Тенденции

Природа вещей: стиль Ольги Свибловой

Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова рассказала о любви к японским и бельгийским дизайнерам и о бусах, названных ее именем.

реклама
AD
Колготки с вызовом
Во времена моего детства девочки носили чулки, которые заканчивались чуть выше колен, и уродливые баевые штаны на резинках. Моя мама сама шила мне колготки и красила их в разные цвета. В первом классе нас принимали в октябрята. Класс делили на отряды («звездочки»), и каждая «звездочка» выбирала санитарок. Учительница, которая меня очень не любила, поставила меня на стол, задрала мне юбку и задала классу вопрос, можно ли быть санитаркой в зеленых колготках. Санитаркой меня не выбрали. Вечером я в слезах спросила у мамы, почему она одела меня не как всех. А она ответила: «Учись быть собой и ни на кого не оглядываться». Это был первый урок самоопределения.
Прививка вкуса
Мама, преподаватель немецкого языка, всегда была красиво одета. С детства она брала меня на модные показы в ГУМ, на Кузнецкий Мост. По турпутевкам, на которые семья копила деньги целый год, мама ездила в ГДР и другие соцстраны. Из каждой поездки она привозила мне обновки. Я с детства ничего не выбрасываю – в моем гардеробе есть вещи, которые я шила себе сама, мамины платья, которые я старательно переделывала. Вещи – часть меня. Помню, в ателье не сшили в срок мой наряд для выпускного. Мы с мамой побежали в комиссионный на улицу Герцена и купили дивное платье (как выяснилось 20 лет спустя – Issey Miyake). Я надевала его и на вступительные экзамены, и когда выходила замуж. Сейчас оно превратилось в кофточку. Тот комиссионный служил мне больше десяти лет, когда я, бедная студентка и аспирантка, не могла позволить себе покупку за 15 рублей. До сих пор люблю секонд-хенды и нахожу в них ­чудесные вещи.
Мой гардероб
Я не рассматриваю одежду как нечто, связанное с сезоном или модой. Я могу носить вещи по 20 лет, потому что покупаю не просто одежду – я покупаю кусок самой себя, своей души, своего куража. Целенаправленного шопинга у меня не бывает, разве что в моменты депрессии. Tогда я иду в самый дешевый магазин, чтобы не заплатить за лечение слишком дорого. Мне нравится черный цвет – он гениально маскирует усталость. Белый тоже люблю, но он маркий. Мне всегда жалко надевать белое. Иногда хочется «выйти в цвет», но не получается. В любом городе мира я покупаю одни и те же марки – любимых бельгийцев и японцев. Перед покупкой, зная, что придется воспользоваться кредиткой мужа, звоню ему и рассказываю, что уже 20 лет не была в парикмахерской. Он спрашивает: «Опять в Issey Miyake? Купи. Это не одежда, это искусство».
Стеклянные бусы
Я с детства люблю побрякушки и шарфики. Много лет назад я делала свой первый художественный проект в Венеции. Открытие близилось, а выставка не складывалась. Удрученная, я пошла в фонд Гуггенхайма и по дороге увидела витрину, в которой были выставлены прозрачные бусы – черные и белые «мыльные пузыри». Я тут же зашла – люблю минимализм, пустоту и прозрачность. Это был новый бутик сестер Марианны и Сюзанны Сент – дизайнеров, которые делают украшения из стекла. Я скупила почти весь ассортимент и первой вывезла эти украшения за пределы Венеции. Свои «мыльные пузыри» сестры Сент назвали моим именем. Кстати, тот проект завершился удачно.
Лицо и фигура
Выходя из дома, я всегда делаю макияж – это как вторая кожа. Уже много лет я пользуюсь одной и той же крем-пудрой Diorskin Forever, губной помадой Dior Addict и карандашом для губ от Body Shop. Крашусь быстро – за 5–7 минут. Даже если мне предстоит общаться с телекамерами, никогда не подпускаю к себе гримера. Последние годы я почти не успеваю ходить к косметологу. Иногда утром, пока пью кофе, делаю увлажняющую или лифтинг-маску от Estée Lauder. На ночь наношу сыворотку La Mer. Есть мне особенно некогда. Утром – несколько ложек геркулеса с медом и лимонным соком. Днем чаще всего перехватываю кусок сыра с сухофруктами. Но спать голодная не ложусь – в два-три ночи часто готовлю салат из огурцов, помидоров и зелени с оливковым маслом. Каникулы провожу с мужем во Франции. Он великолепно готовит и приучает меня есть три раза в день. В Москве два-три набранных килограмма моментально улетучиваются.

реклама
AD