Практика

Небесное очарование: секреты красоты стюардесс

15 мая 1930 года Эллен Черч стала первой в мире стюардессой. Мария Крупнова провела день в Учебно-тренировочном цент­ре «Аэрофлота» и выяснила у стюардесс, как всегда и во всем оставаться на высоте.

реклама
AD
8:30 Занятия у девушек начинаются в девять утра, но я приезжаю пораньше. Учебно-трени­ровочный центр «Аэрофлота» работает с 1991 года и готовит не только бортпроводников, но и других специалистов гражданской авиации. Сейчас он располагается в двух зданиях. Одно из них – бизнес-центр, а другое – тренировочный комплекс с бассейном в паре километров.
Действующие стюардессы повышают здесь квалификацию несколько дней в году, а будущие занимаются три месяца пять дней в неделю. Изучают правила поведения и меры безопасности на борту, отрабатывают аварийные ситуации и способы их предотвращения. Первый «урок» сегодня – теория.
9:00 Девушки появляются минута в минуту. Идеально уложенные волосы, лучезарные улыбки, форма с иголочки, красные лаковые туфли. Кабинет – это самолет в разрезе, втиснутый в обычное офисное пространство. В этом «само­лете», как и в реальности, есть два класса – эконом и бизнес. Те же синие кожаные кресла, те же тележки и фирменные стаканчики.
Занятие проводят инструкторы-преподаватели – стюар­дессы с двадцатилетним стажем. В перерыве спешу к девушкам с вопросами. Без чего не обойтись на борту? Юля-блондинка смеется: «Без руководства для бортпроводника, которое занимает полчемодана». Это огромная книга, в которой прописаны должностные инструкции на все случаи жизни. Они регулируют правила поведения и нюансы внешнего вида стюардессы – от действий во время пожара до цвета колготок в летнее и зимнее время. Как вы действуете в экстренных ситуациях? «Однажды на рейсе Моcква–Бишкек сработала противопожарная сигнализация. Мы бросились выполнять предписания – открыли дверь туалета, обнаружили пассажира, который пытался покурить, и задали ему только один вопрос – куда он бросил окурок? – рассказывает другая Юля, брюнетка. – К счастью, потушенную сигарету быстро нашли, но пассажира взяли на особый контроль. В случае экстренной ситуации мы не думаем о своих страхах, а выполняем отработанные на занятиях действия. У нас просто включается автопилот: ничего не бояться, действовать».
Время близится к десяти утра. Начинается отработка сервисных процедур. Длинноногие красавицы обсуждают, как правильно собирать одноразовую посуду после ланча, разбираться с агрессивными пассажирами и преду­преждать о турбулентности. Я спрашиваю, как лучше всего успокоить пассажира-аэрофоба. «Самое важное – тактильный контакт. Нужно дотронуться до его руки и заговорить на отвлеченную тему, – отвечает Валерия. – Как-то мне пришлось беседовать с одной женщиной в течение всего взлета». «Я прошу пассажира сделать вместе со мной дыхательную гимнастику. Если капризничает ребенок – у детей часто закладывает ушки при снижении, – нужно не просто предложить ему книжку-раскраску, а обязательно посидеть рядом. Практика показывает, что маленькие пассажиры охотно отвлекаются на стюардессу, трогают пуговицы на форме, теребят платок и перестают плакать, – говорит Маша. – И в любой ситуации нужно улыбаться».
11:00 Переходим в другую часть класса, где стоит тренировочный самолет. Девушки начинают отрабатывать действия при возникновении аварийных ситуаций. В салоне пускают дым – выглядит все настолько правдоподобно, что я нервно оглядываюсь. Но уверенный голос по внутренней связи сообщает: «Соблюдайте спокойствие. Надевайте маски». В этом же самолете отрабатывают эвакуацию, пожар и разгерметизацию кабины. Думаю о том, что хладнокровие девушек там, наверху, – это часы практики здесь, на земле. «Знакомые и друзья часто спрашивают – как ты не боишься? А я другого боюсь – например, ездить на маршрутках, – рассказывает Юля-блондинка. – Водители постоянно нарушают правила дорожного движения, а в воздухе с этим строго».
12:40 Спускаемся в столовую. Меню стандартное – супы, гарниры, салаты и десерты. «На борту мы едим то же, что и пассажиры, – курицу, говядину или рыбу», – говорит Даша. Девушки выбирают суп, второе, компот, но не забывают и про кофе с плюшками – на диете никто не сидит. «Стюардессы должны быть сильными и энергичными, но по комплекции не больше сорок восьмого размера», – говорит­ Юля-брюнетка. Поэтому дома, на земле, все регулярно ходят в спортзал и бассейн. Маша занимается пилатесом даже в командировках. Все девушки, как только прилетают в Пекин или Шанхай, отправляются к китайским мастерам на укрепляющий и расслабляющий массаж. Уход за кожей лица – отдельная история. Сухой самолетный воздух не лучшим образом сказывается на коже. Несмотря на молодость (самой старшей, Валерии, двадцать пять лет), стюардессы используют мощные увлажняющие средства. «Я выбираю маски и кремы с гиалуроновой кислотой – это самый эффективный увлажнитель, – рассказывает Маша. – А в косметичке всегда ношу ватные палочки и увлажняющий крем Estée Lauder. В полете протираю палочками зону глаз и улыбки – это предотвращает появление мелких морщинок».
«Профессия учит нас всегда выглядеть идеально. Поэтому для ухода за собой мы используем каждую минутку», – говорит Даша. Интересуюсь, чему еще учит работа. «Пунктуальности! Я просто излечилась от опозданий», – продолжает Даша. «Толерантности», – мягко произносит брюнетка Юля. «Пассажиры бывают разные, в том числе неадекватные и буйные. Но к каждому нужно найти индивидуальный подход, всех успокоить и очаровать, – говорит Адель. – До посадки на борт пассажир не проходит тесты у психолога, а жаль. У меня был случай, когда молодой человек оказался так расстроен разрывом с девушкой, что «выпал» из реальности. В какой-то момент он встал, взял багаж с полки и объявил, что выходит. Пришлось долго объяснять ему, что на высоте 10 000 мет­ров это невозможно». «А вообще, самое большое счастье – это когда на рейсе все спят, сытые и довольные», – подытоживает Валерия.
13:30 Встречаемся в аквазоне. ­Последний раз такие подтянутые тела я видела на модном показе. Подолгу задерживаю взгляд на ногах девушек – ищу следы варикоза и сосудистых звездочек: из-за перепадов давления в воздухе стюардессы в группе риска. У небожительниц – целая программа по уходу. Некоторые летают в компрессионных колготках (оказывается, лучше поку­пать не те, что в аптеке, а заказать индивидуальную пару в профильном лечебном учреждении). После рейса девушки всегда двадцать минут лежат с поднятыми ногами. Эту процедуру они повторяют при каждой возможности – дома на диване, в гостиничном номере. Покупают косметику для ног и средства, улучшающие тонус вен. Например, Даша использует гель «Троксевазин». «Раз в полгода пью ­«Детралекс» – для профилактики сосудистых заболеваний», – говорит Юля. Маша выбирает венотонизирующий гель «Гинкор», а Адель и Юля-­брюнетка – таблетки «Капиллар». Стюардессы не забывают и про витамины. «В любой аптеке Нью-Йорка или Лос-Анджелеса есть горячо любимые нами One a Day. Их очень легко принимать – по одной таблетке в день в любое время», – говорит Адель. Маша получила индивидуальные рекомендации по приему нужных ей кальция и витаминов А и Е в институте иммунологии, сдав анализ крови. 
Я смотрю, как эти гибкие феи принимают позы эмбрионов – учатся сохранять тепло в холодном море, отрабатывают прямой удар кулаком (так отгоняют акул) и спасают «раненых»: обнимают друг друга сзади и помогают забраться на надувной плот. Девушки признаются, что упражнения в воде требуют незаурядной физической подготовки. У них даже есть специальный захват, которым они в случае чего могут вытащить из кабины условного командира весом сто килограммов.
15:00 Начинаются занятия по оказанию первой доврачебной помощи. Теория переходит в практику. Юля-блондинка рассказывает, что стюардесса – это зачастую еще и психолог, и врач: «Мы парамедики, специалисты со средним медицинским образованием – можем оказать любую доврачебную помощь и умеем принимать роды». На большой бесполой кукле, которую прозвали Гошей, девушки отра­батывают навыки искусственного ды­хания и массаж сердца. Шутим, что это ждет всех, кто злоупотребляет на высоте алкоголем. Брюнетка Юля даже просит меня записать, что одна доза спиртного в полете равноценна трем на земле.
Обращаю внимание на маникюр – никаких ярких цветов. «Все по стандарту «Аэрофлота». Ногти должны выглядеть ухоженно и естественно, – говорит Маша. – Поэтому самые распространенные варианты – френч или телесные тона». «А я делаю Shellac на руках, – добавляет Адель. – Ногти часто ломаются о фиксаторы тележек и контейнеров. Гелевое покрытие их защищает».
16:30 Занятия заканчиваются. Мы уединяемся в буфете, и я выясняю, кто как попал в «небожители». Четыре из шести мечтали о профессии с детства. Отец Адель – авиаинженер, так что она с рождения «в теме». Интересуюсь: а как дела на личном фронте? Неужели мужья и бойфренды девушек не страдают от постоянных разлук? Маша говорит, что молодой человек относится к ее профессии неоднозначно, но его работа тоже связана с перелетами: «Мы часто пересекаемся где-то на другом конце планеты. Это очень романтично. Правда, иногда нам хочется сменить эту романтику на самый банальный быт и просто проваляться вместе целый день на диване». Юная Адель встречается с летчиком. Он ей лишних вопросов не задает и претензий не предъявляет.
«На самом деле мы проводим дома много времени, – говорит Юля-блондинка. – Обычное расписание выглядит так: две-три суточные командировки и три-четыре коротких рейса в месяц». «В Питер, Лондон или Париж, например», – уточняет Адель. «Такие рейсы мы называем разворотными – уходим с утра, как в офис, и к вечеру уже дома. Такой режим лично для меня лучше, чем обычный офисный график пять на два», – продолжает Юля, которая собирается в этом году выкроить время, чтобы давать частные уроки музыки (по первому образованию она музыкальный педагог). Но ведь ваши биоритмы наверняка сбиваются? «Бывает, что мы пересекаем по три часовых пояса за несколько суток, – соглашается Даша. – Но постепенно организм к этому привыкает. Я, например, просто даю ему команды: есть, спать, бодрствовать. И он слушается». Маленькая дочка Валерии уже надевает ее пилотку и ждет не дождется своего первого полета: «В три с половиной года она очень самостоятельная. И не капризничает, даже когда я улетаю на два-три дня». Девушки дружно шутят, что подарки из duty free настраивают на правильный лад даже скептически относящихся к их профессии родственников.
Задаю последний вопрос – какие рейсы они больше любят: короткие или длинные? Ответ неожиданный. «Чем короче маршрут, тем нам труднее. Рейс в Санкт-Петербург длится меньше часа. Это максимум двадцать минут горизонтального полета. Нужно успеть сделать все: накормить, напоить пассажиров, подогреть детское питание малышам, – признается Даша. – Поэтому самые любимые полеты – в Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Шанхай и Пекин. На долгих рейсах бригада работает в расширенном составе – плюс два человека – и есть возможность ­отдохнуть».
А сейчас им отдыхать некогда. Всем пора по своим земным делам.
Они были стюардессами
Людмила Путина, бывшая жена президента России Владимира Путина.
Ирина Маландина, бывшая жена олигарха Романа Абрамовича.
Мариам Белл, бывшая жена султана Брунея Хассанала Болкиаха.
Сара Нойбергер, жена премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.
Ширли Эдамс, жена голливудского актера Генри Фонды.
Джутта Джаггер, жена оперного певца Хосе Каррераса.
Авиамодель
Требования к стюардессам в разных странах:
«Аэрофлот», Россия
Возраст: от 18 до 25 лет. Рост: 165–175 см. Размер одежды: не больше 48-го.
Канада
Возраст: от 18 лет. Соотношение роста и веса по таблице ООН. Например, если ваш рост 170 см, то вы должны весить не более 63,5 килограммов. Отсутствие судимостей.
Филиппины
Возраст: не старше 27 лет. Рост: не ниже 160 см. Чистая кожа и здоровые зубы. Предпочтительно идеальное зрение. Незамужние.
Австралия
Рост: от 160 до 185 см. Сертификат, подтверждающий умение оказывать первую помощь. Умение проплыть пятьдесят метров без посторонней помощи.
Катар
Возраст: от 21 года. Рост: на цыпочках с поднятыми руками не менее 212 см.

реклама
AD