Практика

Все, что вы хотели знать о красной помаде

Что значит помада в жизни женщины, допустимо ли оставлять след на бокале и как цветы Парижского розария обогатили нашу косметическую палитру – объясняет Allure.

реклама
AD
Мой роман с помадами начался в день, когда мне исполнилось 23. Я была в золотом парчовом платье, на губах – бархатная алая помада. По дороге в ресторан мне казалось, что все смотрят только на мои губы, боялась, что цвет остался на зубах или размазался контур. В тот вечер мой жених сказал: «Хочу, чтобы с такими губами ты ходила всегда». Я чувствовала себя сильной и желанной. И мне это не казалось – ученые подтверждают, что созерцание красных губ стимулирует выброс адреналина, а сердце наблюдателя бьется с удвоенной частотой. То есть эффект как от занятий спортом или просмотра боевика. 
Мои подруги, преданные поклонницы блесков для губ, тоже «пересели» на красные помады, насмотревшись видеоуроков визажиста Елены Крыгиной. Инстаграм запестрел результатами их трудов. Психолог Ирина Михнева объясняет этот бум: «Яркую помаду выбирают те, кто хочет произвести впечатление роковой красотки. Хотя часто за «фасадом» скрывается особа, не уверенная в собственной привлекательности». 

Ученые подтверждают, что созерцание красных губ стимулирует выброс адреналина, а сердце наблюдателя бьется с удвоенной частотой.

Независимый визажист Оюна Гатыпова не согласна: «Теперь и утром в булочной можно встретить девушек с яркими губами. В моем кейсе порядка 15 оттенков красного, и каждый день мне приходится дарить какой-то из них клиенткам. Даже мои замужние подруги с детьми стали более раскованными с помадой». Та же история на съемках со звездами. «Яркий пример – Анна Семенович, – говорит Гатыпова. – Ее сложно уговорить не красить губы для кадра». 
В кейсе официального визажиста Maybelline New York в России Юрия Столярова ­более сотни помад: «Никогда не знаешь, что пригодится. На одной из премий канала «Муз-ТВ» ведущая Ксения Собчак была в шляпке в виде мухоморов, и я завершил образ черной помадой, получилось очень эффектно!» 
Цвет нации 
Что такое помада для обыкновенных женщин, какой цвет и качество они предпочитают? По данным международного агентства социологи­ческих и маркетинговых исследований MASMI, 60 % выбирают более светлые оттенки помады, переживая из-за того, что губы тонкие. Самой популярной остается классическая помада без дополнительных эффектов (84 %). По наблюдениям директора по макияжу Lancôme International Натали Берже, самые любимые оттенки во Франции – вариации красного и телес­ный, в Германии – морковный, в Великобритании – розовый и сливовый, в США (по причине многонационального населения) – все вышеперечисленные, а в России – розовый, морковный и винный. 
По данным MASMI, наибольшим спросом средства для губ пользуются у женщин в возрасте 30–39 лет (92 %) и 40–49 лет (93 %). «Губы тоже стареют, теряют форму и цвет, это повышает интерес женщин к помадам», – объясняет психолог Ирина Мих­нева. Это подтверждается и данными MASMI: 87 % рес­понденток в возрасте за сорок сказали, что пользуются помадами и блесками главным образом из-за изменения природного оттенка губ, 34 % хотят увлажнения, а 27 % – дополнительного объема. 
Наш инструмент 
За каждым стиком стоят титанические труды. Джорджо Армани два года утверждал только звук щелчка, с которым должен закрываться тюбик помады под его именем. А Том Форд перед запуском линейки помад проверял каждый вариант на себе, как ученый-естествоиспытатель. 
Именно с помад началась история брендов Nars и Bobbi Brown. Когда я встретилась с Бобби, она заявила, что каждая женщина может найти правильную красную помаду – дело в подтоне кожи. Моя помада, по ее мнению,  вишневая: она идеально подсветит мою фарфоровую кожу с просвечивающими венками и «отбелит» зубы. 
Визажист Сергей Наумов начинал на кухне, где смешивал помады для близких подруг, а потом запустил их в производство под своим именем – теперь баночки Sergey Naumov лежат в косметичках Ксении Собчак, Оксаны Акиньшиной и Саши Савельевой. Мне его история напоминает историю американского бренда The Balm, недавно появившегося в Москве. Его основательница Марисса Шипман смешивала бальзамы для губ, как и Наумов, на кухне в Сан-Франциско, а теперь марка продается в 75 странах мира. 

Каждая женщина может найти свою красную помаду – дело в подтоне кожи.

Революционерка Венде Зомнир, соосновательница бренда Urban Decay, вспоминает, что в 1990-е первой выпустила помады с провокационными названиями оттенков. Мне Венде предложила выбрать один из новых оттенков: «веган», «анархия», «яд», «кошачья драка» или ­даже «стыд». 
Поколдовать над цветами любят и звезды. Так, свои оттенки красного в прошлом году для лимитированной коллекции Color Riche у L’Oréal Paris придумали Джулианн Мур, Дженнифер Лопес, Даутцен Креc и На­талья Водянова. А Дольче и Габбана запустили линейку помад Monica – в честь своей подруги Моники Беллуччи. На презентации в Милане актриса рассказывала мне, что не запрещает своим маленьким дочкам красить губы. Ведь она сама так делала в детстве, беря пример с бабушки, которая до сих пор не выходит без помады даже в церковь. 
Кризису назло 
Уже в 1924 году около 50 миллионов американок использовали помаду ежедневно. В тот же год с помад началась макияжная история Chanel – в Париже Мадемуазель представила три красных оттенка. В 1920-е помаду наносили пальцами, не затрагивая уголки рта и подчеркивая изгиб верхней губы (так называемый лук Купидона). Женщины мечтали быть похожими на Клару Боу, секс-символ американского немого кино. Сам Макс Фактор возвел ее губки бантиком в культ. В 1930‑е поклонялись актрисе Джин Харлоу и ее губам, похожим на сердечко. 
Тогда и в 1940‑е, в период экономической депрессии и войн, помада стала символом оптимизма. Даже когда продукты выдавались по карточкам, Черчилль запретил снимать помаду с производства, потому что верил в ее позитивное влияние на настроения в обществе. Не удивительно, что в 2001 году на одном из совещаний Леонард Лаудер употребил термин «индекс помады» – в экономически трудные времена спрос на это средство макияжа всегда растет. 
По статистике Euromonitor, в России за последние четыре года продажи помад стабильны: около 86 млн тюбиков в год. Мы с подругами всячески способствуем этой стабильности. И красим губы назло всем кризисам.
Allure выбрал шесть звезд, чтобы по цвету помады определить их характер и настроение в день, когда был сделан кадр.
 
Автор: Екатерина Данилова

12 февраля 2015

реклама
AD