Практика

Все под контролем

Директор по связям с клиентами Лия Казарян расспросила главу лабораторий Clarins Эрика Гуриса о том, что стоит за успехом косметических гигантов.

реклама
AD
Последнее десятилетие в бьюти-мире наблюдается настоящее помешательство на средствах «не как у всех». Крошечные производители, которые «варят» кремы или смешивают ароматы чуть ли не дома, всерьез претендуют на свое место под солнцем. Их аргументы: у нас нет серийного производства, мы боремся за каждого покупателя, а значит, априори подарим вам продукт самого высокого качества, «сделанный как для себя». 
Когда-то меня такой подход подкупил. Лет 10 тому назад я была готова полностью перейти на плоды штучного «натурального производства»: органические кремы, беcсиликоновые средства для волос и ароматы, которые разливает парфюмер-самоучка из Флоренции. Но эйфория длилась недолго. Про ароматы и средства для волос рассказывать не буду – тут все не так cтрашно, но о кремах молчать не стану. 
Ни один из них, созданных «по секретному рецепту родной бабушки» производителя (на одних травах, конечно же!), не смог увлажнить мою кожу так же хорошо, как кремы Biotherm или Clarins. Ни один тоник в виде травяной настойки не справился с жирным блеском в T-зоне так, как это делал тоник Vichy. И уж точно ни одно из моих «немассовых» приобретений не пахло так приятно, как любое cредство Chanel. В сотый раз не получив от “штучного” крема результата, который всегда давала косметика узнаваемого бренда, я бросила затею “поддерживать независимого производителя”. Я с удовольствием покупаю платья в маленьких ателье, но заботу о cвоей коже доверяю маркам c cерьезной производственной и научной базой. 
О том, что стоит за успехом косметических гигантов, я решила расспросить Эрика Гуриса, главу лабораторий Clarins, бренда, который входит в пятерку крупнейших производителей косметики в Европе. 

Команду Allure вместе с моделью Настей Кусакиной допустили в «священные чертоги» компании Clarins – в ее лабораторию и на фабрику, которые находятся под Парижем. Именно там рождаются заветные формулы и производятся желанные баночки. 

  • Есть распространенный стереотип: если средство производится миллионным тиражом, то не стоит ожидать от него самого высокого качества. Можете ли вы его опровергнуть? 
Именно прибыль от миллионных тиражей дает нам возможность снаряжать во все уголки мира команды ученых и этноботаников на поиски самых действенных природных компонентов. Мы регулярно сотрудничаем с Жаном Пьером Николя, главой организации «Сады мира» (Jardins du Monde), цель которой объяснять людям, как использовать силу растений в том числе и для решения проблем кожи. 
Жан Пьер Николя не раз бывал, например, на Мадагаскаре и досконально изучил полезные свойства растения харунганы. Полученными знаниями он поделился с нами, и мы начали исследовать в нашей лаборатории способность харунганы воздействовать на клеточные структуры человеческой кожи. Мы обнаружили ее благотворное влияние на кожу в период менопаузы, когда из-за снижения скорости метаболизма ухудшается работа фибробластов. Опытным путем мы доказали, что харунгана способна вновь запускать работу фибробластов, заставляя их синтезировать коллаген. Таким образом кожа постепенно возвращает себе молодость. Интересно и то, что харунгана компенсирует нехватку некоторых гормонов, хотя сама гормоном не является. 
  • Какой путь проделывает экстракт растения, прежде чем попасть в крем? 
Сначала мы проверяем его на токсичность. Ведь натуральное не всегда значит полезное. Природные компоненты – самые сильные аллергены и в некоторых случаях способны буквально «сжечь» нежную кожу. Затем мы проверяем, не зарегистрировал ли уже кто-нибудь права на этот экстракт. Следом проводим тестирование на клеточных культурах. Следующий этап: разработка базовой формулы продукта и проведение от 100 до 150 испытаний с последующей корректировкой формулы до тех пор, пока она не станет совершенной. После этого средство направляется в маркетинговый департамент в Париж, где определяют, хороша ли консистенция крема – достаточно ли он плотный или, наоборот, легкий, быстро ли впитывается. И заключительная ступень – выбор отдушки. 
В лаборатории Clarins работают химики и врачи, средний стаж которых 10 лет. Все они – выпускники ведущих вузов мира. Они держат руку на пульсе инноваций в области науки и технологий, которые недоступны широкой публике или мелкому производителю. Как только у нас появляется возможность что-то улучшить – пусть даже консистенцию крема, – мы всегда это делаем, перезапускаем конвейерные линии. Мелкий производитель не может себе этого позволить. 

В этом отсеке лаборатории Clarins разрабатывают новые оттенки средств декоративной косметики. В распоряжении сотрудников – более 100 базовых пигментов. Конечный оттенок получается путем ручного замеса, копируется специальным компьютером и выдается в виде рецепта, похожего на кулинарный. Да и сами аппараты, в которых мешают средства, напоминают кухонные миксеры.

  • Есть ли внешние органы контроля, с которыми вам приходится считаться? 
Их огромное количество! Поскольку наша продукция продается по всему миру, ее качество cоотносят с медицинскими и дерматологическими стандартами Европы, Америки и Азии. К слову, китайские контролирующие органы – самые строгие. Недавно они выпустили документ, запрещающий почти 25% ингредиентов, которые широко использовались до этого. 
Вы скажете: это чистой воды протекционизм. И скорее всего, окажетесь правы. Но по экономическим соображениям Сlarins не может ослушаться, потому что продает огромное количество продуктов на азиатский рынок, а налаживать отдельную линию только для Китая мы не считаем целесообразным. Некоторые марки создают для Азии отдельные линии продуктов, но нам хватает научной базы, чтобы удовлетворить самых привередливых ревизоров, не отклоняясь от общей формулы. 
Строгостью отличаются и контролирующие органы США. При малейшем подозрении на то, что компонент может навредить хотя бы 10 людям из миллиона, зеленый свет для него будет заказан навсегда. Вот и выходит, что все наши средства проходят контроль самых взыскательных проверяющих органов мира, оперирующих последними научными разработками. И это правильно: если с кожей все было бы так просто, мы с вами изначально не нуждались бы ни в каких кремах, а просто прикладывали бы к лицу лист капусты или подорожника.
реклама
AD