Практика

До и после: из блондинки в брюнетку

Модель и телеведущая Наталья Переверзева рассказала Allure, на что она пошла, чтобы вернуть свой русый оттенок волос.

реклама
AD
У меня всегда были русые волосы до пояса. Лет в пятнадцать я втайне от мамы сама их отстригла и попыталась перекраситься в брюнетку – а стала морковного цвета. Мама чуть не упала в обморок, а меня уже было не остановить: в семнадцать лет я покрасилась в блондинку, перед конкурсом «Мисс Земля 2012» – в цвет воронова крыла, а после – снова в блонд, да еще и платиновый. 
Окончательно измучив волосы последним окрашиванием, я поняла: пора успокоиться и вернуться к природному цвету. Начать решила со стрижки: мне надоели секущиеся кончики. Пришла в салон Aldo Coppola в Новинском пассаже к парикмахеру Жан-Паоло Марини (стригусь у него уже шесть лет). «Может, чуть-чуть?» – робко спросила я. А он мне: «У тебя будут проблемы с волосами до тех пор, пока ты не сострижешь всю обесцвеченную длину». И я решилась. Стрижка меня поменяла. Раньше срабатывал модельный стереотип: длинные волосы – это красиво. А сейчас я поняла, что ничто так не подчеркивает индивидуальность, как короткая стрижка. 
Борьба за цвет продолжалась: я терпела и не подкрашивала корни. Но когда они отросли сантиметров на десять, не выдержала. Пришла в салон «Сакурами» на Тверской-Ямской к колористу Эмилю Элазову (к нему хожу уже два года). Коленки трясутся: «Если ты меня сделаешь рыжей, я тебя придушу». Я мечтала, чтобы цвет окрашивания совпал с моим природным, но понимала: это практически невозможно. Когда я увидела себя в зеркале, у меня камень с души упал. 

Ничто так не подчеркивает индивидуальность, как короткая стрижка.

Я смотрела на себя и думала о том, что природа мудрее нас: цвет волос, глаз, форма бровей – все это четко продумано от рождения. Но к этому приходишь только после экспериментов. Учиться на чужих бьюти-ошибках не получается. Мама, мой самый строгий критик, увидев меня, воскликнула: «Как тебе хорошо!» Мой любимый был очень рад. Он сам просил меня вернуться к натуральному цвету и строго наказал ходить только к этому мастеру. 
Но, несмотря на очевидные плюсы, о своем блонде я порой вспоминаю со светлой грустью. Платья в пол, в которых я была на Каннском кинофестивале, выигрышнее сочетались с длинными платиновыми прядями. Да и вообще блондинки – нежные и трепетные. Так что теперь, когда вижу красивую блондинку, любуюсь ею. С легкой ностальгией – но без сожаления.
Средства, которыми Наталья восстанавливает волосы после экспериментов с окрашиванием 

реклама
AD