Практика

Как полюбить веснушки

Как стать похожей на голливудских секс-символов, подружиться с солнцем и разжечь страсть в любимом человеке? Ответ знает Евгения Микулина: надо лишь полюбить свои веснушки.

реклама
AD

Мне пять лет. Мы с родителями проводим лето на даче под Москвой. Сияет солнце, и я целыми днями резвлюсь в высокой траве на лугу перед домом. Прихожу домой обедать, меня отправляют к жестяному умывальнику на стене сарая. После помывки бдительное око матери все еще не удовлетворено. «Же-е-еня-я, ну сколько раз говорено – умывайся тщательнее!» – восклицает мама, заметив у меня в глазу мусор. Я послушно повторяю водные процедуры. Мусор не ­вымывается. 
Мама начинает беспокоиться и до­ставать инородное тело с помощью ватки. Спустя полчаса усилий к делу подключается отец. Склонившись к злосчастному правому глазу, он весело усмехается в бороду и говорит маме: «Успокойся, это не грязь. У нее просто очередная веснушка выскочила». Все радостно хохочут: веснушек у меня столько, что, стало ли их одной больше или меньше, уже не имеет значения. 
Та принятая за соринку веснушка в уголке моего глаза есть до сих пор – как и еще миллион других, с которыми я живу всю жизнь. У большинства людей, не рыжих, но обладающих тщательно запрятанным в организме «рыжим геном», веснушки выскакивают собственно по весне, с первыми лучами активного майского солнца. У меня веснушки были и есть круглый год. 
Не уверена, что я с ними родилась, но уже на ранних фотографиях, где мне года эдак два, в коляске сидит девочка с облаком мелких кудрей и россыпью конопушек на физиономии. Речь не только о лице – веснушками покрыто 99 % меня: руки, ноги, ну и все, о чем вы подумали. Когда я загораю летом, родные шутят, что я просто привожу фоновую часть своей кожи в тон веснушкам. 
Почему у меня их столько, доподлинно не известно. С одной стороны, у отца они тоже есть, и он уверяет, что виной моим веснушкам – гены его огненно-рыжей еврейской мамы. С другой стороны, мой прадед с материнской стороны был мегрелом, а для представителей этой кавказской народности очень характерно сочетание ярких светлых глаз и рыжих волос – как в моем случае. 
Конечно, папа и мама спорят, и каждый отстаивает превосходство своей генетической линии. Все хотят иметь отношение к моим прекрасным веснушкам! Но я думаю, что правда на стороне папы: у меня есть два старших брата от предыдущих маминых браков, и ни один из них веснушек не имеет. 

Веснушки — это сексуально. С кем бледнокожая леди Чаттерлей завела роман, когда ее утомила аристократическая жизнь, а сексуальная фрустрация стала невыносимой? С лесником. Рыжим и конопатым.

Я привыкла к веснушкам, как жираф к пятнам, – никогда о них не задумывалась, они естественная и неотъемлемая часть меня. И мне даже в голову не приходило их стесняться. Классическую детскую дразнилку «Рыжий, рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой» я ни на секунду не принимала на свой счет. Хотя о парадоксальной уверенности русского народа в наличии связи между цветом волос и криминальными наклонностями, признаться, задумывалась. Наверное, дело в темпераменте – у рыжих он, предположительно, огненный. 
В первый раз я осознала, что у кого-то может быть конфликт с собственными веснушками, лет в восемнадцать. Молодой человек, восторженно глядя на меня, сидящую за столиком летнего кафе, выдохнул: «Какие у тебя веснушки прекрасные! И как же хорошо, что ты их не выводишь!» «А что, кто-то выводит?!» – остолбенело переспросила я, вызвав у юноши еще большее восхищение. Я понимаю, что, возможно, произвожу впечатление умственно отсталой, но до этого диалога я в самом деле не задумывалась о том, что веснушки кто-то выводит. 
Изучив вопрос (исключительно из спортивного интереса), я пришла в ужас. Страшно представить, каким истязаниям подвергают себя и свою кожу некоторые женщины, чтобы избавиться от веснушек. Смазывание лимонным и грейпфрутовым соком – кожу щиплет уже от одной мысли об этом! Маски из молочных продуктов, огуречные маски. Сок петрушки, сок календулы, мед с творогом... Как будто нельзя их употребить с большей пользой, а главное – более приятным образом! Удивляюсь, как еще в крови девственниц никто из конопатых модниц не пытается купаться. 
А еще надо следить за тем, чтобы в организме всегда были какие-то «антивеснушечные витамины». И, конечно, надо прятаться от солнца, как вампир: либо совсем не вылезать из дому, либо скрывать лицо в тени широкополой шляпы – а они, между прочим, далеко не всем идут. И все ради чего? Ради абсолютно умозрительной и параноидальной идеи о белой коже как синониме красоты. 
Идея эта, между прочим, экспериментально никак не доказуема: я вот ни разу за свою полную событиями и приключениями жизнь не лишилась ни одного поклонника из-за веснушек. Мужчины либо воспринимают их как данность, либо особенно акцентируют на них внимание и приходят в восторг – последнее бывает гораздо чаще. Больше того, иногда веснушки приносили мне ощутимую пользу. Как, например, в подростковый период, когда в мою жизнь пришли неизбежные прыщи. То, что на моем лице и так было великое множество пятнышек, очень помогало прыщи маскировать – и главное, психологически преодолевать проблему. 
Веснушки стали для меня козырем, когда в шестнадцать лет я уехала учиться в Шотландию. Неловкая и застенчивая русская девочка, совершенно одна в чужой стране, осваивающая английский язык на ходу, я могла бы почувствовать себя инопланетянкой. Но вместо этого сразу же оказалась своей в толпе рыжих, кудрявых – и покрытых веснушками шотландских сверстников. 
Когда у меня родилась дочь, кожа у нее поначалу белела, как у фарфоровой куколки. Это выглядело очень красиво, но мне все же было чуточку обидно, что она пошла как-то «не в меня». Но в первое лето своей жизни она поспала пару часов в коляске на даче. В густой тени от яблони. И проснулась с золотистыми крапинками на крошечном носу. Я обрадовалась: солнце полюбило и мою Белоснежку.
На самом деле у культа белой кожи есть исторические корни, уходящие в глубь веков. Светлая, 
не бывавшая на солнце кожа – атрибут утонченного аристократа, проживающего жизнь в прохладной сени дворцов и созерцающего окружающий мир из глубины затененной кареты. А кожа смуглая, загорелая и веснушчатая – признак плебея, крестьянина, который проводит дни, работая в поле под палящими лучами. 
Очевидно, что в XXI веке эти стереотипы – такое же хорошо забытое старое, как кареты. Кому сегодня кажутся по-настоящему привлекательными бледные поганки с кругами под глазами, избегающие активного образа жизни? И кто может всерьез счесть некрасивым жизнерадостного человека с кожей, золотистой от солнца и его «поцелуев», – так иногда называют веснушки? 
Посмотрите на звезд. Джессика Честейн, Джулианн Мур, Кейт Бланшетт, Лили Коул – все с веснушками. У мужчин та же история. Кто нынче главный секс-символ в кино? Рыжий и конопатый Майкл Фассбендер. На телевидении? Дэмиен Льюис из сериала «Чужой среди своих» – о его шевелюру можно костры зажигать, а веснушками освещать ночную тьму. 
А есть ведь еще Юэн Макгрегор. И этот мальчик из «Отверженных», Эдди Редмейн. Даже у нерыжего Роберта Дауни-младшего есть веснушки – явно еврейские, как у моей бабушки. Получается, конопатость сегодня как никогда раньше ассоциируется с привлекательностью. 
Секрет сексапильности веснушек мне видится именно в их «плебейском» происхождении. Аристократы – они же обычно «вырождающиеся», а вот в плебеях жизненные силы бьют ключом. С кем бледнокожая леди Чаттерлей завела роман, когда ее утомила дворянская жизнь, а сексуальная фрустрация стала невыносимой? С лесником. Рыжим, между прочим. 
Одно только огорчение доставляют мне мои конопушки: они – единственное, в чем проявляется мой «рыжий ген». Волосы у меня ну совершенно не рыжие – они такого коричневого цвета, который парикмахеры называют «темный блондин», а восторженные поклонники – «пепельный». Это, конечно, не круто: с рыжими было бы интереснее. 
Одна моя подружка, имеющая большую сердечную склонность к рыжим мужчинам, все время издевается над моими притязаниями на рыжину: мол, иметь только веснушки мало. Но я-то знаю, что веснушки – это главное. Мы с Джулианн Мур и Майклом Фассбендером одной крови, члены великого и могущественного «союза рыжих». Нам не нужно делать генетических экспертиз и составлять генеалогические древа – мы сразу узнаем друг друга по солнечным пятнам на коже, иногда в самых неожиданных или трогательных обстоятельствах. 
Я, к примеру, никогда не забуду одной постельной сцены из своей жизни. Был у меня возлюбленный, который рано поседел, я знала его только с красивой серебряной шевелюрой. И вот оказались мы в одной постели. Он воззрился на мои веснушки, а я – на его, и он произнес с умилением: «Ох, так ты тоже рыжая – точно как я в юности». Такое, знаете ли, очень объединяет и может заложить под отношения прочный фундамент. 
Все эти ребячьи дразнилки про дедушку и лопату – от зависти. В глубине души каждый мечтает быть таким, как мы, обладатели веснушек. Как нам не завидовать, если мы идем по жизни поцелованные солнцем? А там, где нас поцеловало солнце, нас хотят целовать и люди. Поверьте: после того как мужчина проведет несколько часов в постели, пересчитывая ваши веснушки, вам не захочется с ними расставаться. 

реклама
AD