Звезды

«Быть балериной — это пот и слезы, но еще больше радости и мотивации»: Мария Хорева

Балерине Марии Хоревой всего 19, а она уже первая солистка Мариинского театра и проводник в мир в балета для сотен тысяч людей (на ее аккаунт в инстаграме подписаны 375 тысяч человек со всего мира). Мы поговорили с Марией о том, почему она решила связать жизнь с танцем, о мифах о балетной индустрии и о трендах в искусстве.

реклама
AD

Мария, расскажите про то, как вы пришли в балет.

Наша семья, сколько я себя помню, всегда любила театр вообще и балет в частности. А я, когда была маленькой, постоянно требовала, чтобы со мной вместе что-то делали, как-то занимали меня, и совершенно не могла сидеть без дела, поэтому мама просто вынуждена была найти мне какое-то развлечение, желательно рядом с домом. Так получилось, что этим развлечением стала художественная гимнастика, которой, начав в три с половиной года, я в итоге прозанималась больше шести лет. Со временем спортивная секция трансформировалась в школу олимпийского резерва, куда уже пришлось ездить через весь город, а занятия ради развлечения превратились в профессиональные две тренировки в день.

Как сейчас помню, было жаркое лето, мне скоро исполняется десять, и я получила медаль на всероссийских соревнованиях по гимнастике. Дело шло к вечеру, мы гуляли с семьей по любимым местам города и, проходя мимо Академии русского балета на улице Зодчего Росси, увидели на двери объявление о том, что скоро начинается приём в первый класс. Решение пришло спонтанно, мы просто подумали, что интересно было бы попробовать, поступлю я или нет, потому что конкурс в Академию был очень немаленький. И только после того, как мне удалось пройти три тура вступительных испытаний, мы вместе обсудили варианты моего развития и решили, что балет — это очень интересно, да и навыки художественной гимнастики там могут пригодиться. Так я начала учиться балету и через 8 лет попала в труппу Мариинского театра, что тоже запланированным не назовешь — в последний год обучения в Академии до апреля у меня было только одно предложение, причем из другого города. И вот за эти два последних месяца я получила их еще аж целых семь, одно из которых оказалось моим счастливым билетом в Мариинский театр.

Помните тот момент, когда поняли, что балет для вас — это не просто увлечение, а призвание и будущая профессия?

Да, очень хорошо помню! Это было в конце четвёртого класса Академии. Кстати, вы знаете, при переходе из обычной школы в Академию Русского балета (сокращенно — АРБ) у тебя меняется если и не все, то многое, начиная с манеры ставить ноги и заканчивая нумерацией классов. Возраст поступления — 10 лет. Это пятый класс общеобразовательной школы. Но поступив в Академию, ребенок попадает в первый класс! Все сверстники продолжают учиться в пятом, затем в шестом и так далее, а ты в первом, втором и так до шестого, после чего — первый, второй и третий курсы, а потом — все, театр.

Так вот, настал мой четвертый класс АРБ, то есть как бы нормальный восьмой и... До этого времени я училась просто из-за того, что все учились, плыла по течению и совершенно не придавала значения тому, какие делаю успехи и делаю ли их вообще. А между тем мои одноклассницы, которым, может быть, не так повезло с природными данными, уже осознанно работали над собой, и было видно, что их прогресс более значителен, чем мой, потому что мне легко давались многие вещи и дальше их отрабатывать я не считала нужным. После годового экзамена по классическому танцу, когда я в четвёртый раз получила одну и ту же оценку, самую высокую в нашем классе, но все же ту же самую, которая была у меня и на первом году обучения, что-то щелкнуло у меня в голове, не без помощи родителей, конечно, которые пытались достучаться до моей ответственности, и я наконец поняла, что надо стараться и работать, а вместе с этой мыслью пришло и понимание того, что работать я хочу не просто так, а чтобы стать именно балериной, стать лучшей версией себя в этой профессии. Это было началом настоящей, осознанной работы на собой.

Самое сложное в балете — поймать баланс между работой и творчеством.

Мне кажется, у каждой балерины есть партия мечты. Какая партия мечты у вас?

Каждый раз, когда я смотрю какой-нибудь балет и мне нравится постановка, мне сразу хочется попробовать его исполнить! Так что вообще партий, которые хотелось бы станцевать, много, чересчур много! Но сейчас есть две такие, которые ну вот прямо очень хочется! Это Одетта-Одиллия в «Лебедином озере» и Джульетта в «Ромео и Джульетте». План-минимум на ближайшее время. Так думаю я. Однако театральная практика говорит об ином — не мы, исполнители, выбираем роли, а они, роли, выбирают нас. Подчас бывает, что о своем новом спектакле я узнаю не только от своего директора Юрия Валерьевича Фатеева или педагога Эльвиры Геннадьевны Тарасовой, а просто из афиши. Скажете, плохо? Ну, как посмотреть... В этом есть и свои плюсы — не приходится мучительно жалеть об упущенных возможностях или нереализованных желаниях, ведь имя следующей ступеньки твоей карьеры уже известно и никак не зависит от тебя. Ну то есть, конечно, зависит в том смысле, что не будет работы и успехов — не будет и роста, но вот в какую сторону будешь расти — это не твое решение.

Кто из балерин (любого времени) является для вас примером и почему?

Диана Викторовна Вишнева для меня пример невероятной достоверности и пронзительности истории любой ее героини. Каждая деталь так продумана и так прожита на сцене, что создаётся совершенно уникальный, трогающий до глубины души образ. Мое восхищение этой балериной, поистине мастером балетного искусства, бесконечно!

Прима балерина Английского Королевского балета Марианела Нуньес поражает своей чистейшей, до миллиметра выверенной техникой. Порой невозможно даже понять, каким образом ей удаётся так идеально танцевать. Но, вдобавок к этому, Марианела пронизывает свои движения такой одухотворённостью и такой любовью к танцу, что даже видео с ней не могут оставить зрителя равнодушным.

И, конечно же, царственная Ульяна Вячеславовна Лопаткина. Ее неповторимые линии, тончайший лиризм и непохожее ни на чьё другое прочтение образа всегда будут завораживать меня!

Этими тремя именами невозможно ограничить весь спектр того, что определяется словом «пример», ведь стремишься к идеалу, который выстраивается в сознании из черт конкретных людей, из их образов, вырастающих из маленьких движений их тела или души, поэтому я восхищаюсь танцорами балета нашего театра, своими друзьями из других театров, теми, узнать кого у меня уже нет возможности... У каждого, кто танцует балет, можно чему-то научиться, и каждый — в чем-то пример всем остальным.

Русский балет знаменит во всем мире. Как вам кажется, в чем особенности русского балета?

В его эмоциональности. Наш балет славен тем, что каждое движение, которое артист исполняет на сцене, должно быть максимально выразительным и экспрессивным, очень точно рисовать чувства героя. Русские танцовщики и танцовщицы виртуозно используют верх тела, корпус, руки, положения головы, чтобы раскрыть знаменитую «русскую душу» перед публикой и показать переживания и драматизм при помощи певучести, динамики и свободы движения. Вдобавок к этому, при подготовке каждой роли максимум внимания уделяется именно актерской проработке образа до мельчайших деталей, можно сказать, почти по системе Станиславского. Мне кажется, все это и рождает на сцене действительно интересное действо, увлекающее зрителя за собой в сказочные миры.

Есть еще одно, «секретное» оружие русских балерин. Знаете, какое? Вес. Точнее, комплекция. Западный балет последние годы движется в сторону «каждый имеет право быть таким, каким захочет». Русскому балету пока удается удерживать определенную (им самим же заданную) планку.

Секретное оружие русских балерин — вес и комплекция тела.

Можно ли сказать, что балетная индустрия меняется? Если да, то как? Какие вы чувствуете тренды?

Безусловно, меняется и довольно сильно. Прежде всего, изменился облик артистов. Одновременно с изменениями в модных тенденциях середины и конца XX века в балете также стали цениться рост, длинные линии, тонкая фактура. Разительно поменялись костюмы: теперь, как мне кажется, они как никогда лучше подчеркивают гармонию и красоту тела танцовщика. Огромным изменениям подверглась техника исполнения. Мы стали пластичнее, появилась возможность показывать это в танце, другими словами, мы стали намного выше поднимать ноги, больше гнуться. На несколько иной уровень вышла тренируемая уже многие десятилетия техника вращения, баланса, сценического апломба.

Есть и вещи, которые ушли. Например, сложнейшие верховые поддержки в дуэтном танце, которые так виртуозно исполнялись в советское время, вряд ли кто сможет повторить сейчас.

С приходом компьютеров, интернета, трехмерного кино и прочих инноваций в области развлечений, конечно, теряется, так сказать, территория распространения балета. В середине прошлого века лучших балетных танцоров и хореографов знал весь мир, их известность была на уровне политиков или олимпийских чемпионов. Имена Баланчина, Барышникова, Нуреева, Плисецкой были брендами, собирающими аншлаги в любом театре. Сейчас не так. Конкурировать сегодня приходится не только внутри балетного сообщества, но и с внешними явлениями. Но причин для пессимизма нет. Балет — один из оплотов естественного, настоящего, ремесленного искусства, заменить которое компьютерной симуляцией в ближайшем будущем будет сложно.

Мне кажется, сейчас в балете есть тренд на возвращение к более драматичному, артистичному искусству. Все трюки и технические новшества уже были показаны на сцене, и наша задача — закрепить успех предшественников в этой области, но вместе с тем еще и вдохнуть в спектакль новую выразительность.

Балет «Баядерка»

Как относитесь к современному балету?

Я обожаю смотреть современные постановки и считаю, что это мощнейший инструмент выражения чувств и эмоций на сцене. Синтез музыки, от классической до авангардной, и движения, наполненного свежими красками, новое прочтение возможностей тела танцовщика, рождает у меня как у зрителя ощущение полной эйфории. И я бы, конечно, очень хотела развиваться в этом направлении как исполнительница.

Что самое сложное в вашей профессии, по вашему мнению? Физически и эмоционально.

Самое сложное — поймать баланс между работой и творчеством. С одной стороны, работать как можно больше, чтобы максимально отточить мастерство, а с другой, давать себе «воздух», оставлять место для творчества, не загонять себя в угол ежедневными трудностями, а каждый день, каждый спектакль оставаться вдохновленной возможностью выходить на сцену и рассказывать прекрасные истории. Должны быть и пот, и слезы, но еще больше должно быть радости и мотивации на успех!

Часто ли сталкиваетесь с какими-то стереотипами о балеринах? Какие самые популярные?

Постоянно! Самый ужасный стереотип — это стекла в пуанты! Мы не такие плохие, чтобы так завидовать и ненавидеть коллег. Среди нас нет такой конкуренции, что каждый второй сходит с ума в борьбе за роли! В балете, я думаю, проблемы и трудности другого характера, более похожие на спортивные. Как преодолеть себя, как встать с кровати с утра и прожить этот день радостно и с песней, как сохранить энергию, чтобы хотелось танцевать. Это битва с собой, ежедневный диалог со своим телом и душой, а только потом уже конкуренция, на которую обычно просто не хватает времени и внимания.

Еще один стереотип — это недоедающая балерина, бледная и в полуобморочном состоянии. Мы должны питаться как спортсмены, иначе, попросту говоря, не будет сил, а силы ой как нужны. Танец — это огромная нагрузка, требующая больших затрат организма, и все калории активно сжигаются во время рабочего дня, когда мы можем репетировать 6-7 часов, и еще более активно во время спектакля, когда мы выкладываемся на 150 процентов и физически, и эмоционально.

Иногда долетают слухи о том, что у балерин низкий IQ, но это вообще нонсенс. Только представьте себе тот объем движений, который надо держать в голове с привязкой к музыке, образу, движениям партнера на протяжении трехчасового спектакля! А ведь в репертуаре средней балерины таких спектаклей десятки! Так что ежедневная тренировка не только тела, но и головы — это специфика профессии балерины.

Что можете посоветовать юным девушками, которые стоят перед выбором — выбирать ли балет как профессию или нет?

Вот только без обид. Такого вопроса нет! Он сродни вопросу — если некто стоит перед выбором, дышать или не дышать, что можно ему посоветовать? Советуй, не советуй, природа возьмет свое. Никакая воля не справится с инстинктом. Балет — такая штука, что даже случайно туда пришедший человек в течение всего лишь нескольких лет либо выжимается балетной средой из числа учащихся (по совершенно разным причинам физиологического, психологического, финансового, семейного или какого другого характера), либо остается там навсегда. Даже если не поступает в хороший театр. Даже если вынужден закончить свою карьеру. Даже, даже, даже... Но все равно остается. Можно долго пытаться объяснить, почему так происходит, но дело не в причинах, а в результате, в том, что все мы «рабы лампы», пожизненные служители Терпсихоры, богини танца. Кстати, это была моя первая роль в Мариинском театре. «Аполлон» Баланчина. Терпсихора.

реклама
AD