 ­года беременности после ЭКО были единичными». 
Через пять суток, когда эмбрион успел вырасти до размера восьми клеток и «вылупиться» из защитной оболочки, его перенесли в тело Елены. «Это был самый волнующий момент в моей жизни, настоящее чудо, – вспоминает она. – Я была уверена, что все получилось, но со всей ответственностью принимала препарат, который помогает сохранить беременность». 
Один из ведущих специалистов в России по лечению бесплодия, генеральный директор центра «ФертиМед» Маргарита Аншина предупреждает: «Некоторые врачи назначают огромное количество лекарственных препаратов, которые не имеют никакого отношения к исходу процедуры. Начитавшись статей в интернете, пациентки начинают сами принимать какие-то лекарства. Все это в лучшем случае безвредно, в худшем – опасно». После переноса эмбрионов нужно принимать один из препаратов, содержащих прогестерон (гормон, отвечающий за сохранение и нормальное развитие беременности): утрожестан, крайнон или дюфастон. Кроме этого, в некоторых случаях показаны эстрогены и препараты, улучшающие кровоснабжение матки.
Спустя две недели Елена сдала анализ на определение беременности и была готова, как на вручении «Оскара», начать благодарить всех, кто помогал ей переписать жизненный сценарий и сделать его счастливым, – тест оказался положительным, она забеременела после первой попытки ЭКО. А через несколько недель, когда в голове уже сложились картинки будущего радостного материнства, врачи диагностировали, что плод не развивается. Беременность пришлось ­прервать. 
«Классическое ЭКО – оплодотворение в пробирке – эффективно не во всех случаях. Арсенал современных вспомогательных репродуктивных технологий достаточно большой. Он включает различные манипуляции, такие как ИКСИ (англ. Intracytoplasmic Sperm Injection, «введение сперматозоида в цитоплазму»), ПИКСИ (англ. Physiological ICSI, «физиологическое введение сперматозоида в цитоплазму»), вспомогательный хэтчинг (рассечение оболочки эмбриона перед имплантацией в матку), преимплантационную генетическую диагностику и другие», – говорит президент Рос­сийской ассоциации репродукции человека Владислав Корсак. 
Все эти «спецэффекты» появились в течение последних пяти-шести лет. При помощи специальных тонких стеклянных инструментов и под контролем микроскопа эмбриолог отбирает самый «лучший» сперматозоид и сам вводит его внутрь яйцеклетки. Такая технология называется ИКСИ. Также ученые выяснили, что в естественных условиях яйцеклетка находится в среде, по составу близкой к гиалуроновой кислоте. Так появилась технология ПИКСИ: сперматозоиды помещают в специальную колбу с гиалуронатом и смотрят, какой из них лучше чувствует себя в новой атмосфере, самый «дружественный» используется для зачатия. Когда технология ЭКО только развивалась, врачи переносили в полость матки по два (или даже три) эмбриона. Именно поэтому рождалось большое количество двойняшек. Сейчас чаще всего в полость матки переносят один хороший эмбрион. Однако в особенно тяжелых клинических случаях (множественные неудачные попытки ЭКО, плохое качество сперматозоидов, возраст супругов) по желанию пациентки в полость матки может быть перенесено два эмбриона, чтобы увеличить шанс наступления ­беременности. 
После нескольких неудачных попыток врач посоветовал Елене перенести в полость матки сразу два эмбриона, но и эта попытка оказалась безуспешной. «Это стало серьезным испытанием, в том числе из-за нарушения гормонального фона: после стимуляции начинает сносить голову. Я долго приходила в себя, – вспоминает Елена. – В конце концов перестала себя жалеть и метаться от одного врача к другому. Голова должна быть ясной, чтобы четко оценивать каждый анализ и процедуру, которую вам предлагают сделать. Возможно, моя первая беременность оказалась неудачной, потому что я слишком волновалась, надеялась, суетилась». 

Процедура биопсии эмбриона для проведения генетической диагностики.

  • Давняя история
Включив очередную серию шоу «ЭКО в России: ждем ребенка», Лена хорошо понимала чувства одной из героинь. «Две внематочные беременности, вероятность своими силами зачать ребенка равна нулю. Отчаяние и депрессия. Мы обязаны были использовать любой шанс – вот что заставило нас принять участие в программе», – говорила тридцатилетняя Ирина Логовик, участница программы. То, что такая интимная процедура, как ЭКО, стала темой реалити-шоу, неудивительно. В 2000 году в России к вспомогательным репродуктивным технологиям прибегло шесть тысяч человек, а в 2012-м эта цифра выросла до шестидесяти двух тысяч. Анжелина Джоли, Джулия Робертс, Марайя Кэри – эти голливудские звезды не скрывают, что их дети появились из пробирки. Обладательница «Грэмми» певица Селин Дион прямо в эфире «Шоу Опры Уинфри» заявила, что планирует завести второго ребенка, как и первого, с помощью ЭКО. «Я уже сделала четыре попытки, неудачные, готовлюсь к пятой», – призналась певица. 
Но кого благодарить миллионам семейных пар по всему миру, где бесплодие перестало быть приговором? Английский ученый Роберт Эдвардс получил Нобелевскую премию за метод ЭКО в 2010 году, за три года до смерти. Он начал свои исследования на мышах в университете Эдинбурга после Второй мировой войны и закончил в Кембридже успешным оплодотворением яйцеклетки вне организма в середине 1960-х. Тогда обществу сложно было принять эти эксперименты. Эдвардс в своих интервью вспоминал, как его называли сумасшедшим и говорили, что «такие дети никогда не будут нормальными». В 1978 году родилась Луиза Браун – первый человек из пробирки. Сегодня она замужем и воспитывает собственного ребенка – зачатого, кстати, естественным путем. 
  • Продолжение
Сегодня в России работает более ста тридцати центров, занимающихся вспомогательными репродуктивными технологиями. По количеству беременностей, наступивших с помощью ВРТ, Россия вышла на третье место среди европейских стран (важно понимать, что не все из них заканчиваются родами). По данным, которые Российская ассоциация репродукции человека собирает ежегодно с 1995 года, в 2012-м из 62 760 лечебных циклов в 19 642 случаях стало известно о наступлении беременности, и только 10 813 из них закончились родами. 

Анжелина Джоли, Джулия Робертс, Марайя Кэри – эти голливудские звезды не скрывают, что их дети появились из пробирки.

«Лидер сегодня – Америка, где частота наступления беременности после ЭКО очень высока. Но наши показатели приближаются к американским», – говорит Маргарита Аншина. Японские специалисты ставят рекорды по количеству циклов ЭКО: в знаменитом на весь мир центре Kato Ladies Clinic проводится свыше одиннадцати тысяч циклов ЭКО в год. «Во Франции с 1982 года, когда родился первый зачатый в пробирке ребенок, ЭКО стало привычной процедурой, покрываемой социальным страхованием. За четыре попытки пациенткам до сорока трех лет платит государство (реальная стоимость процедуры – €4200), после успешных родов счетчик обнуляется», – рассказывает профессор, член Французской национальной коллегии акушеров-гинекологов Дмитрий Маринушкин. В некоторых европейских странах к вспомогательным репродуктивным технологиям до сих пор относятся с опаской. В частности, запрещено суррогатное материнство, где-то не разрешают проводить преимплантационную диагностику, запрещено донорство половых клеток. Такая жесткая цензура мешает выходу в «широкий прокат». В европейском представлении ЭКО – до сих пор медицинский артхаус. 
В конце первого сезона проекта «ЭКО в России: ждем ребенка» у одной из четырех пар получилось забеременеть. Ирина Логовик и ее муж ждут в этом году появления на свет малыша. Остальные не оставляют попыток. Елена тоже решила писать продолжение своего сценария. Встала с дивана и поехала в клинику. 
  • Сухие цифры
Показатели наступления беременности после ЭКО одинаковы во всем мире – около 35 % (шанс забеременеть в естественном цикле c первой попытки – 20 %), а частота появления на свет детей после ЭКО – 20–25 %. Успех зависит от многих факторов: возраста супругов, причин бесплодия, реакции яичников на стимуляцию, качества спермы. «Успех, как звучание музыкального произведения или вкус борща, в том числе зависит и от профессионального артистизма специалистов в исполнении нюансов на каждом этапе лечебной процедуры», – резюмирует профессор Корсак. «Вам должно быть комфортно с лечащим врачом, вы должны понимать все его действия и чувствовать, что он переживает за вас и судьбу ­будущего ребенка», – ­говорит Елена. 
В этом году государство выступило в качестве «продюсера проекта» ЭКО в России. Правительство официально признало бесплодие проблемой государственного уровня, в подтверждение выпустив постановление «О программе государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи». Теперь процедуру ЭКО (неограниченное количество попыток) в России полностью покрывает полис обязательного медицинского страхования. 
Открытый финал
«Сегодня применяется методика выявления генетически полноценных эмбрионов на ранних этапах ЭКО, – говорит эмбриолог Наталья Макарова. – Если эмбрион выбран правильно, вероятность успешного наступления и протекания беременности заведомо повышается». Генеральный директор центра «ФертиМед» Марина Аншина уверяет: «В будущем, если у женщины отсутствуют яичники, врачи с помощью метода клонирования смогут превращать любую клетку организма в яйцеклетку. Эти разработки уже начались». Но как бы далеко ни зашли врачи и ученые в своих исследованиях, исход процедуры невозможно предсказать или объяснить с позиции науки. После очередной неудачной попытки врачи диагностировали у Елены синдром Ашермана – сращение стенок полости матки. Еще одна неудачная попытка ЭКО, очередной курс гормонального лечения. В общей сложности пять лет жизни, четыре ­процедуры экстракорпорального оплодотворения, сотни тысяч рублей на лечение. 
В конце прошлого года сорока­летняя Елена стала мамой долгож­данной маленькой дочки. Все пошло совсем по другому сценарию, превратившись из трогательной мелодрамы в остросюжетный драматический сериал. Но финал оказался счастливым! «Помню, как после очередной неудачной попытки я наткнулась на слова одного известного философа: «Во что мы веруем, то не потеряно еще», – вспоминает Елена. – Верьте в чудо, и оно обязательно с вами ­случится». 
реклама
AD