Практика

До и после: один раз отрежь

С помощью парикмахера Ронни Стэма Анита Гиговская впервые за много лет отрезала непослушные кудри и рассказала Allure, как это было.

реклама
AD
 

"Муж сказал, что я похожа на Джин Сиберг в фильме Годара «На последнем дыхании», хрупкую и женственную хулиганку".

КТО Анита Гиговская, медиаменеджер 
ВОЗРАСТ 38 лет 
ЗАДАЧА Подстричься, как Джин Сиберг, и стать чуть легкомысленнее.
Я всю жизнь носила волосы сред­ней длины. Коротко­ подстриглась лишь однажды, на первом курсе магистратуры. Отмахнула ­разом копну длинных кудрей, пытаясь забыть несчастную любовь. На этот раз обошлось без трагедий, мне просто захотелось чего-то неожиданного. Муж раскопал фотографию времен моей юношеской драмы, и она ему страшно понравилась. Он сказал, что я похожа на Джин Сиберг в фильме Годара «На последнем дыхании», хрупкую и женственную хулиганку. А я с детства девушка взрослая, серьезная и ответственная. ­Отстричь волосы – единственное хулиганство, которое я могу себе позволить. Allure предложил мне подстричься у парикмахера Ронни Стэма, который приехал в Москву познакомить нас с американскими средствами для волос Oribe (представлены в салонах Articoli на Петровке; Le Colon на Кузнецком Мосту и др. в Москве). Ронни – правая рука Ориба, создателя этой марки­, который делает укладки Дженнифер Лопес и еще десятку звезд. Ронни ездил в гастрольные туры с Rolling Stones и Aerosmith, причесывал перед концертами Мика Джаггера и Стива Тайлера. Да и сам выглядит как рок-звезда: «казаки», джинсы со шнуровкой, белая рубашка, расстегнутая до пупа. 
Сначала Ронни минут двадцать просто трогал меня за голо­ву, ощупывая буквально каждый ее сантиметр. Так он определял направление роста волос: короткие волосы торчат туда, куда растут, и на это почти невозможно повлиять. По­том он вытянул волосы феном с укладочным средством, выпрямил их утюжком и в три секунды сделал промежуточную стрижку – что-то вроде «боба». Получилось очень по-рокерски, в стиле Сьюзи Сью – солистки Siouxsie and the Banshees. Ронни всегда отрезает длинные волосы постепенно – в процессе стрижки они ме­няют характер. «Я должен понять этот характер и не сломать его, иначе волосы ­будут плохо лежать, – объяснил Ронни. – У тебя волосы вьются и, когда ты их вымоешь, будут вести себя иначе, чем вытянутые. А мне важно, чтобы потом тебе было легко жить с новой прической». Работая с каждой отдельной прядью то бритвой, то ножницами, Ронни довел стрижку до конца. Я никогда не чувствовала себя в парикмахерском кресле так комфортно. Это было больше похоже на веселую тусовку, чем на стрижку. 
Увидев меня с новой прической, муж пришел в восторг и тут же сменил статус на фейсбуке: «У меня новая жена!» Семилетний сын сначала меня не узнал, смутился и сбежал, а потом заявил, что я теперь похожа на мальчика. Свекровь и моя мама единогласно постановили: «Минус десять лет!» А окружающие, в том числе и подчиненные, стали воспринимать меня с меньшей дистанцией, чем раньше, – видимо, я больше не произвожу впечатления «девушки, застегнутой на все пуговицы». Одеваться я тоже стала по-другому, слегка по-мальчишески: чаще хожу в штанах и в брючных костюмах. Кстати, с этой стрижкой все мои любимые крупные серьги смотрятся несколько комично, так что теперь я их не ношу. А в целом бунт ­удался, хотя и привел к исключительно мирным ­результатам. 

Коротко и важно 

Если у вас короткая стрижка, возьмите на заметку советы парикмахера Ронни Стэма и визажиста Dior Галины Руденко.
реклама
AD