Общество

«Охотники за искусством»: гид по новой выставке в Музее русского импрессионизма

С 21 апреля по 29 августа в Музее русского импрессионизма можно увидеть работы Малевича, Петрова-Водкина, Рериха и других художников из собраний четырнадцати советских коллекционеров.

реклама
AD

Выставка «Охотники за искусством» откроет юбилейный год Музея русского импрессионизма. Герои выставки — четырнадцать коллекционеров из Москвы и Ленинграда. Это люди разных профессий: врачи, ученые, представители творческой интеллигенции и политики, которых объединяла любовь к русскому искусству. За каждым собранием стоит история, порой требующая смелости и отваги. Мы собрали одни из самых ярких работ, которые сохранились благодаря коллекционерам и будут доступны посетителям выставки с 21 апреля по 29 августа.

Владимир Лебедев

Владимир Лебедев. Портрет девушки с челкой. 1938. Собрание И. Д. Афанасьева. Ныне в собрании KGallery, Санкт-Петербург

В 1912 году молодой художник Владимир Лебедев посетил выставку, ставшую важной вехой в его судьбе. В экспозиции «Сто лет французской живописи. 1812–1912» в доме княгини Юсуповой на Литейном проспекте было представлено более тысячи произведений ведущих французских мастеров, в том числе Эдуара Мане, Поля Сезанна и Огюста Ренуара. Художника особенно заинтересовали изысканные тональные сочетания полотен Ренуара. В этот период установилась прочная связь юного Лебедева с французской художественной тради­цией.

Красоту своих моделей художник передавал за счет приемов импрессионизма. Его «Портрет девушки с челкой» входит в галерею женских образов эпохи 1920–1930-х годов, в которой стали появляться и «советские венеры» — спортсменки, метростроевки, кондукторши. В работе мастерски запечатлена непосредственность позы и мимолетность взгляда юной музы, характерные для импрессионизма.

Картину приобрел Игорь Афанасьев, один из пионеров советской нефтехимии. Из-за арестов он собирал коллекцию целых три раза. После окончательного освобождения коллекционер предпочитал хранить собрание в квартирах друзей, так как боялся повторных ссылок, но и без живописи свою жизнь не представлял.

Николай Калмаков

Николай Калмаков. Фимиам. 1915. Собрание Н. Н. Тимофеева. Ныне в собрании KGallery, Санкт-Петербург

Имя Николая Калмакова — живописца, скульптора, иллюстратора и художника театра — долгое время оставалось в тени, а история его жизни окутана загадками и легендами. Калмаков предпочитал обращаться к мифическим и нереальным сюжетам и персонажам. Любопытно, что таким было не только творчество, но и сама жизнь художника. Он жил в уединении и никогда не покупал красок, а готовил их сам из растений.

Картина «Фимиам» сочетает в себе характерные для Калмакова ориентальные и экзотические мотивы, романтизм и мистицизм — довольно необычный набор для художника XX века. Работа долгое время находилась в собрании Николая Тимофеева, главного военного психиатра СССР. Такое экзотическое искусство интересовало его не только как коллекционера, но и как психиатра: Тимофеев активно использовал арт-терапию в своей врачебной практике, что было большой редкостью в XX веке.

Илья Машков

Илья Машков. Натюрморт с узорной скатертью, белой чашей и фруктами. 1908. Ныне в собрании В. А. Дудакова и М. К. Кашуро

Смелые идеи Ильи Машкова шли вразрез с консервативными взглядами его учителей. Так, после одного из путешествий по Европе художник так впечатляется фовизмом, что в классе Валентина Серова пишет обнаженную натуру зелеными и красными красками. Вскоре Машков покидает училище, а в 1911-м становится одним из основателей объединения «Бубновый валет». В те годы за художником закрепилась слава скандалиста, а Серов называл его «наш Матисс-Машков».

Натюрморты Машкова отличаются смелой, но при этом очень четкой декоративностью. Он часто использует приемы примитива и изофольклора (живопись вывесок и подносов). Эта ранняя работа художника — один из таких примеров. Машков не вписывает яркий поднос в натюрморт, а обводит «сезанновскую» постановку подносным орнаментом.

Произведение находится в собрании Валерия Дудакова — главного летописца советского коллекционирования и главного художника фирмы «Мелодия». Он окончил искусствоведческое отделение исторического факультета МГУ, писал диссертацию по модерну у Дмитрия Сарабьянова.

Нико Пиросмани 

Нико Пиросмани. Погонщик с верблюдом. 1910-е. Собрание И. Г. Сановича. Ныне в частном собрании

Летом 1912 года работы Нико Пиросмани (Николай Пиросманишвили) увидели художники-футуристы Михаил Ле-Дантю и братья Илья и Кирилл Зданевичи. С этого момента началось восхождение самобытного художника-самоучки. В его жизни было все: часто ему приходилось создавать вывески магазинов и портреты за «стакан вина и тарелку харчо», а иногда художник писал картины самодельными красками на клеенке вместо холста. Все изменилось годом позже, когда работы Пиросмани произвели фурор на московской авангардной выставке «Мишень». Казимир Малевич был впечатлен творчеством художника: «Мастера вывесок дали нам возможность войти в кубизм, они нас сдвинули с академической точки зрения».

Интересна история попадания этой картины в частную коллекцию. В 1955 году ее купил Игорь Санович. Коллекционер вспоминал: «Все мои друзья-художники уже знали, что Пиросмани для меня — это бог. И вот приходит ко мне Володя Вейсберг и говорит: “Готовь деньги, мы тебе нашли Пиросмани”. Ну, денег у меня, конечно, нет. Я одалживаю деньги у Костаки на любой срок — “как скажете — сразу возвращаю”. Он мне одолжил денег, я иду и покупаю этого верблюда. А этот верблюд — первая картина Пиросмани, которая была опубликована в СССР, в Большой советской энциклопедии. Пиросмани — и эта вот картина».

реклама
AD