Практика

От неудачной операции никто не застрахован? И другие неудобные вопросы пластическому хирургу

В нашей рубрике эксперты из разных сфер честно отвечают на вопросы, которые иногда стыдно задать лично.

реклама
AD

Отвечает Сергей Круглик, к. м. н., пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, главный окружной пластический хирург САО, СВАО Москвы, заведующий отделением пластической хирургии VIP Clinic

Почему звезды становятся жертвами неудачной пластики — разве у них не самые лучше хирурги?

Да, обеспеченные люди и правда могут пойти к самому известному врачу, но, к сожалению, его популярность и стоимость работы не всегда будут означать идеальное качество. Важно, чтобы хирург был прежде всего хорошим специалистом, а не просто имел активных пиарщиков. А если мы говорим о звездах, то часто их запрос звучит примерно вот так: «Уважаемый хирург, сделайте мне только вот так и больше никак». И получается, как в случае с Людмилой Гурченко, которая из-за большого количества блефаропластик спала с открытыми глазами.

А вообще, никто не отменял сроки реабилитации. Мало кто из звезд может после операции спрятаться на год, а ведь изменения после серьезных хирургических вмешательств окончательно можно оценивать только спустя какое-то время. Подозреваю, что именно поэтому все набросились на Деми Мур на показе Fendi. Наверняка она сделала липофилинг, после которого жировая ткань в скулах временно распределилась неровно. У кого-то восстановление после операции действительно может пройти быстро, но все-таки это сложный процесс.

Какие гарантии, что после операции все будет выглядеть именно так, как я хотела?

Прогнозы в пластической хирургии — вещь крайне неблагодарная (и в косметологии, я думаю, тоже). Если хирург уверяет вас, что вы гарантированно будете выглядеть именно так, это обман. Потому что со 100-процентной вероятностью никто не может прогнозировать результат хирургических вмешательств. Мы живой организм, и есть тысячи факторов, влияющих на то, как долго будет проходить реабилитация, как зарубцуются ткани.

В связи с этим мы стараемся уменьшить значимость 3D-моделирования при предоперационном планировании (когда вам в подробностях показывают, как вы будете выглядеть после операции), потому что так у пациента формируются ложные ожидания. Ведь можно получить красивый нос, но не такой, как нарисован на фотографии — и вот вам конфликт на ровном месте.

В пластической хирургии есть свои тренды — не из-за них ли сейчас многие на одно лицо?

Тренды, конечно, есть — например, сейчас в моде маленький кукольный нос. Когда пациент приходит к хирургу и показывает ему фотографию со словами «хочу такой же», у врача есть два пути — сказать, что такая форма пациенту не подойдет (было бы странно, если бы всем нам шли одни и те же черты лица), или просто сделать этот кукольный нос. Да, отчасти из-за того, что многие не берутся спорить с пациентами, определенные пропорции становятся популярными, часто встречающимися. А бывают хирурги, которые просто всем делают одинаковые носы, потому что научились оперировать так и считают именно этот способ эталонным. Иногда можно по фотографиям людей в инстаграме понять, у какого хирурга они оперировались. Среди других популярных (и очень распространенных) трендов — кошачий взгляд, более высокое положение бровей.

Проводят ли пластические операции детям и зачем это нужно?

Проводят, есть очень распространенные детские операции вроде отопластики — коррекции ушей. Если у пациента большие оттопыренные уши и это мешает его социализации, то лучше прооперировать, а не ждать, пока у него разовьются комплексы. Большинство операций лучше делать, когда у ребенка уже нормализуется гормональный фон, потому что иначе результаты могут быть непредсказуемыми. Но если речь идет о врожденных дефектах (например, волчьей пасти или заячьей губе), то мы оперируем пациента в детском возрасте и не ждем, пока он созреет.

В моей личной практике было примерно с десяток пациентов, которые оперировались, не достигнув совершеннолетия, — были и ринопластика, и гигантомастия, требовавшая уменьшения объема молочной железы, и асимметрия молочных желез. При таких хирургических вмешательствах мы обязательно берем информированное согласие родителей, консультируемся с ними и обсуждаем все возможные риски.

Какую операцию пластический хирург может отказаться проводить?

Вы не представляете, сколько неадекватных запросов я слышал за 15 лет работы. Бывали даже ситуации, когда, несмотря на мой отказ, люди делали эти операции в других клиниках и возвращались к нам, чтобы мы вернули все назад. В каждом конкретном случае нужно разговаривать с пациентом, давать ему возможность все обдумать и принять взвешенное решение. У меня была пациентка, которая попросила нос, как у Майкла Джексона — согласитесь, странная просьба. В момент, когда уже напрашивалась консультация психотерапевта, она призналась, что работает двойником певца и ей этот нос нужен для выступлений. Получается, операция в этом случае была оправдана.

Бывают медицинские показания к операциям — например, к профилактической мастэктомии, как у Анджелины Джоли. В таких случаях запрос «удалите мне грудь» совершенно обоснован. С другой стороны, бывают пациенты с канцерофобией — несмотря на то, что у них нет предрасположенности к онкологическим заболеваниям (а мы перед подобными операциями это обязательно исследуем), они хотят лечь под нож «на всякий случай». Тогда никаких показаний для операции нет, и врач вправе ее не проводить. А еще есть много пациентов с дисморфофобией — это тоже психическое расстройство, которое довольно часто выявляется на приеме у пластического хирурга.

реклама
AD