Звезды

Эль Фэннинг — о ролях мечты, продюсерском опыте и отношении к моде

Сухие цифры: шестьдесят ролей в кино, два продюсерских проекта — и все это к 22 годам. Встречайте: Эль Фэннинг. Профессиональная актриса, начинающий фильм­мейкер и новая Екатерина II в сериале «Великая».

реклама
AD

Платье, Zimmermann.

Эль Фэннинг называет себя ветераном Голливуда, и с ней трудно не согласиться. Впервые она снялась, когда еще толком не умела говорить, — в неполные три года во всеми забытом сериале «Похищенные» она сыграла персонажа своей сестры Дакоты (когда нужно было показать героиню в более юном возрасте). В кино она побывала «дочкой» всех главных голливудских звезд в диапазоне от Брэда Питта («Вавилон») до Хоакина Феникса («Запретная дорога»). Фэннинг снималась у Софии Копполы («Где-то», «Роковое искушение») и у ее отца Фрэнсиса Форда Копполы («Между»), у язвительного Вуди Аллена («Дождливый день в Нью-Йорке») и у добрейшего Кэмерона Кроу («Мы купили зоопарк»). Новая высота — роль Екатерины II в сериале «Великая» о юности российской императрицы (выходит 16 мая, 16+). У проекта нет ничего общего ни с двумя российскими проектами последних лет о Екатерине, ни с британским сериалом 2019 года с Хелен Миррен в главной роли. Всего два слова: Тони Макнамара. Сценарист и продюсер «Фаворитки» стал автором «Великой». По словам Фэннинг, получилась «остроумная трагикомедия, имеющая мало общего с исторической правдой».

Жакет, Givenchy; брюки, MM6; ботинки, Dr. Martens; подвески, Tiffany & Co.; на правой руке: кольцо, Cartier; на левой руке: кольцо, Tiffany & Co.

Вы снимаетесь в блокбастерах уровня «Малефисенты» — и следом играете в фестивальном кино вроде «Рокового искушения» и «Неонового демона». Настолько разные проекты требуют от актрисы разного подхода?

На самом деле нет. Где бы я ни снималась, от меня требуется одно: показать нужную эмоцию, и показать ее хорошо. Разница только в усло­виях на площадке. Например, вторую «Малефисенту» мы снимали пять месяцев, и это напоминало маленькую войну: повсюду куча техники, зеленые экраны, декорации, сложная логистика­. Клянусь, раньше я никогда такого не видела. А у Софии (на съемках «Рокового искушения». — Прим. ред.) был другой экстрим. Мы должны были снять полнометражный фильм за 28 дней — то еще испытание, я вам скажу!

Судя по успеху, которого вы достигли, у вас позади­ вообще немало испытаний.

Честно говоря, в этой профессии все сначала кажется непреодолимым. В первый день любых съемок я начинаю думать, что это никогда не закончится. Когда я снималась в сериале «Великая», мне приходилось играть в какой-то шекспировской манере, заучивать огромные куски текста и произносить их очень быстро. Каждый день был новым испытанием.

«Роль мечты — это любая роль в фильме, где я буду играть со своей сестрой Дакотой. Она — самый близкий мне человек».

Это был самый сложный из ваших проектов?

Нет, мой прошлогодний фильм «За мечтой» был для меня в психологическом плане еще сложнее­. Мне хотелось всем доказать, что я хочу и могу петь. В реальной жизни я пела всегда — дома, в школе. А тут впервые делала это перед всем миром. Это опыт, который сложно описать. Я никогда не играла в театре, но предполагаю, что если когда-нибудь выйду на сцену, испытаю похожие чувства. Было страшно, но я показала людям другую, лучшую версию себя.

А какой из ваших фильмов оказал самое сильное влияние на вас как личность?

«Бомба» Салли Поттер. Мне было 13, а я играла 17-летнюю девушку. Мне покрасили волосы в рыжий, я училась имитировать британский акцент. И в итоге на съемках почувствовала, что действительно превратилась в другого человека. Я реально поняла, что это такое — жить чужой жизнью. В результате это перевернуло представления о моей собственной.

Вы когда-нибудь хотели оказаться по другую сторону камеры?

А я только что там была! Я сопродюсер фильма «Все радостные места», который вышел на Netflix в феврале. И в сериале «Великая» — тоже. Собственно, я обошла множество студий и стриминговых компаний, чтобы его запустить. Знаете, в 2018-м моя сестра Дакота сняла короткометражку. Мы много об этом говорили, и тогда я поняла, что у меня тоже полно идей, я могу руководить актерами на площадке, могу делать что-то свое. Как-никак я в этом бизнесе с двух лет. Наверное, я в нем что-то понимаю!

Кейп, Alaïa;

топ, Miu Miu; кольцо, Tiffany & Co.

Когда вы читаете сценарий, вы советуетесь с сестрой? Или с кем-нибудь еще из вашего окружения?

Я все решаю сама и делаю это очень интуитивно. Бывает, я соглашаюсь на роль просто потому, что хочу поработать с каким-то актером или режиссером. Но недавно я поняла одну вещь: если после прочтения сценария у меня много вопросов — это плохой знак. Надо соглашаться, когда сразу хочется участвовать в проекте.

Вы снимаетесь с детства, поэтому логично­ предположить, что вы всегда хотели стать актрисой­. Но был ли у вас план Б?

Да, даже несколько. Ребенком я мечтала стать дизайнером свадебных платьев, потом — певицей. Долгое время я занималась классической хореографией и даже начала думать, что из меня может получиться профессиональная танцовщица. Еще я думала стать флористом, но потом узнала, что они часто работают в холоде, а я очень теплолюбивый человек, я же выросла в Калифорнии. Еще я думала о том, чтобы заняться дизайном интерьеров. С какой стороны ни посмотри — все творческие профессии!

И все же вы актриса. Когда очередные съемки заканчиваются, сложно возвращаться к реальной жизни?

Ох, знаете, многие люди представляют себе­ жизнь и работу актрисы как что-то очень рос­кошное. Думают, что на съемках вокруг тебя­ все носятся, пытаются угодить, а ты повелеваешь. Наверное, можно и так себя вести, но я себя в такой роли не представляю. В Лос-Анджелесе я живу с мамой, но когда снимаюсь за границей — живу одна, хожу в магазин, готовлю себе­ еду. У меня нет ассистентов. Мне не нужно возвращаться к реальной жизни — я и так живу реальной­ жизнью.

«Я не согласна с тем, что у меня не было нормального детства. оно у меня было. просто я ходила в школу, а после уроков — снималась в кино».

Вы известны не только своими ролями, но и модными выходами. Как бы вы сами охарактеризовали­ свои отношения с модой?

Когда я была маленькой, я смотрела все показы, знала всех моделей, собирала картинки с любимыми образами. В школе мы должны были­ носить форму каждый день, кроме пятницы. Целую неделю я придумывала пятничный наряд, но случалось, мои подруги отпускали саркастичные замечания по поводу моей одежды, поэтому я пыталась под них подстраиваться. Много лет спустя я познакомилась с моделью Эбби Ли Кершоу — она научила меня настоящей модельной походке, что мне очень помогло, когда меня пригласили открывать шоу Miu Miu (в 2018 году. — Прим. ред.). Можно сказать, что это была исполнившаяся мечта маленькой ­девочки.

Я так понимаю, эта мечта начала исполняться еще раньше.

Да, мы с брендом знакомы с тех пор, как мне исполнилось 14 лет. Я снималась в нескольких рекламных кампаниях одежды, а потом Миучча Прада предложила мне стать лицом аромата Miu Miu Twist. Естественно, я согласилась.

В свои 22 вы чувствуете себя взрослой? Или вы все еще подросток?

Мне кажется, что во мне есть определенная детскость и это просто черта характера, которая никуда не денется. Но да, я уже взрослая. Хотя никакой мудрости у меня не прибавилось.

Дайте совет: как побороть свои страхи?

Бояться неизведанного — это совершенно нормально. Иногда я сама трясусь от страха перед сложной сценой, но всегда знаю, что надо идти и делать, пробовать. Даже если вы делаете что-то не то, мир не рухнет из-за одного вашего промаха. Он выдержит — и вы тоже.

Фото: Tung Walsh

Текст: Sarah Di Bona

Стиль: Nora Bordjah.

Макияж: Erin Ayanian Monroe/Cloutier Remix.

Прическа: Ken O’Rourke/Premier Hair and Make-Up.

Ассистенты стилиста: Camille Duclos, Lottie Franklin.

реклама
AD